Аналитическая философия

АНАЛИТИ́ЧЕСКАЯ ФИЛОСО́ФИЯ

Аналитическая философия

Авторы: А. Ф. Грязнов

АНАЛИТИ́ЧЕСКАЯ ФИЛОСО́ФИЯ, до­ми­ни­рую­щее на­прав­ле­ние в анг­лоя­зыч­ной фи­ло­со­фии 20 в. В ши­ро­ком смыс­ле – оп­ре­дел. стиль фи­лос. мыш­ле­ния, ха­рак­те­ри­зую­щий­ся та­ки­ми ка­че­ст­ва­ми, как стро­гость, точ­ность ис­поль­зуе­мой тер­ми­но­ло­гии, ос­то­рож­ное от­но­ше­ние к фи­лос. обоб­ще­ни­ям и спе­ку­ля­тив­ным рас­су­ж­де­ни­ям. Для фи­ло­со­фов ана­ли­тич.

ори­ен­та­ции сам про­цесс ар­гу­мен­та­ции и его струк­ту­ра не ме­нее важ­ны, чем дос­ти­гае­мый с их по­мо­щью ре­зуль­тат; мно­гие из них при этом опи­ра­ют­ся на фор­маль­ную (ма­те­ма­тич.) ло­ги­ку, эм­пи­ри­ст­скую эпи­сте­мо­ло­гию и дан­ные нау­ки. Язык рас­смат­ри­ва­ет­ся не толь­ко как важ­ное сред­ст­во из­ло­же­ния фи­лос.

идей, но и как са­мо­стоя­тель­ный объ­ект ис­сле­до­ва­ния. А. ф. не пред­став­ля­ет со­бой це­ло­ст­ной шко­лы, ори­ен­ти­рую­щей­ся на еди­но­об­раз­но сфор­му­ли­ро­ван­ный на­бор прин­ци­пов, так что, ско­рее, мож­но го­во­рить об ана­ли­тич. дви­же­нии в фи­ло­со­фии (по ана­ло­гии, напр., с фе­но­ме­но­ло­гич.

дви­же­ни­ем), в рус­ле ко­то­ро­го сфор­ми­ро­ва­лась пре­об­ла­даю­щая па­ра­диг­ма фи­лос. ра­цио­наль­но­сти 20 в.

Исторические корни

Чер­ты ана­ли­ти­ко-ра­цио­на­ли­стич. сти­ля фи­ло­соф­ство­ва­ния об­на­ру­жи­ва­ют­ся в со­кра­ти­че­ской ин­дук­ции, пла­то­нов­ской диа­лек­тике, в ари­сто­те­лев­ских «Ана­ли­ти­ках», в се­ман­тич. иде­ях со­фис­тов и стои­ков. Ср.-век.

схо­ла­стич. трак­та­ты и дис­пу­ты яв­ля­ют­ся яр­ким при­ме­ром до­ка­за­тель­но­сти, ана­ли­тич­но­сти и кон­цеп­ту­аль­ной стро­го­сти. Осо­бен­но сле­ду­ет от­ме­тить ло­ги­ко-се­ман­тич. идеи брит. схо­ла­стов Дун­са Ско­та и У. Ок­ка­ма.

В Но­вое вре­мя пре­им. вни­ма­ние к язы­ко­вой и эпи­сте­мо­ло­гич. сто­ро­не фи­лос. дея­тель­но­сти ста­ло от­ли­чи­тель­ной чер­той англ. фи­ло­со­фии. В кри­тич. эпи­сте­мо­ло­гии Ф. Бэ­ко­на «идо­лы рын­ка (пло­ща­ди)», пре­пят­ст­вую­щие по­зна­нию ис­ти­ны, воз­ни­ка­ют в ре­зуль­та­те бес­по­ря­доч­ной ре­че­вой ком­му­ни­ка­ции.

Клас­си­фи­ка­ция язы­ко­вых зна­ков Т. Гоб­бса ле­жит в ос­но­ве его ана­ли­ти­ко-син­те­тич. ме­то­до­ло­гии ис­сле­до­ва­ния ес­теств. и ис­кусств. тел (в т. ч. го­су­дар­ст­ва). Вы­дви­ну­тый Дж. Лок­ком прин­цип пси­хо­ло­гич.

ато­миз­ма (мыш­ле­ние пред­ста­ёт как ком­би­ни­ро­ва­ние ис­ход­ных эле­мен­тов чув­ст­вен­но­сти – «про­стых идей») был раз­вит Дж.

 Берк­ли, рас­смат­ри­вав­шим все ве­щи и яв­ле­ния как ком­би­на­ции идей-ощу­ще­ний, ис­точ­ни­ком ко­то­рых яв­ля­ет­ся Выс­шее су­ще­ст­во (ре­аль­ная при­чин­ная связь за­ме­не­на у Берк­ли зна­ко­вы­ми от­но­ше­ния­ми ме­ж­ду груп­па­ми ощу­ще­ний). В бо­лее по­сле­до­ва­тель­ной фе­но­ме­на­ли­ст­ской док­три­не Д.

 Юма един­ст­вен­ный вид ре­аль­но­сти – сфе­ра пер­цеп­ту­аль­но­го опы­та – пред­став­ле­на как слож­ная ас­со­циа­тив­ная ком­бинация «впе­чат­ле­ний» и их ко­пий – идей. Ли­нию Юма и др. брит. эм­пи­ристов-ана­ли­ти­ков про­дол­жил в 19 в. Дж. С. Милль, усо­вер­шен­ст­во­вав­ший ло­ги­ко-ин­дук­тив­ные про­це­ду­ры фи­ло­со­фии и ме­то­до­ло­гии нау­ки.

Важ­ный вклад в фор­ми­ро­ва­ние ана­ли­тич. сти­ля фи­ло­соф­ст­во­ва­ния вне­сли та­кие пред­ста­ви­те­ли «кон­ти­нен­таль­ной» ев­роп. фи­ло­со­фии, как Р. Де­карт, раз­ра­бо­тав­ший но­вую мо­дель соз­на­ния (фи­ло­со­фы-ана­ли­ти­ки счи­та­ют его ос­но­ва­те­лем фи­ло­со­фии соз­на­ния в совр.

по­ни­ма­нии), Г. В. Лейб­ниц, соз­дав­ший ло­гич. тео­рию от­но­ше­ний, И. Кант, транс­цен­ден­таль­ная ар­гу­мен­та­ция ко­то­ро­го ста­ла для фи­ло­со­фов-ана­ли­ти­ков од­ним из из­люб­лен­ных приё­мов рас­су­ж­де­ния и до­ка­за­тель­ст­ва, Ф. Брен­та­но с его иде­ей ин­тен­цио­наль­но­сти соз­на­ния.

Логический атомизм 1910–20-х годов

У ис­то­ков А. ф. стоя­ли нем. ло­гик и фи­ло­соф Г. Фре­ге («О смыс­ле и зна­че­нии», 1892) и англ. фи­ло­со­фы Дж. Э. Мур и Б. Рас­сел, вы­сту­пив­шие в 1898 с рез­кой кри­ти­кой бри­тан­ско­го аб­со­лют­но­го идеа­лиз­ма, мо­ни­стич. кон­цеп­ции ко­то­ро­го они про­ти­во­пос­та­ви­ли плю­ра­лизм, а прин­ци­пу хо­лиз­ма (це­ло­ст­но­сти) – ато­мизм.

Со­глас­но Рас­се­лу (лек­ции «Фи­ло­со­фия ло­гич. ато­миз­ма», 1918, и ст. «Ло­ги­чес­кий ато­мизм», 1924), Все­лен­ная со­сто­ит из отд. эле­мен­тов («ато­мов»), ко­то­рые име­ют ло­гич. ха­рак­тер и да­лее не­раз­ло­жи­мы, в от­ли­чие от слож­ных объ­ек­тов («ло­гич.

фик­ций») яв­ля­ют­ся аб­со­лют­но про­сты­ми и всту­па­ют во внеш­ние (функ­цио­наль­ные) от­но­ше­ния друг с дру­гом. «Ато­мы» обо­зна­ча­ют­ся в язы­ке с по­мо­щью «ло­ги­че­ски соб­ст­вен­ных имён», ука­зы­ваю­щих на объ­ек­ты в ми­ре, ко­то­рые да­ны в не­по­сред­ст­венном «зна­нии-зна­ком­ст­ве». Пре­де­лом ло­гич.

ана­ли­за яв­ля­ют­ся эле­мен­тар­ные вы­ска­зы­ва­ния («ато­мар­ные пред­ло­же­ния»), ко­то­рые фик­си­ру­ют эле­мен­тар­ные фак­ты (об­ла­да­ние еди­нич­ной ве­щью, не­ко­то­рым свой­ст­вом или же на­ли­чие не­ко­то­ро­го от­но­ше­ния). С по­мо­щью ло­гич.

свя­зок ато­мар­ные пред­ло­же­ния со­еди­ня­ют­ся в мо­ле­ку­ляр­ные, ко­то­рые са­ми по се­бе не су­ще­ст­ву­ют (ибо ни­что в ми­ре не со­от­вет­ст­ву­ет сло­вам «и», «или», «ес­ли») и суть функ­ции ис­тин­но­сти вхо­дя­щих в них ато­мар­ных пред­ло­же­ний.

У Л. Вит­ген­штей­на пе­рио­да его «Ло­ги­ко-фи­ло­соф­ско­го трак­та­та» (1921) эле­мен­там язы­ка («име­нам») так­же со­от­вет­ст­ву­ют эле­мен­ты ре­аль­но­сти («объ­екты») как их се­ман­тич. зна­че­ния.

Со­еди­не­ние «объ­ек­тов» да­ёт эле­мен­тар­ные фак­ты («по­ло­же­ния дел»), обо­зна­чае­мые с по­мо­щью эле­мен­тар­ных пред­ло­же­ний, ко­то­рые, как и эле­мен­тар­ные фак­ты, аб­со­лют­но не­за­ви­си­мы друг от дру­га. Спо­соб­ность язы­ка обо­зна­чать «фак­ты» оп­ре­де­ля­ет­ся его внут­рен­ней ло­гич. струк­ту­рой.

В этом смыс­ле гра­ни­цы язы­ка сов­па­да­ют с гра­ни­ца­ми «ми­ра», а всё, что ока­зы­ва­ет­ся за пре­де­ла­ми «ми­ра фак­тов» и фор­му­ли­ру­ется в ви­де ме­та­фи­зич., ре­лиг., этич., эс­те­тич. пред­ло­же­ний, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся в «Ло­ги­ко-фи­ло­соф­ском трак­та­те» как «мис­ти­че­ское» и «не­вы­ра­зи­мое».

Про­грамм­ная ус­та­нов­ка Б. Рас­се­ла и Вит­ген­штей­на пред­по­ла­га­ла по­строе­ние ло­ги­че­ски со­вер­шен­но­го язы­ка, вы­яв­ляю­ще­го ло­гич. фор­му на­уч. вы­ска­зы­ва­ний.

Логический позитивизм 1930–40-х годов

Без­гра­нич­ная уве­рен­ность в воз­мож­но­стях но­во­го ме­то­да ана­ли­за, в ос­но­ве ко­то­ро­го ле­жа­ли дос­ти­же­ния ма­те­ма­тич. ло­ги­ки, по­лу­чи­ла ещё бо­лее яр­кое вы­ра­же­ние в 1930-е гг. в тру­дах фи­ло­со­фов и учё­ных, вхо­див­ших в Вен­ский кру­жок (М. Шлик, Р. Кар­нап, О. Ней­рат, Ф.

 Вайс­ман, К. Гё­дель и др.), в Ве­ли­ко­бри­та­нии – в ра­бо­тах А. Ай­е­ра. Этот этап раз­ви­тия А. ф. по­лу­чил на­зва­ние ло­гич. по­зи­ти­виз­ма в свя­зи с от­ка­зом его пред­ста­ви­те­лей от тра­диц. он­то­ло­гии и фи­лос. тео­рии во­об­ще в поль­зу ло­ги­ко-се­мио­тич.

дея­тель­но­сти по про­яс­не­нию тер­ми­нов и пред­ло­же­ний язы­ка нау­ки. Идеи ло­гич. по­зи­ти­виз­ма бы­ли близ­ки мно­гим пред­ста­ви­те­лям львов­ско-вар­шав­ской шко­лы (Я. Лу­ка­се­вич, А. Тар­ский, К. Ай­ду­ке­вич и др.), а так­же свя­зан­но­го с Вен­ским круж­ком бер­лин­ско­го Об-ва эм­пи­рич.

фи­ло­со­фии (Х. Рей­хен­бах и др.).

В ос­но­ве про­грам­мы Вен­ско­го круж­ка ле­жа­ла док­три­на ве­ри­фи­ка­цио­низ­ма, со­глас­но ко­то­рой зна­че­ние пред­ло­же­ния, фра­зы или отд. тер­ми­на оп­ре­де­ля­ет­ся спо­со­бом его опыт­ной про­вер­ки – ве­ри­фи­ка­ции. Вна­ча­ле пред­по­ла­га­лась пря­мая ве­ри­фи­ка­ция на­уч.

ут­вер­жде­ний в не­по­сред­ст­вен­ном чув­ст­вен­ном опы­те субъ­ек­та, фик­си­руе­мом с по­мо­щью т. н. про­то­коль­ных пред­ло­же­ний. Воз­ни­кав­шие при этом труд­но­сти (напр., не­воз­мож­ность ве­ри­фи­ка­ции все­об­щих на­уч. за­ко­нов или ут­вер­жде­ний о про­шлых со­бы­ти­ях и т. п.

) при­ве­ли в даль­ней­шем к от­ка­зу от тре­бо­ва­ния пря­мой ве­ри­фика­ции и за­ме­не его прин­ци­пи­аль­ной ве­ри­фи­ци­руе­мо­стью, ус­та­нав­ли­ваю­щей на­уч. ос­мыс­лен­ность пред­ло­же­ний (т. е. их спо­соб­ность быть ли­бо ис­тин­ны­ми, ли­бо лож­ны­ми). Все ос­таль­ные пред­ло­же­ния бы­ли от­не­се­ны к раз­ря­ду не­ос­мыс­лен­ных, в т. ч.

ут­вер­жде­ния тра­диц. фи­ло­со­фии («ме­та­фи­зи­ки»), ко­то­рая трак­то­ва­лась как не­аде­к­ват­ное вы­ра­же­ние ир­ра­цио­наль­но­го «чув­ст­ва жиз­ни» (Р. Кар­нап).

Рез­ко раз­де­ляя зна­ние ло­ги­ко-ма­те­ма­ти­че­ское, ко­то­рое рас­смат­ри­ва­лось как ана­ли­ти­че­ское и ап­ри­ор­ное, и зна­ние эм­пи­ри­че­ское (син­те­ти­че­ское, фак­ту­аль­ное), ло­гич. по­зи­ти­ви­сты от­вер­га­ли кан­тов­ское по­ня­тие ап­ри­ор­но­го син­те­тич. зна­ния. Пер­во­на­чаль­но от­да­вая пред­поч­те­ние ло­ги­ко-син­так­сич.

ана­ли­зу язы­ка нау­ки, в даль­ней­шем пред­ста­ви­те­ли ло­гич. по­зи­ти­виз­ма пе­ре­не­сли ак­цент на ло­ги­ко-се­ман­тич. ана­лиз. Стрем­ле­ние соз­дать уни­фи­ци­ро­ван­ную сис­те­му разл. об­лас­тей зна­ния при­ве­ло Кар­на­па и О. Ней­ра­та в кон. 30-х – нач. 40-х гг.

к вы­дви­же­нию фи­зи­ка­ли­ст­ской про­грам­мы, пред­по­ла­гав­шей опи­са­ние дан­ных разл. на­ук на ин­тер­субъ­ек­тив­ном язы­ке фи­зи­ки, что долж­но бы­ло спо­соб­ст­во­вать уни­фи­ка­ции на­уч. зна­ния. Пе­ред 2-й ми­ро­вой вой­ной мно­гие пред­ста­ви­те­ли ло­гич. по­зи­ти­виз­ма эмиг­ри­ро­ва­ли из кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы в США и Ве­ли­ко­бри­та­нию, спо­соб­ст­вуя рас­про­стра­не­нию там сво­его уче­ния.

В кон. 1950-х гг. док­три­на ло­гич. по­зи­ти­виз­ма бы­ла под­верг­ну­та кри­ти­ке в рам­ках са­мой А. ф. амер. фи­ло­со­фа­ми У. Ку­ай­ном, Г. Н. Гуд­ме­ном, У. Сел­лар­сом и др. с по­зи­ций праг­ма­тиз­ма. Ре­шаю­щее зна­че­ние име­ло оп­ро­вер­же­ние Ку­ай­ном раз­гра­ни­че­ния т. н. ана­ли­тич. пред­ло­же­ний (т. е.

пред­ло­же­ний ло­ги­ки и ма­те­ма­ти­ки, за­ви­ся­щих толь­ко от зна­че­ния со­став­ляю­щих их тер­ми­нов) и син­те­тич. (эм­пи­рич.) пред­ло­же­ний, ос­но­вы­ваю­щих­ся на фак­тах. Ку­айн от­верг так­же прин­цип ве­рифи­ци­руе­мо­сти зна­че­ния, тре­бую­щий под­твер­жде­ния или от­ри­ца­ния ка­ж­до­го отд.

утвер­жде­ния, по­сколь­ку счи­тал оши­боч­ным рас­смат­ри­вать изо­ли­ро­ван­ные пред­ло­же­ния, от­вле­ка­ясь от их ро­ли в кон­тек­сте язы­ко­вой сис­те­мы или тео­рии. Это­му под­хо­ду он про­ти­во­пос­та­вил хо­ли­стич. ус­та­нов­ку: про­вер­ке в нау­ке под­ле­жит сис­те­ма взаи­мо­свя­зан­ных пред­ло­же­ний тео­рии, а не отд.

пред­ло­же­ния или ги­по­те­зы.

Философия лингвистического анализа

Фи­ло­со­фия лин­гвис­ти­че­ско­го ана­ли­за по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние в Ве­ли­ко­бри­та­нии и США в 1930–60-е гг. Она свя­за­на с фи­лос. ана­ли­зом ес­теств. язы­ка, ме­тод ко­то­ро­го был впер­вые раз­ра­бо­тан Дж. Э.

 Му­ром в це­лях пе­ре­во­да (или пе­ре­фра­зи­ров­ки) не­яс­ных, вво­дя­щих в за­блу­ж­де­ние вы­ра­же­ний в дру­гие, бо­лее яс­ные вы­ра­же­ния ес­теств. язы­ка. При этом пе­ре­во­ди­мые вы­ра­же­ния долж­ны бы­ли ос­та­вать­ся си­но­ни­мич­ны­ми. Др. важ­ным ис­точ­ни­ком для воз­ник­но­ве­ния лин­гвис­тич. фи­ло­со­фии яви­лось уче­ние позд­не­го Л.

 Вит­ген­штей­на, от­ка­зав­ше­го­ся с кон. 1920-х гг. от вы­яв­ле­ния ап­ри­ор­ной струк­ту­ры язы­ка и по­ни­ма­ния зна­че­ния как обо­зна­чае­мого сло­вом объ­ек­та. Со­глас­но вы­дви­ну­той им но­вой кон­цеп­ции, сло­ва по­лу­ча­ют зна­че­ние толь­ко в про­цес­се их упот­реб­ле­ния в оп­ре­де­лён­ном кон­тек­сте (т. н.

язы­ко­вые иг­ры, пред­став­ляю­щие со­бой взаи­мо­пе­ре­пле­те­ние разл. форм че­ло­ве­че­ской ак­тив­но­сти и вы­сту­паю­щие для че­ло­ве­ка как его «фор­мы жиз­ни») и в со­от­вет­ст­вии с при­ня­ты­ми в «лин­гвис­тич. со­об­ще­ст­ве» пра­ви­ла­ми. С точ­ки зре­ния Вит­ген­штей­на и его по­сле­до­ва­те­лей из Кем­бридж­ско­го ун-та, фи­лос.

за­блу­ж­де­ния уст­ра­ня­ют­ся пу­тём про­яс­не­ния и де­таль­но­го опи­са­ния ес­теств. спо­со­бов упот­реб­ле­ния слов и вы­ра­же­ний, вклю­че­ния их в ор­га­ни­че­ски при­су­щие им кон­тек­сты че­ло­ве­че­ской ком­му­ни­ка­ции.

Раз­ви­вая «те­ра­пев­ти­че­ское» по­ни­ма­ние за­дач ана­ли­за по уст­ра­не­нию «ме­та­фи­зи­че­ских» за­блу­ж­де­ний, ко­ре­ня­щих­ся в не­осоз­нан­ных мо­ти­вах и уст­рем­ле­ни­ях, пред­ста­ви­те­ли кем­бридж­ской шко­лы (Дж. Уиз­дом, М. Ла­зе­ро­виц, Э. Эм­бро­уз) сбли­жа­ли в этом от­но­ше­нии фи­ло­соф­ско-лин­гвис­тич. ана­лиз с пси­хо­ана­ли­зом.

С кон. 1940-х гг. боль­шое влия­ние при­об­ре­ли пред­ста­ви­те­ли т. н. окс­форд­ской шко­лы фи­ло­со­фии «обы­ден­но­го язы­ка» (Г. Райл, Дж. Ос­тин, П. Стро­сон, Р. Хе­ар), ко­то­рые вве­ли в обо­рот но­вый ка­те­го­ри­аль­ный ап­па­рат для ана­ли­за язы­ко­вой ком­му­ни­ка­ции.

Вы­дви­ну­тая Ос­ти­ном тео­рия «ре­че­вых ак­тов» – свое­об­раз­ный син­тез фи­ло­со­фии и лин­гвис­ти­ки («лин­гвис­тич. фе­но­ме­но­ло­гия») – по­лу­чи­ла раз­ви­тие в т. н. ил­ло­ку­тив­ной ло­ги­ке амер. ана­ли­ти­ка Дж. Сёр­ла, трак­тую­ще­го ре­че­вые ак­ты как ин­тен­цио­наль­ные дей­ст­вия го­во­ря­ще­го. Г.

 Райл ви­дел за­да­чу ана­ли­за в уст­ра­не­нии «ка­те­го­ри­аль­ных оши­бок», про­ис­те­каю­щих из не­оп­рав­дан­но­го сме­ше­ния внеш­них форм язы­ко­вых вы­раже­ний с их ло­гич. (ка­те­го­ри­аль­ной) струк­ту­рой.

Так, в опи­са­нии ак­тов со­зна­ния с по­мо­щью су­ще­ст­ви­тель­ных Райл ус­мат­ри­вал ис­точ­ник оши­боч­но­го по­ни­ма­ния соз­на­ния как осо­бой ду­хов­ной суб­стан­ции, а не как функ­ции, фик­си­руе­мой в ви­де ло­гич. кон­ст­рук­ций на­блю­дае­мых ре­ак­ций по­ве­де­ния («ло­гич. би­хе­вио­ризм»). В це­лом сто­рон­ни­ки фи­ло­со­фии лин­гвис­тич.

ана­ли­за, с их при­сталь­ным вни­ма­ни­ем к тон­чай­шим ню­ан­сам упот­реб­ле­ния язы­ко­вых вы­ра­же­ний, в от­ли­чие от ло­гич. по­зи­ти­ви­стов, не при­зы­ва­ли к «усо­вер­шен­ст­во­ва­нию» ес­теств. язы­ка по об­раз­цу фор­ма­ли­зо­ван­ных ло­гич. язы­ков или язы­ков нау­ки.

Аналитическая философия во 2-й половине 20 века

К нач. 1960-х гг. А. ф. пре­одо­ле­ла своё пер­во­на­чаль­ное не­га­тив­но-кри­тич. от­но­ше­ние к тра­диц. фи­лос. про­бле­ма­ти­ке (про­грам­ма «де­ск­рип­тив­ной ме­та­фи­зи­ки» П. Стро­со­на и др.), на­стаи­вая лишь на стро­гом ло­ги­ко-кон­цеп­туаль­ном ана­ли­зе и по­вы­шен­ном вни­ма­нии к ме­то­дам и сред­ст­вам фи­лос. обос­но­ва­ния. А. ф.

всё боль­ше пре­тен­до­ва­ла на роль ме­та­фи­лос. док­три­ны, спо­соб­ной ас­си­ми­ли­ро­вать идеи дру­гих фи­лос. на­прав­ле­ний и быть уни­вер­саль­ным язы­ком фи­лос. об­су­ж­де­ния. Кон­цеп­ту­аль­ное яд­ро А. ф. по-преж­не­му со­став­ля­ли на­уч. про­грам­мы, раз­ра­ба­ты­вае­мые в фи­ло­со­фии язы­ка, со­хра­няю­щей пре­им.

ин­те­рес к про­бле­ме зна­че­ния. Из­ме­не­ние при­ори­те­тов в ис­сле­до­ва­ни­ях язы­ка (пе­ре­ход от по­строе­ния спец. фор­ма­ли­зо­ван­ных язы­ков к ана­ли­зу ес­теств. язы­ков, ак­цент на ком­му­ни­ка­тив­ной, а не опи­са­тель­ной функ­ции язы­ка и т. п.) оп­ре­де­лил ин­тен­сив­ный по­иск но­вых под­хо­дов к ре­ше­нию этой про­бле­мы (Д.

 Дэ­вид­сон, М. Дам­мит, С. Крип­ке, Х. Пат­нэм, П. Грайс и др.). Важ­ные по­зи­ции в А. ф. со­хра­ня­ли эпи­сте­мо­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния, ори­ен­ти­ро­ван­ные гл. обр. на ана­лиз про­бле­мы зна­ния, его струк­ту­ры и спо­со­бов обос­но­ва­ния (А. Ай­ер, Э. Гет­ти­ер и др.). Фи­ло­со­фия нау­ки в 1960–70-е гг. яви­лась гл. аре­ной фи­лос.

дис­кус­сий во­круг про­бле­мы раз­ви­тия на­уч. зна­ния (К. Поп­пер и др.). Вме­сте с тем всё боль­ший вес при­об­ре­та­ли та­кие ана­ли­тич. дис­ци­п­ли­ны, как фи­ло­со­фия со­зна­ния (со­став­ляю­щая часть бо­лее об­щей «фи­ло­со­фии пси­хо­ло­гии»), фи­лосо­фия дей­ст­вия, фи­ло­со­фия мо­ра­ли, фи­ло­со­фия ло­ги­ки, по­ли­тич. фи­ло­со­фия и др.

В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 20 в. фи­ло­со­фия соз­на­ния ста­ла на­стоя­щим эпи­цен­тром фи­лос. ис­сле­до­ва­ний, от­лича­ясь бо­га­тым спек­тром под­хо­дов к объ­яс­не­нию соз­на­ния – от ма­те­риа­листич. «тео­рии пси­хо­фи­зич. то­ж­де­ст­ва» (Д. Арм­ст­ронг, Дж. Смарт, Дэ­вид­сон и др.) и функ­цио­на­лиз­ма (Пат­нэм, Д. Льюис, Дж. Фо­дор и др.

) до тео­рии «не­эли­ми­ни­ру­е­мой субъ­ек­тив­но­сти» (Дж. Сёрл) и дуа­лиз­ма фи­зич. и пси­хич. свойств (Стро­сон, «двух­ас­пект­ная тео­рия» Т. На­ге­ля, и др.). В 1970-х гг. рез­ко воз­рос ин­те­рес к мо­раль­но-по­литич. про­бле­ма­ти­ке в свя­зи с об­су­ж­дени­ем фи­лос. ос­но­ва­ний ли­бе­ра­лиз­ма (Дж. Ролз, Р. Но­зик и др.

) и по­яв­ле­ни­ем «при­клад­ной эти­ки» (био­эти­ки, мед. эти­ки, де­ло­вой эти­ки и т. д.).

Од­но­вре­мен­но стре­ми­тель­но рос­ло ко­ли­че­ст­во при­вер­жен­цев А. ф. Ук­ре­п­ляя и рас­ши­ряя свои по­зи­ции в анг­ло­сак­сон­ском ми­ре (Ве­ли­ко­бри­та­ния, США, Ка­на­да, Ав­ст­ра­лия, Но­вая Зе­лан­дия), А. ф.

ут­вер­ди­лась так­же в ка­че­ст­ве ве­ду­ще­го фи­лос. на­прав­ле­ния в Сканд. стра­нах и Ни­дер­лан­дах; её влия­ние ощу­ща­лось да­же в стра­нах с иной силь­ной нац. фи­лос. тра­ди­ци­ей (Гер­ма­ния, Фран­ция, Ин­дия и др.).

Источник: https://bigenc.ru/philosophy/text/1820103

аналитическая философия – это… Что такое аналитическая философия?

Аналитическая философия

        АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — расплывчатый и многозначный термин, служащий чаще всего для обозначения определенного стиля философствования. Словосочетание А. ф.

создает впечатление, будто это некое философское направление, некая философская школа, существующая наряду с материализмом, позитивизмом, феноменологией и т.п.

Однако это впечатление обманчиво, ибо философы-аналитики могут принадлежать к самым разным философским течениям, направлениям, школам: быть материалистами, идеалистами, позитивистами, рационалистами или эмпириками.

Философы-аналитики могут рассматривать самые разные философские проблемы — от вопросов онтологии и теории познания до вопросов эстетики и политики. Поэтому А. ф. характеризуется не позициями или точками зрения, не кругом рассматриваемых проблем, а, скорее, особым подходом к обсуждению и решению этих проблем специфическим стилем философствования.

        Какие же черты, особенности характеризуют аналитический стиль философского мышления? По-видимому, наиболее важной чертой аналитического подхода является стремление к доказательности и обоснованности высказываемых утверждений.

Очень часто философ-аналитик опирается на теорию доказательства, разработанную современной логикой, и обращает особое внимание на логические схемы рассуждений и непротиворечивость своих построений, Однако рациональное обоснование утверждений далеко выходит здесь за рамки дедуктивной логики и может включать в себя ссылку на факты или на данные науки, на совместимость выдвигаемых положений с какими-то признанными утверждениями, на взаимосвязь утверждений и на целостность всей системы. Обоснование или опровержение каких-то положений занимают столь большое место в А. ф., что основным результатом аналитического исследования часто является нахождение нового аргумента в защиту какой-то позиции или, напротив, для ее опровержения. С этой точки зрения предшественниками А. ф. были Декарт и Бэкон, Локк и Лейбниц, Юм и Кант, Больцано и Милль.

        Вторая особенность аналитического стиля мышления состоит в пристальном внимании к используемому языку. Этот «лингвистический поворот» ясно обозначился у Г. Фреге, Б. Рассела и Дж. Мура. Символической датой рождения А. ф.

можно считать 1879, когда была опубликована работа Фреге «Begriffsschrift», в которой он предложил новый символический язык для более точного выражения мысли. В А. ф. язык считается не только важнейшим средством исследования и выражения его результатов, но и предметом философского анализа. Напр.

, представители логического позитивизма главную задачу философии видели в анализе языка науки. Л. Витгенштейн в поздний период своего творчества полагал, что все философские проблемы порождаются в результате злоупотребления языком и могут быть решены за счет уточнения употребления языковых выражений. И хотя представители А. ф. второй половины 20 в.

уже не считали язык основным предметом своего рассмотрения, тем не менее внимание к языку, к точности и ясности понятий остается характерной особенностью аналитического направления.

        Можно было бы сказать и так, что А. ф. отличается тем, что она выражает свои идеи предложениями, а не текстами.

Аналитический философ стремится к тому, чтобы каждое его предложение имело точный и ясный смысл и было рационально обосновано, чтобы между высказываемыми им предложениями существовали определенные логические связи, чтобы вся совокупность его предложений была внутренне непротиворечивой. Это отличает А. ф., напр.

, от философии Ницше, Бергсона, Ясперса и Хайдеггера, от философии французского постмодернизма. Философы последнего типа создают тексты. Отдельные их предложения, вырванные из текста, часто не имеют никакого смысла. Идеи внушаются читателю именно всем текстом, а не выражаются отдельными предложениями.

        Стремление к точности выражений и к рациональному обоснованию выдвигаемых положений лежит в основе некоторых других, быть может не столь важных, особенностей А. ф. Ее представители часто проявляли и проявляют интерес к логике и логической семантике.

Многие из них интересуются теориями значения языковых выражений, проблемами синонимии, дихотомии аналитического—синтетического, связью языка и мышления и т.п. Здесь они вступают в тесный контакт с лингвистами и психологами. А. ф.

всегда ориентировалась на науку и на научные способы обоснования. Поэтому почти все представители философии науки от Э. Маха до П. Фейерабенда принадлежат к аналитическому направлению.

Аналитические философы стараются избегать спекулятивных, бездоказательных построений, опирающихся на эмоции, на идеологические или политические соображения.

        Исторический очерк. Иногда аналитическую философию определяют «остенсивно» — посредством указания на философов, работам которых присущи перечисленные выше черты. Большинство исследователей склоняются к мысли о том, что аналитический способ философствования в узком смысле этого слова возникает в трудах Г. Фреге, Б. Рассела и Дж. Мура.

Фреге предпринял анализ языка математики и логики, предложил теорию значения языковых выражений, сохранившую свою ценность до наших дней, выдвинул программу выведения математики из немногих аксиом логики.

Рассел создал теорию дескрипций, позволившую устранить из числа имен выражения, относящиеся к несуществующим объектам, такие как «Пегас» или «Нынешний король Франции». Мур развил тезис о том, что проблемы этики могут быть уточнены и решены в значительной мере с помощью уточнения используемых в этике понятий.

С творчеством Рассела и Мура связано возникновение двух направлений в А. ф. — опирающегося на формальные языки символической логики и опирающегося на анализ обыденного, повседневного языка.

        Следующей важной вехой в развитии А. ф. была деятельность Венского кружка (М. Шлик, Р. Карнап, О. Нейрат, Г. Фейгл ь, О. Ганидр.), Общества эмпирической философии в Берлине ( Г. Рейхенбах, В. Дубислав, К. Гемпель, К. Греллинг и др.) и Львовско-Варшавской школы (Я. Лукасевич, А. Тарский, К. Айдукевич и др.).

Представители этих трех философских центров работали в тесном контакте. Их главным печатным органом в 30-е гг. был журнал «Erkenntnis» («Познание»), пользовавшийся большой популярностью в Европе. Они организовали ряд международных конференций, способствовавших распространению их идей.

Основной задачей философии представители логического позитивизма (так стали называть это направление) считали логический анализ научного языка, очищение его от псевдопредложений, эмпирическое обоснование научного знания.

Важное место в их деятельности занимала борьба с традиционной философией, которую они подвергли резкой критике за спекулятивность и даже бессмысленность многих построений. Благодаря их многолетней деятельности в 50-е гг. внимание к языку, к ясности, точности и обоснованности философских утверждений стало почти повсеместным.

        Новый период в развитии А. ф. был связан с деятельностью философов Кембриджского и Оксфордского университетов в Англии в 50-е г г. Для позднего Витгенштейна, Дж. Остина, Г. Райла, Дж. Уиздома характерно обращение к анализу обыденного языка.

Практически все они в той или иной форме выражали одну основную мысль: большинство философских проблем возникает вследствие неряшливого употребления языка, поэтому установление точного значения слов и правил их употребления способно оказать существенную помощь в их решении.

Основная задача философии заключается в том, чтобы вскрывать и устранять злоупотребления языком. В то же время в С Ш А У Куайн, Н. Г у д м е н, М. Блэк, У Селларс подвергли критике основоположения логического позитивизма и внесли в аналитический подход прагматистскую струю.

В частности, Куайн подверг критике дихотомию аналитического—синтетического, эмпирический верификационизм, понятие синонимии. Наши высказывания, с его точки зрения, предстают перед судом чувственного опыта не в отдельности, а как целостная система.

Выбор между системами утверждений, в равной мере совместимых с эмпирическими данными, может быть осуществлен только на основе прагматических соображений. Английские аналитики и критика логического позитивизма Куайном оказали большое влияние на следующее поколение философов-аналитиков.

        Следует заметить, что и в философии науки в этот же период произошел отход от модели науки и ее развития, разработанной в логическом позитивизме, и замена ее новыми моделями. Здесь в первую очередь следует назвать К. Поппера и Т.

Куна, работы которых были в центре внимания философов науки в 60—70-е г г. Одновременно новые идеи в понимании научного знания были высказаны в работах Н. Хэнсона, Э. Нагеля, Дж. Агасси, С. Тулмина, И. Лакатоша, П. Фейерабенда.

Хотя для перечисленных философов не было характерно внимание к анализу языка, тем не менее они безусловно принадлежат к аналитическому направлению.

        В последней четверти 20 в. происходит сближение логического и лингвистического анализа. Появление и широкое распространение компьютерных систем вызвало необходимость логического моделирования естественного языка и разработку соответствующей формальной техники.

Постепенно происходит переход от анализа языка к обсуждению вопросов, возникающих в связи с тем или иным пониманием взаимоотношений языка и мышления, а затем — к анализу сознания и к обсуждению проблемы духовного-телесного. В обсуждении этих проблем принимали участие такие философы, как Я. Хинтикка, С. Крипке, Дж. Фодор, Д.

Дэвидсон, М. Даммит, Р. Монтегю, Д. Льюис, X. Патнэм и др.

        В настоящее время аналитический стиль мышления распространился практически на все области философии, и философы-аналитики рассматривают как традиционные эпистемологические проблемы, так и проблемы политической философии, философии истории, философии религии и т.д.

        Аналитическая философия в России. До Октябрьской революции А. ф. в России не было. И хотя такие мыслители, как А.И. Введенский, Г. И. Челпанов, Н.А.

Васильев, осознавали необходимость логически ясных и обоснованных построений в области философии, тем не менее в целом русская дореволюционная философия носила религиозный характер и была далека от того внимания к языку, который присущ аналитическому стилю философствования.

В советский период монопольное положение в области философии в нашей стране занимал марксизм, в котором существенную роль играла идеология. Только на рубеже 50 — 60-х гг.

в тех разделах марксистской философии, которые занимались так называемой «критикой буржуазной философии», философскими проблемами естествознания и проблемами логики, постепенно начинают проявляться особенности аналитического стиля философствования. В работах Б.М. Кедрова, П.В. Копнина, В.Ф. Асмуса, И.С. Нарского, Т.И. Ойзермана, А.С. Богомолова, Д.П. Горского, B. C. Швырёва, В. А. Штоффа и многих других советских философов начинают все более четко проступать черты, свойственные А. ф.

        В последние десятилетия 20 в. аналитический стиль философствования становится вполне привычным для многих отечественных философов. И сейчас философы-аналитики занимают хотя и достаточно скромное, но прочное место в отечественной философии.

        АЛ. Никифоров

        Лит. Аналитическая философия: Антология / Под редакцией А.Ф. Грязнова. М., 1993; Аналитическая философия / Под редакцией М. В. Лебедева, А.З. Черняка. М., 2006; Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. 1. М., 1994; Грязное А.Ф. Аналитическая философия // Современная западная философия: Словарь. М., 1991; Мур Дж. Э. Принципы этики. М.

, 1984; Рассел Б. Человеческое познание: его сфера и границы. М., 1956; Ayer A.J. Russell and Moore. The Analytical Heritage. London,1971; Butler R. J. (Hg.) Analytical Philosophy. Oxford, 1966 / 68; Essler W.K. Analytische Philosophie I/II. Stuttgart, 1972; Hoche H.-U. Einfuhrung in das sprachanalytische Philosophieren. Darmstadt. 1990; Jager Ch.

(Hg.) Analytische Religionsphilosophie. Paderborn, 1998; Nagel L./Heinrich R. (Hg.) Wosteht die Analytische Philosophie heute? Wien / Munchen, 1986; Newen A., Savigny E.v. Analytische Philosophie. Eine Einf. Munchen, 1996; Pap A. Elements of Analytic Philosophy. N. Y, 1949; Williams В., Montefiore A. (Hg.) British Analytical Philosophy.

London, 1966.

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

Источник: https://epistemology_of_science.academic.ru/35/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F

Vse-referaty
Добавить комментарий