Эвтаназия за и против

Содержание
  1. Легализация эвтаназии: за и против
  2. Эвтаназия – за и против | Милосердие.ru
  3. Эвтаназия: аргументы за и против
  4. Право на смерть: почему нет единого мнения по поводу эвтаназии
  5. Перетягивание каната
  6. Тонкая грань
  7. Тихий уход
  8. Эвтаназия. Аргументы
  9. ЭВТАНАЗИЯ: АРГУМЕНТЫ ЗА И ПРОТИВ – Международный студенческий научный вестник (электронный научный журнал)
  10. Библиографическая ссылка
  11. Эвтаназия: 20 доводов против
  12. Этические аргументы за и против эвтаназии
  13. Прагматические аргументы за и против эвтаназии
  14. Стыдные вопросы про эвтаназию Можно ли считать ее убийством? Разрешена ли она в России и кто выступает против? — Meduza
  15. Что такое эвтаназия?
  16. Какие виды эвтаназии существуют? Можно ли ее назвать убийством или самоубийством?
  17. В России эвтаназия запрещена?
  18. Значит, разрешена?
  19. Как в России живут неизлечимо больные на последней стадии?
  20. В каких странах неизлечимо больные люди имеют право на эвтаназию? Что написано у них в законодательстве?
  21. Дети тоже могут подвергаться эвтаназии?
  22. Какие есть аргументы за и против эвтаназии? Кто ее главные противники?
  23. Эвтаназия противоречит клятве Гиппократа?

Легализация эвтаназии: за и против

Эвтаназия за и против

На данный момент эвтаназия легализована в Нидерландах, Люксембурге, Швейцарии, Швеции, Бельгии (в сентябре в этой европейской стране впервые эвтаназии подвергся неизлечимо больной ребенок) и нескольких североамериканских штатах.

 Так, стало известно и о первом зарегистрированном случае эвтаназии в Великобритании. Медики одной из больниц из сострадания отключили кардиостимулятор 71-летней тяжелобольной пациентки.

Теперь им грозит тюремное заключение — «благая смерть» в Соединенном Королевстве не разрешена.

В России эвтаназия запрещена статьей 45 Федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Отечественные врачи не имеют права «удовлетворять просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами». Медик, выписавший тяжелобольному «последний рецепт», несет уголовную ответственность.

Тем не менее сторонники «узаконенного убийства» есть и в России. Так, например, поддерживает право на эвтаназию новый уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. В сентябре она заявила, что это гуманно — прекратить мучения того, кто страдает. 

Давайте поговорим об абортах

Врач-психотерапевт и сексолог, профессор Московского института психоанализа Александр Полеев считает, что эвтаназию в России необходимо легализовать. Впрочем, он не верит, что это произойдет в ближайшее время.

«Как врач я могу вам сказать, что есть неизлечимые заболевания. Может быть, они будут излечимы через 10-20 лет, но сегодня люди от них умирают в страшных муках.

Почему свои последние месяцы, а то и год, они должны мучиться? Где в этом хоть какая-то справедливость? Бывают, конечно, случаи, когда опухоль рассасывается, но их один на миллион. А ведь опухоли стремительно молодеют, „наглеют“.

Речь уже идет не о 60-70-летних больных, а о 40-45-летних, когда у молодых людей нет никаких шансов. К тому же существует пассивная эвтаназия, когда безнадежных не лечат, а просто дают им наркотики», — сказал Полеев.

По мнению специалиста, решение об эвтаназии должен принимать консилиум из трех-пяти врачей, которые не работают в клинике, где проходит лечение тяжелобольного. Например, подобные независимые комиссии есть в психиатрических больницах. Опытные медики по жалобам родственников могут проверить правильность госпитализации того или иного пациента.

По словам Полеева, к эвтаназии должны прибегать исключительно в тех случаях, когда больной испытывает боли и мучения. Врач не должен помогать физически здоровым людям с психическими расстройствами или наклонностями к самоубийству покидать этот мир.

«Опытный врач-онколог, который отдал медицине десятки лет, способен сделать вывод о том, как будет развиваться болезнь. Так же, как опытный журналист знает, какая из его статей будет пользоваться успехом, а какая — нет. Все то же самое и с эвтаназией.

У нас какое-то невротическое отношение к смерти, я бы даже сказал, полурелигиозное. Думаю, что со временем мы начнем относиться к смерти более рационально. Пока же нужен парламентский закон о консилиуме врачей. Думаю, что он смог бы облегчать несколько тысяч жизней, вернее, смертей в год.

На Западе борьба за эвтаназию — это движение и врачей, и больных. У нас же ничего подобного нет», — уверен Полеев.

Член-корреспондент РАН, директор Института мозга человека имени Н. П. Бехтеревой РАН Святослав Медведев согласен, что эвтаназия нужна, но в России в ближайшей перспективе закон о «благой смерти» вряд ли появится.

«Я понимаю, что эвтаназия может быть полезна. Бывают ведь ситуации, когда у человека ничего не остается, кроме боли. Или терминальная стадия рака, когда мозг погиб, а тело еще как-то существует.

Но в западных странах, когда принимаются решения об эвтаназии, собирается большая комиссия, которая тщательно проверяет все обстоятельства, — рассуждает Медведев.

— У нас же все может вылиться в то, что решения будут принимать руководители отделений: „Все, этого отключай!“ Вот этого я боюсь! Решение о необходимости эвтаназии должно приниматься единогласно, с учетом мнений разных специалистов, бепристрастных свидетелей, государственных решателей. У нас же традиции подобных консилиумов просто нет».

Главный невролог Санкт-Петербурга, академик РАН Александр Скоромец признается, что отношение сердобольных людей к проблеме эвтаназии, которые считают, что обреченному человеку надо помочь спокойно уйти в иной мир, ему не близко. Вместе с разрешением эвтаназии в российскую медицину может хлынуть криминал. Кроме этого, если тяжелобольных просто лишать жизни, то способы их лечения так никогда и не будут найдены.

«Если пациентам с тяжелым болевым синдромом просто помогать уходить в мир иной, то наука остановится на десятилетия, а то и на столетия. Не будет никакого прогресса в лечении. Есть больные с метастазами, которые мучаются от рака. Но если их не пытаться лечить, то и не откроется никакой новый вариант лечения.

Лечение всякой болезни — это эксперимент над человеком. Не надо рассуждать о том, палач ли врач, решившийся на эвтаназию, или нет. Это какой-то игиловский ход мысли (ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация — „Росбалт“). Врач должен с холодной головой, применяя все знания, лечить больного.

Я против эвтаназии», — заключил Скоромец.

Противником эвтаназии является и доктор медицинских наук, председатель правления Российской ассоциации паллиативной медицины Георгий Новиков.

«По профессиональным, моральным и религиозным аспектам эвтаназия не имеет права на жизнь в нашей стране, при нашем социально-экономическом укладе. Кроме этого, любой вид медицинской деятельности лицензируется. Получается, что врачам надо будет выдавать лицензию „врач с правом на убийство“.

Что такое эвтаназия — это тоже самоубийство, только в ассистенции медицинского персонала. Соответственно, с точки зрения с религиозных канонов, она тоже неприемлема.

Как только у нас в стране будет создана окончательно полноценная система паллиативной медицинской помощи, вопрос эвтаназии уйдет с повестки дня», — заявил Новиков.

Не надо химичить

Публицист и журналист Александр Невзоров не считает, что эвтаназия может застопорить развитие медицины. «Прогресс в медицине создается не врачами. Медицину двигает вперед наука.

Если бы было наоборот, то от болезней мы бы продолжали спасаться селитрой и клизмами», — отметил он. По мнению Невзорова, эвтаназия и так уже существует в России.

А если в стране появится официальный закон, то в медицину вряд ли придет криминал.

«У нас и так ежегодно появляются целые кладбища из жертв врачебных ошибок», — подчеркнул журналист.

По его словам, человек имеет полное право распоряжаться своей жизнью. В том случае, если он испытывает нестерпимые боли, он должен иметь возможность попросить о смерти.

Александр Калинин  

Источник: https://www.rosbalt.ru/piter/2016/10/04/1554002.html

Эвтаназия – за и против | Милосердие.ru

Эвтаназия за и против

Хорошая смерть – что это? Это перевод греческого слова «эвтаназия». Аргументы за и против эвтаназии привела в своей лекции, прочитанной 26 ноября в Политехническом музее, Анна Сонькина

Владимир ЛОМОВ

Хорошая смерть – что это? Оказывается, так переводится с греческого слово «эвтаназия».

Как мы относимся к «хорошей смерти»? Что мы вкладываем в это понятие и есть ли точки соприкосновения между нашими представлениями о хорошей смерти и эвтаназии: об этом говорила в своей лекции, прочитанной 26 ноября в Политехническом музее, Анна Сонькина — паллиативный врач, врач-консультант по паллиативной помощи Православной службы «Милосердие».

1. За несколько веков медицинская этика немало изменилась. Раньше все опирались на Клятву Гиппократа, базовый принцип которой звучит примерно так: делай все что угодно, но не навреди.

Этика гиппократовой медицины очень патерналистична: врач – царь и бог, он все знает. Сегодня же медицинская этика базируется на четырех этических принципах.

Ни один из них не является лидирующим, все равнозначны:

  • Автономия – реализация права человека на контроль над собственными жизнью, здоровьем и смертью;
  • Благодеяние (Beneficence) – обязанность всегда действовать в интересах пациента;
  • Не-злонамерение (Non-maleficence) – принцип «не навреди»;
  • Справедливость – все пациенты обладают равными правами на получение помощи.

    2. Почему в контексте медицины возникает вопрос о хорошей смерти? Сейчас можно заметить две основные тенденции. Во-первых, переход от патернализма к автономии, которая постепенно развивается в медицине.

    А также изменение в медицине подхода к умирающему.

    То есть если когда-то врач, поскольку он был царем и богом, не занимался умирающими, то в XX веке появляется хосписное движение, развивается мысль о том, что даже умирающим человеком нужно заниматься.

    Причины смерти с годами очень сильно изменились, как и продолжительность жизни. Мы наблюдаем множество технологий, которые продлевают жизнь. Мы умеем искусственно замещать огромное количество функций организма. Но это в свою очередь создает свои сложности.

    3. Эвтаназия в переводе с греческого означает «хорошая смерть». Определение этого слова менялось. В античности встречается упоминание этого слова как хорошей смерти в результате хорошей жизни.

    Первое упоминание эвтаназии в медицинском контексте относится к XVII веку. Фрэнсис Бэкон говорил, что врач должен как-то помогать умирающим, чтобы им не было так страшно. В XIX веке начали говорить об активном участии врача в умерщвлении.

    В XX веке пришли к современному определению:

    Эвтаназия – это смерть путем введения врачом смертельных доз препаратов по просьбе пациента.

    Очень близкое к эвтаназии понятие – ассистированное врачом самоубийство (PAS). Это когда врач по просьбе пациента предоставляет ему препараты для самоубийства. То есть в случае эвтаназии препараты вводит врач, во втором – сам больной.

    4. НЕ являются эвтаназией:

  • Любые решения против лечения (в случае клинической нецелесообразности или при отказе пациента).
  • Использование лекарств для уменьшения страданий пациента при умирании, которые в качестве побочного эффекта могут приблизить смерть.
  • Терминальная (паллиативная) седация. Это медицинское вмешательство, направленное на уменьшение страданий больного. Когда не удается снять страдания, остаются одышка, тошнота – и человеку даются препараты, чтобы он не чувствовал хотя бы этого.
  • Неадекватное лечение, приведшее к смерти. Имеется в виду преступная халатность.
  • Медицинское убийство против желания компетентного больного. Это не эвтаназия, это именно убийство.
  • Точно так же расценивается и медицинское убийство некомпетентного больного.

    5. Немного истории. Впервые эвтаназия была легализована в Северной Австралии. Но закон быстро приняли и так же быстро отменили. Первым местом, где была легализована не эвтаназия, а ассистирование смерти, был штат Орегон. Здесь самая большая по продолжительности практика ассистированного самоубийства – в принципе, эти два термина взаимозаменяемы.

    В Бельгии знаковый момент был 1 апреля 2002 года. А вот в Великобритании с 2005 года перешли от оппозиционного к нейтральному отношению. В целом есть тенденция роста запроса общества на эвтаназию.

    6. Почему люди хотят «хорошую смерть»? В большинстве случаев, как показывают опросы, это происходит из-за того, что человек находится в депрессии от безнадежности собственного положения. Не всегда он в этот момент чувствует физическую боль.

    Сейчас проводится много опросов, и большой процент поддерживает эвтаназию, но гораздо меньше людей готовы опробовать ее на себе. Они говорят: «Да, это имеет место быть». Но как-то в общем, для других. То есть желание легализовать эвтаназию не обязательно выльется в то, что она будет широко использоваться.

    Люди просто хотят, чтобы она была, они хотят обладать правом на нее.

    7. Аргументы ЗА:

  • Автономия – если человек вправе распоряжаться своей жизнью, то пусть распоряжается ею до самого конца. Правда, те, кто не является сторонником эвтаназии, могут сказать: «Вы знаете, есть еще и автономия врача. Он не обязан идти против своих принципов». 50% врачей испытывают дискомфорт, когда им приходится прибегать к эвтаназии.
  • Акт милосердия – это убийство из милосердия. Люди, которые выступают за эвтаназию, – это не злые люди, не хищники, не убийцы.
  • Медицинская ответственность. Часто говорят: «Вы, медики, создали проблему, вы и решайте. Вы сделали так, что люди теперь дольше живут и каждый доживает до таких болезней, о которых раньше не знали. Значит, вы же должны помочь им уйти».

    В Голландии, где эвтаназия практикуется вот уже 10 лет, очень убедительно выступают за нее. Ты слушаешь их и думаешь: «Ну да, ничего не попишешь». Они, например, говорят, что люди в Голландии очень одиноки. По моим личным наблюдениям, это действительно так: пожилые люди там зачастую живут вдалеке от своих детей и внуков. Но все равно есть какое-то чувство, что это все абсолютно неправильно.

    8. Аргументы ПРОТИВ:

  • С религиозной точки зрения самоубийство – это грех.
  • Ценность человеческой жизни – важный аргумент против эвтаназии. Как может один человек отнять жизнь у другого?
  • Лучшие альтернативы – очень весомый аргумент, который отсрочил разговор об эвтаназии, например в Великобритании, на много лет. Очень долго там противились эвтаназии, заменяя ее паллиативной помощью. Паллиативная помощь – помощь людям с неизлечимыми заболеваниями для того, чтобы они как можно меньше страдали и как можно лучше жили, сколько им осталось.
  • Наклонная плоскость – опасение за злоупотребление эвтаназией, неправильное использование. Сегодня пожилой человек может попросить себе эвтаназию, а завтра то же самое попросят для него его родственники, которые хотят побыстрее заполучить наследство.
  • Социально-этический урон для культуры. У всех, даже у ярых сторонников эвтаназии, всегда есть какой-то тормоз, ощущение, что это не совсем правильно с точки зрения культуры. Поэтому они говорят о том, что эвтаназия должна быть ограничена.

    Все эти аргументы хороши в теории, но нуждаются в каком-то подтверждении. Нельзя просто сказать: «Это наклонная плоскость». Нужно изучать этот вопрос, подкреплять реальной практикой. Так, чтобы это были не только наши рассуждения.

    9. Что происходит в России?

    В статье 45-й Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», принятого совсем недавно, есть такие строчки: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

    Но в 7-м пункте статьи 66 есть такой интересный момент:

    «Реанимационные мероприятия не проводятся: 1) при состоянии клинической смерти (остановке жизненно важных функций организма человека (кровообращения и дыхания) потенциально обратимого характера на фоне отсутствия признаков смерти мозга) на фоне прогрессирования достоверно установленных неизлечимых заболеваний или неизлечимых последствий острой травмы, несовместимых с жизнью».

    Таким образом, получается, что не проводить реанимацию или прекращать реанимацию по желанию больного – это эвтаназия. А не проводить реанимацию из-за того, что смерть наступает на фоне прогрессирования неизлечимых заболеваний, – это можно по приказу. То есть какой-то полный бардак и хаос, потому что любое прекращение искусственного поддержания жизни или неоказание помощи незаконно.

    10. Для России сегодня актуально:

  • Развитие паллиативной помощи. Это в Великобритании можно сказать, что паллиативная помощь больше не работает и надо переходить к эвтаназии. России же нужно вернуться к разговору о легализации эвтаназии только после того, как она сделает хоть что-то весомое для развития паллиативной помощи.
  • Совершенствование законодательной базы, которая защитила бы автономию пациента и разрешила бы ему отказываться от интенсивного лечения, когда он его не хочет.
  • Даже если у нас будет легализована эвтаназия, надо учитывать некоторые вещи. Например, национальные особенности: роль семьи, религии, культуры. Россия в этом плане идет совсем другой дорогой, нежели Голландия.
  • Работа над судопроизводством. Абсолютно все вышесказанное можно смело перечеркнуть, потому что с таким судопроизводством, как у нас, эвтаназию легализовывать ни в коем случае нельзя.

    Владимир ЛОМОВ
    Расшифровка лекции: http://slon.ru

  • Категории: Хосписы, детские хосписы Присоединяйтесь к нам

    Источник: https://www.miloserdie.ru/video/evtanaziya-za-i-protiv/

    Эвтаназия: аргументы за и против

    Эвтаназия за и против
    Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Сторонники законопроекта утверждали, что его принятие позволит смертельно больным людям умереть достойно

    Британский парламент отверг законопроект, который предлагал разрешить эвтаназию (врачебную помощь при самоубийстве) для смертельно больных людей.

    Противники законопроекта утверждают, что в случае легализации эвтаназии на пожилых людей может оказываться психологическое давление с тем, чтобы они покончили с собой. Это была уже третья с 1997 года попытка легализовать эвтаназию в Британии.

    Эвтаназия – одна из самых чувствительных и болезненных проблем современного общества. Термин эвтаназия происходит от двух греческих корней – “eu” (хорошо) и “thanatos” (смерть).

    Таким образом, эвтаназия – это “хорошая смерть”. В одних странах сама постановка вопроса о юридически узаконенной помощи человеку в уходе из жизни кажется кощунственной, в других – это уже давно узаконенная практика.

    Проблема эвтаназии находится на пересечении огромного комплекса дисциплин – медицины, юриспруденции, религии, философии, и для полноценного ее обсуждения необходимо участие специалистов из всех этих областей.

    Ведущий “Пятого этажа” Александр Кан пригласил для участия в программе двух: медицину представляет доктор медицинских наук, профессор кафедры терапии и гериатрии Московского государственного медико-стоматологического университета Юрий Конев, религию – живущий в Лондоне священник отец Владимир Никифоров.

    Загрузить подкаст передачи “Пятый этаж” можно здесь.

    Александр Кан: Отец Владимир, считаете ли вы, что проблема эвтаназии в британском обществе назрела?

    Владимир Никифоров: Да. Возрастает число людей, которые уезжают за границу, чтобы окончить жизнь – в Швейцарию, где есть специальное агентство. В соседних странах на это другие взгляды: в Голландии к этому относятся достаточно просто, и это все время возбуждает общественное мнение.

    Я достаточно регулярно бываю в больницах, меня вызывают к умирающим, я знаю об этом не понаслышке. Видеть страдания человека, когда медицина не может их облегчить, – это опыт, который невозможно забыть. Что-то в этом смысле должно быть сделано.

    А.К.: Но результат сегодняшнего ания отрицательный. Насколько это неожиданно?

    В.Н.: Я бы сам ал против этого закона. проблема – это страдание, независимо от того, сколько человеку осталось жить. Невыносимые страдания надо облегчить. А законопроект не рассматривает суть. Кто решает, что человеку осталось жить меньше шести месяцев? Процедура совершенно не прописана.

    Например, во многих больницах такие пациенты занимают место, почему бы им не умереть пораньше и освободить койку? Такие случаи бывали. Морально нечистоплотный доктор может солгать и отправить пациента на тот свет. Был доктор Шипман, который отправил на тот свет чуть ли не 200 пациентов.

    А.К.: Ну, доктор Шипман не руководствовался соображениями об облегчении страданий больных, а именно это лежит в основе эвтаназии. А насколько реально обсуждение такой проблемы в России на уровне парламента?

    Юрий Конев: Пока это вряд ли возможно. Я согласен с сегодняшним решением британского парламента, что со мной бывает крайне редко. В России в соответствии с законодательством медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, ускорение смерти пациента по его просьбе. Как действиями, так и бездействием.

    Хотя там есть подпункты, которые касаются реанимационных мероприятий, когда наступила клиническая смерть, произошла остановка жизненно важных функций организма и они носят потенциально необратимый характер.

    А.К.: Вы упомянули действие и бездействие. Это так называемая пассивная и активная эвтаназия. При активной врач вмешивается и ускоряет смерть пациента, при этом пациент страдает от неизлечимого заболевания и близок к смерти так или иначе.

    При пассивной врач не вмешивается в жизнь пациента, но и не оказывает по просьбе больного, что очень важно, необходимую помощь для ее продления. Для вас как для медика между этими двумя понятиями нет разницы?

    Ю.К.: Этот вопрос надо рассматривать с позиции врача, с позиции больного и с позиции государства. Мое мнение, что любое вмешательство, способствующее смерти, – это убийство. А с точки зрения пациента есть такое понятие, как ассистируемое врачом самоубийство. Вроде бы “само”, хотя средство для него готовил врач. И какой же он врач после этого?

    С точки зрения государства, в этом случае экономятся средства, которые тратятся на безнадежного больного, то есть государству это выгодно.

    А.К.: А какова позиция церкви? Англиканская церковь и ее глава архиепископ Кентерберийский официально выступают категорически против легализации эвтаназии. Но бывший архиепископ лорд Кэри выступает за ее легализацию.

    В.Н.: В католической церкви этот вопрос обсуждался на протяжении десятилетий. Здесь тоже различалась активная и пассивная эвтаназия. Любой человек имеет право отказаться от лечения. Лечение должно тогда быть прекращено. Можно прекратить насильственную подачу питания и воды, если тело их уже не принимает. Но нельзя сделать это с целью убить пациента.

    Это сравнительно недавно обсуждалось в связи с Иоанном Павлом II, который ужасно страдал от болезни Паркинсона, так что этот вопрос коснулся его лично. Не знаю, отказался ли он от лечения, но умер он естественной смертью. Но большого пространства для маневра здесь нет. А эмпатия важнее, чем догма.

    А.К.: Это очень важная мысль. Если жизнь превращается в сплошное страдание для больного, и его единственно желание – прекратить эти страдания, не есть ли соответствующее действие или бездействие – проявление милосердия? А милосердие – тоже врачебный долг.

    Ю.К.: Великобритания – родина альтернативы эвтаназии, паллиативной медицинской помощи. Человек не должен страдать. Есть ливерпульский консенсус, который расписывает последние 48 часов умирающего больного. Паллиативная помощь позволяет пациенту практически не ощущать боли.

    Во-вторых, на уровне психики происходят довольно явные изменения. Это депрессия, которая приводит к решению о преждевременном уходе из жизни. Если медицине удастся убрать эти предпосылки, то и решение такое не будет приниматься.

    А.К.: То есть, высказанное больным желание умереть – не результат четко осознанного решения, а результат последствия болезни?

    Ю.К.: Конечно.

    А.К.: А недавно пришло сообщение из Калифорнии, которая стала шестым штатом, где легализована эвтаназия. Она является легальной в Бельгии, Голландии и Швейцарии. Это страны с хорошо развитой экономикой и высоким уровнем жизни. И создается впечатление, что раз там было принято такое решение, то это то, куда мы все движемся.

    В.Н.: Вопрос не только в том, что есть умирающие, которым надо облегчить последние часы. Есть люди, которые потеряли возможность вести нормальную жизнь и тяготятся ею. Это может быть не острая боль, но постоянная, которую нельзя ничем снять.

    У медицины нет обезболивающего на все случаи жизни. Люди кричат часами от боли, а помощи им нет. Депрессия часто имеет вполне обоснованную базу. Мне кажется, путь лежит через какую-то нормальную социальную процедуру.

    Скажем, в Америке есть смертная казнь, но между приговором и казнью проходят годы, потому что боятся казнить невинного. Так же можно поступить и здесь. Не то, чтобы ждать годами, но выработать процедуру, которая исключала бы возможность ошибки, давления.

    Решение должно быть коллективным, и медики не должны быть частью этого коллектива. Они должны только поставить диагноз и дать прогноз. А решение должно принимать какое-то жюри.

    Здесь могут быть злоупотребления. Известен случай, когда женщина попала в больницу и обнаружила на своей кровати код. Она выяснила, что он означал, что к ней не надо применять реанимацию, потому что она старше определенного возраста.

    Сложную проблему нельзя решить простыми средствами. Должна быть система, которая защищала бы пациента от необоснованного умерщвления.

    А.К.: До сих пор мы говорили о случаях, когда больной сам проявляет желание, так или иначе высказывает свою волю. А если больной уже не в состоянии сам принимать решения? Когда человек в коме и на поддержание его жизни уходят огромные средства? Есть ли какие-то основания отключить эту аппаратуру, если у человека умер мозг?

    Ю.К.: Такая практика бытует в настоящее время. Здесь также возможны злоупотребления. Родственники могут желать получить наследство. Впервые закон об эвтаназии был принят в Австралии, но через год был отменен. А в истории первый закон об эвтаназии принял Адольф Гитлер в 1939 году.

    А.К.: Это страшное напоминание. Этот вопрос обсуждается десятилетиями, и аргументы обеих сторон представляются очень весомыми. И мне кажется, что решения нет.

    В.Н.: Решение может быть, но требуется исторический опыт, чтобы его постепенно построить осторожными шагами. То, что предлагал сегодня парламент, – шаг неосторожный. Надо подумать о процедуре.

    Если есть закон, надо подумать, как он будет применяться. С другой стороны, можно надеяться на прогресс медицины, которая будет купировать боль и страдания.

    Media playback is unsupported on your device

    Источник: https://www.bbc.com/russian/society/2015/09/150911_5floor_euthanasia_debate

    Право на смерть: почему нет единого мнения по поводу эвтаназии

    Эвтаназия за и против

    Во Франции в отдельно взятой семье идет гражданская война за жизнь тяжелобольного мужчины.

    Супруга, племянник и несколько братьев и сестер хотят отключить его от систем жизнеобеспечения, то есть, по сути, провести пассивную эвтаназию, но родители категорически против процедуры.

    Дело дошло до Государственного совета страны, который одобрил прекращение искусственного поддержания жизни пациента.

    20 мая медики приступили к исполнению решения совета, но родители не сдавались: пытались достучаться до президента Макрона, участвовали в акциях протеста, считая сына инвалидом, которому необходима медицинская помощь. 21 мая апелляционный суд принял сторону родителей Венсана. Как в разных странах проходит добровольный уход из жизни, пробивается подпольная эвтаназия и что предлагают в России для неизлечимых больных — разбирались «Известия».

    TASS/AP/Thibault Camus

    Родственники Венсана Ламбера, ведущие борьбу против применения к нему эвтаназии

    Перетягивание каната

    Именно так сейчас выглядит противостояние членов семьи Ламбер. В 2008 году Венсан Ламбер из города Реймс разбился на мотоцикле и вот уже более 10 лет находится в хроническом вегетативном состоянии. Всё это время Венсан питался через желудочный зонд, практически не реагируя на происходящее вокруг.

    В 2013 году медики заключили: перспектив улучшения состояния пациента нет и не будет. Тогда жена и племянник решили прекратить беспомощное существование Венсана: во Франции действует закон о праве на смерть (если методы лечения бесполезны и не дают результатов, их могут сократить или вовсе прекратить).

    Как уверяет жена, якобы накануне автокатастрофы Венсан сказал, что, если с ним произойдет беда, он не хотел бы жить жизнью «овоща».

    Но родители Венсана выступили категорически против, в том числе по религиозным соображениям. Противостояние с переменным успехом длилось несколько лет: мать и отец отстаивали право на жизнь сына в Парижском административном суде, в Европейском суде по правам человека, но Государственный совет встал на сторону медиков и разрешил 20 мая начать процедуру отключения от систем жизнеобеспечения.

    «Венсан поворачивает голову, у меня много видео, но никто не хочет их смотреть, — говорила журналистам мать Ламбера Вивиан. — Франция регрессирует, а Венсан сопротивляется. Я прошу перевести Венсана в специализированное отделение. Он заперт в камере смертников, это ужасно».

    20 мая несколько сотен парижан и адвокаты родителей провели акцию протеста, прошествовав от здания министерства здравоохранения до Елисейских полей. Спустя 24 часа, 21 мая, апелляционный суд постановил снова начать все отмененные для Венсана процедуры.

    TASS/PHOTOPQR/L'UNION DE REIMS

    Венсан Ламбер

    «Это садизм в чистом виде, — негодует племянник Ламбера Франсуа. — Я не понимаю, как можно быть такими варварами по отношению к собственному сыну».

    Если бы в распоряжении врачей оказалось завещание или Венсан смог написать всего одно предложение — «я хочу умереть», исход был бы однозначным. Но письменного согласия нет, борьба продолжается.

    «Каждый раз момент принятия решений в отношении неизлечимо больного пациента, пациента, нуждающегося в длительной респираторной поддержке, находящегося в состоянии когнитивного нарушения (снижения памяти, умственной работоспособности. — Прим.

    «Известий»), пациента, который не может принимать решения, — это вопрос и медицинский, и юридический, и этический, и гуманный, — сказала «Известиям» главный внештатный специалист по паллиативной помощи Минздрава РФ Диана Невзорова.

    — Данный клинический случай — это вопрос не эвтаназии, а легализации права пациентов и родственников на отказ или согласие на то или иное медицинское вмешательство».

    «Случай во Франции — этический, — говорит «Известиям» антрополог, эксперт фонда поддержки социальных исследований «Хамовники» Сергей Мохов. — Это началось в 1960-е годы, когда мы стали признавать за смертью головного мозга главный критерий смерти человека.

    Кто действительно должен решать в таких случаях, когда человек не может изъявить свою волю в силу определенных причин? Тут проблема острее, и она не имеет своего решения. В Америке с этой проблемой сталкиваются каждый год.

    Самый последний случай Джахи Макмат, афроамериканской девочки, которую родители долгое время перевозили из штата в штат, потому что различные законы в разных штатах позволяли признавать ее то живой (и поддерживать ее состояние), то мертвой».

    TASS/AP/Thibault Camus

    Родственники Венсана Ламбера, ведущие борьбу против применения к нему эвтаназии

    Тонкая грань

    Эвтаназия, если дословно, — «хорошая смерть». Применительно к медицине о ней заговорил Фрэнсис Бэкон еще в XVII веке, полагая, что врач должен не только лечить, но и сделать всё возможное, чтобы облегчить боль пациента, которого нельзя спасти. Основные мировые религии и те, кто их придерживается, выступают категорически против: «Бог дал, Бог взял». Кто-то говорит о возможности выбора.

    Эвтаназия разрешена в Швейцарии, Бельгии, Нидерландах, Канаде, Люксембурге, Колумбии. Пассивную эвтаназию можно оформить в Индии, добровольный уход из жизни практикуется в нескольких штатах США. В Бельгии и Нидерландах разрешена также эвтаназия детей.

    «Проблема эвтаназии, на самом деле, схожа с проблемой абортов: может ли человек распоряжаться своим телом и принимать решение? — объясняет Сергей Мохов. — Второй очень важный момент: когда мы говорим об эвтаназии в таких топовых странах (по уровню жизни. — Прим.

    «Известий»), как Голландия и Бельгия, речь идет о сравнительно небольшом количестве людей, которые проходят путь от решения до реализации. Исследования показывают, что гораздо важнее само наличие выбора.

    Многие люди, которые решаются на эвтаназию, отказываются от нее на стадии суждения и принятия окончательного решения. Это очень сложный процесс. Так не получится: сегодня заявили, а завтра вам ввели инъекцию, и всё закончилось.

    Существует несколько этапов комиссии, которая решает, действительно ли вы понимаете то, что делаете, действительно ли вы в этом нуждаетесь, ваша ли это точка зрения? Многие в итоге отказываются от этой идеи».

    При этом, даже если всё сделано по регламенту, нет никакой гарантии, что не будет задет этический аспект.

    Так, в 2016 году в Голландии разрешили эвтаназию жертве сексуального насилия: из-за перенесенной травмы девушка страдала от неизлечимой формы психического расстройства и тяжелой депрессии.

    История вызвала острую дискуссию: стоит ли полагаться на решение человека с психическим расстройством? Эвтаназия — это такой универсальный ответ на неизлечимые психологические травмы, полученные из-за сексуального насилия?

    В 2018 году в той же Голландии, которая, к слову, первая в мире разрешила эвтаназию (передовая страна по части рискованной, «раскованной» легализации некоторых неоднозначных процедур), разгорелся новый скандал: врача обвинили в преднамеренном убийстве. По версии следствия, доктор не получил письменного согласия на процедуру и не удостоверился в том, что пациентка с аутизмом действительно испытывала страдания.

    Тихий уход

    На сайте Министерства здравоохранения РФ вы не найдете ни одной статьи по запросу «эвтаназия».

    Эта процедура запрещена в нашей стране, а статья 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» так и называется «Запрет эвтаназии»: «Медицинскими работниками запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращением искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

    Тем не менее, в социальных сетях живут своей жизнью группы по эвтаназии, где пользователи обсуждают «капсулу для самоубийств» — детище австралийца Филипа Ничке и голландского дизайнера Александра Баннинк; выкладывают тематические фильмы или просят контакты швейцарских клиник, где иностранцам за определенную плату помогут уйти из жизни.

    Так, название клиники Dignitas уже стало практически нарицательным с их лозунгом: «Живи достойно — умри достойно». Цена вопроса — от 6 500 евро. Поэтому неудивительно, что на фоне запрета и высокой цены за процедуру за границей, эвтаназия в России притаилась где-то в тени.

    Так, по данным «Комсомольской правды», в Сети можно найти «советчика», который проконсультирует по всем доступным для эвтаназии методам и препаратам.

    В феврале 2019 года ВЦИОМ провел опрос среди россиян: допускают ли они в принципе случаи, когда эвтаназия возможна. Выяснилось, что 37% жителей России не знают, что это за процедура.

    При этом число тех, кто имеет представление об эвтаназии — 51%. 81% респондентов категорически против разрешения эвтаназии всем желающим после 60 лет, независимо от состояния здоровья.

    Половина опрошенных поддерживает эвтаназию для смертельно больных пациентов, которым каждый день приносит боль.

    «Половина опрошенных готова думать об эвтаназии, если пациент неизлечимо болен и страдает. Ключ ко всему — «неизлечимо болен и страдает».

    А если он неизлечимо болен, но своевременно и в полном объеме получает лекарственные препараты, обезболен и ухожен? Когда ему проведены все необходимые реабилитационные процедуры, он социально адаптирован, с ним работают волонтеры, психологи, социальные работники, уровень того самого страдания несоизмеримо ниже. В этом случае вопрос эвтаназии практически не стоит или связан уже не с физическим — говорит Диана Невзорова. — Люди живут с неизлечимыми заболеваниями (с диабетом, ВИЧ-инфекцией, гепатитами), но в этих случаях мы не говорим об эвтаназии. Сейчас необходимо думать о том, чтобы неизлечимые больные не страдали. Это основной наш путь. Некоторые страны легализовали эвтаназию на своей территории, но я могу с уверенностью сказать, что это не облегчило жизнь неизлечимых больных».

    По сути, в России нет эвтаназии, но развивается паллиативная медицинская помощь — улучшение качества жизни неизлечимо больного. 17 марта закон о паллиативной помощи вступил силу. Согласно документу, каждый неизлечимо больной имеет право на обезболивание, в том числе при помощи сильнодействующих и наркотических препаратов.

    Кроме того, законодательно четко определяется само понятие паллиативной помощи, которое включает не только медицинскую, но и психологическую, социальную, духовную поддержку пациента и его родных не только в специализированных отделениях и хосписах, но и дома. И этот закон действительно ждали тысячи пациентов.

    По словам учредителя благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анны Федермессер, паллиативная помощь необходима около 1,3 млн россиян.

    «Все цивилизованные страны активно развивают систему паллиативной помощи, — говорит Сергей Мохов, но подчеркивает: не путать — это не альтернатива эвтаназии. — Это совершенно разные подходы, разный выбор. Боль не всегда является причиной.

    Я полагаю, что большинство людей выбирают добровольный уход из жизни не из-за боли, а из-за несоответствия качественной достойной жизни тому, что они имеют. Вот вы лежите, подключенный к множеству аппаратов, целый день смотрите в потолок, и это не соответствует вашим ожиданиям от жизни.

    Конечно, паллиативная помощь — это не только про тяжело умирающих, она вообще про неизлечимо больных.

    Человек может болеть десятилетиями, его ожидаемая продолжительность жизни больше, чем полгода, но он нуждается в комплексной паллиативной медицине: социальной, психологической, санитарно-гигиенической помощи. Эвтаназия — это один из вариантов для очень немного количества людей».

    «Паллиативная помощь — это важный этап развития человеческого общества. Это забота о страдающих гражданах, помощь их семьям. В нашей стране паллиативная помощь идет по пути активного развития: уделяется огромное внимание помощи пациентам в амбулаторных условиях, на дому. Это наш приоритет.

    Для российской системы здравоохранения помощь неизлечимо больным пациентам на дому с применением, например, поддерживающих жизнь технологий, таких как респираторная поддержка, — это новая технология, которой нужно учиться не только паллиативной команде, но и всем медикам.

    И мы должны четко понимать, что путь не прост, однако есть политическая воля, активная работа Минздрава, инициативные люди, команды, благотворительные фонды, волонтерские организации, и это уже большой рывок, — отмечает Диана Невзорова.

    — В одной из стран с разрешенной эвтаназией человек, страдающий алкоголизмом, решился на эвтаназию. Это абсолютно иная ситуация, иное философское состояние общества. Не знаю, насколько мы к этому готовы, наш ли это, российский путь.

    Стоит ли слепо идти чужой дорогой, использовать чужой опыт без адаптации к внутренним особенностям? Может, нужно внимательно проанализировать, подумать над чужими ошибками и сделать свои выводы?»

    Источник: https://iz.ru/880899/elena-motrenko/pravo-na-smert-pochemu-net-edinogo-mneniia-po-povodu-evtanazii

    Эвтаназия. Аргументы

    Эвтаназия за и против

    Врач, руководитель кафедрой факультетской хирургии Московского государственного медико-стоматологического университета, Эдуард Абдулхаевич Галлямов:
    “Большинство ученых мира пришли к выводу, что эвтаназия не противоречит общечеловеческим принципам, но окончательное решение должно принадлежать самому пациенту, а в случае некомпетентности последнего – его родственникам. Мне кажется более гуманна эта точка зрения. Но повторяю, эвтаназия относится к напряженным дилеммам биоэтики, когда сталкиваются по-своему убедительные аргументы “за” и “против””.

    Профессор медицинской этики в отставке и бывший член комиссии по этике Британской медицинской ассоциации Лен Доял (Len Doyal): “Медики могут не признавать этого и выдавать свои действия за “облегчение страданий пациентов”, однако отказ от дальнейшей поддержки биологического существования больных, находящихся в бессознательном состоянии, с моральной точки зрения эквивалентен активной эвтаназии”

     … “Если врачи в состоянии принять решение о нецелесообразности дальнейшего поддержания жизни недееспособных больных, поскольку они считают, что жить им незачем, зачем без всяких на то оснований откладывать их смерть?”

    Исполнительный директор английской общественной организации “За достойную смерть” (Dignity in Dying) Дебора Эннетс:
    “Организация “За достойную смерть” считает, что решения о прекращении жизни и лечения должны основываться на осознанной воле неизлечимо больных людей. …Люди, опасающиеся утратить дееспособность в будущем, могут обеспечить исполнение своей воли, оставив соответствующее завещание”.

    Российский детский хирург Станислав Долецкий:
    “Эвтаназия, безболезненная смерть – это милосердие, это благо.

    Вы видели когда-нибудь страшные мучения и боли, которые приходится терпеть множеству больных раком, инсультникам, парализованным? Вы видели, вы чувствовали боль матерей, у которых родился ребенок-урод, причем урод с неизлечимой патологией? Если да, вы поймете меня”…

    Председатель комиссии Мосгордумы по законодательству Александр Семенников:
    “Мы определяем эвтаназию как убийство неизлечимо больного человека по его просьбе, совершенное по мотиву сострадания с целью избавления больного от мучительных страданий, вызванных болезнью. И считаем, что подобное деяние не может быть квалифицировано как умышленное убийство“.

    Социолог и общественный деятель КНР Чжао Гунминь
    “Считаю, что эвтаназия – “милосердное убийство” – может быть разрешена в отдельных районах нашей страны для обобщения опыта”.

    “Против”

    Немецкий врач и теолог Манфред Лютц:
    …  “То, что сегодня люди в опросах высказываются за эвтаназию, объясняется только их страхом в будущем зависеть от трубок и капельниц.

    Конечно, их можно понять, но все же сохранить табу на умерщвление необходимо. Устранение табу может вызвать тяжелейшие последствия для общества”.

    “Страх одиночества перед смертью и страх перед болью очень велик, но с помощью профессиональной обезболивающей терапии можно справиться практически с любой болью”.

    Министр юстиции Германии Бригитте Циприс:
    “Последний шаг к смерти пациент должен делать только сам“.

    Вице-спикер Государственной Думы РФ В.В. Жириновский:
    “Мы не сможем контролировать исполнение даже самого безупречного закона об эвтаназии. Убийства, связанные с наследством, недвижимостью, с любой корыстью, получат законное прикрытие. Мы добьемся только того, что увеличится количество убийств“.

    Главврач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова:
    “Средства массовой информации могут представить  любое решение по любой проблеме в таком свете, что люди становятся его сторонниками.

    Но если эта проблема коснется лично вас, вряд ли вы захотите принять “хорошую смерть” от руки ближнего.

    Я считаю, что человек рожден, чтобы жить, поэтому отношусь к эвтаназии категорически отрицательно”.

    Протоиерей Александр Макаров
    “С точки зрения церкви, эвтаназия – самоубийство, а значит, непростительный грех. Для верующего даже предсмертные страдания – благо, потому что это искупление грехов. Самоубийство – шаг отчаяния, отказ от веры и Бога. А надежда на чудо, на то, что медицина вдруг совершит прорыв, и человек будет спасен, должна быть всегда”.

    Специалист по паллиативной**  медицине, врач Елизавета Глинка
    “Мое личное мнение выражается в трех словах: я против эвтаназии. Уверенности в том, что какого-то пациента нужно “отключить”, быть не может. Есть случаи, когда больные до обезболивания, до поступления в хоспис просили об эвтаназии.

    А когда боль отступала – больной переставал страдать от депрессии, хотел жить. Вообще, просьбы об эвтаназии поступают крайне редко, и как правило они представляют просто собой замаскированную просьбу о помощи. Двух одинаковых больных не бывает, и разработать один на всех закон нельзя”.

    Мнения больных одного из хосписов:

    Саша, 42 года. Москва. Рак левой почки, метастазы в печень. “Я знаю о своем диагнозе, мне сообщили о прогнозе. Все что осталось в этой жизни – моё. Не надо меня убивать.”

    Кирилл, 19 лет, Киев. Саркома бедра, множестенные метастазы. “Когда у меня не болит, я думаю о том, чтобы меня не выписали из хосписа. Я буду говорить, что у меня болит, потому что мне тут спокойно и не страшно“.

    Мама восьмилетнего ребенка: “Мы ЖИВЁМ, ПОНИМАЕТЕ?”

    Мама и папа ребенка четырех лет, у ребенка опухоль мозга, кома. О прогнозе осведомлены. “Мы благодарны за каждую минуту с Машей. Если введут закон об эвтаназии, то пусть придут и убьют нас всех сразу”

    Андрей, 36 лет, бизнесмен, Москва. Рак желудка. ” Смертную казнь отменили, а нас – убивать по закону? Спрячьте меня. Я жить хочу.”

    * В переводе с греческого “эвтаназия” – это “благая смерть”. Впервые термин был использован в XVI веке английским философом Фрэнсисом Бэконом для обозначения “легкой”, не сопряженной с мучительной болью и страданиями смерти, которая может наступить и естественным путем.  В XIX веке эвтаназия стала обозначать “умерщвление пациента из жалости”.

    **Паллиативная медицина – симптоматическая помощь неизлечимо больным, достижение наилучшего качества их жизни.

    Источник: https://ria.ru/20070417/63806234.html

    ЭВТАНАЗИЯ: АРГУМЕНТЫ ЗА И ПРОТИВ – Международный студенческий научный вестник (электронный научный журнал)

    Эвтаназия за и против
    1 Редькина Т.В. 1 Звездова Д.С. 1 1 ГБОУ ВПО Пермская государственная фармацевтическая академия В современном мире проблема эвтаназии занимает ведущее место среди самых обсуждаемых вопросов общества. В данной статье мы рассмотрим ключевые моменты этой проблемы и постараемся понять отношение людей нашей страны к эвтаназии.

    В России официально запрещена эвтаназия, но многие страны активно используют этот вид облегчения течения тяжёлых, неизлечимых заболеваний. Данная статья о том, какими аргументами руководствуется медицинский персонал этих стран.

    Взгляд тяжелобольных людей на эвтаназию и медицинских работников, которые работают в учреждениях стран, запрещающих эвтаназию, тоже будут рассмотрены в нижележащем тексте. Что же такое эвтаназия? Это практика прекращения жизни людей, которые страдают неизлечимыми заболеваниями.

    Так же эвтаназией нередко называют прекращение жизни неугодных государству людей, тюремных заключённых, людей, которые хотят умереть. Также эвтаназией можно назвать усыпление бродячих животных и тяжелобольных домашних питомцев. Последнее часто практикуется в нашей стране и большинство людей не видят в этой процедуре никакой этической проблемы.

    Так почему же возникает столько споров по поводу эвтаназии для людей? Это мы и постараемся выяснить в нижележащем тексте. 1. Акопов В. И.Этические, правовые и медицинские проблемы эвтаназии // Медицинское право и этика, 2000. — 1. — С. 47-55;
    2. Дж. Рейчелс«Активная и пассивная эвтаназия» // Этическая мысль: Науч.-публицист. чтения. 1990.
    3. Дмитриев Ю. А., Шленева Е.

    В. Право человека в Российской Федерации на осуществление эвтаназии // Государство и право, 2000. — 11. — С. 52-59;
    4. Капинус О. С.Эвтаназия как социально-правовое явление: монография. — М.: Буквоед, 2006
    5. Рыбин В. А.Эвтаназия. Медицина. Культура: Философские основания современного социокультурного кризиса в медико-антропологическом аспекте.

    2009 Эвтаназия – сознательное действие, приводящее к смерти безнадежно больного и страдающего человека относительно быстрым и безболезненным путем с целью прекращения неизлечимой боли и страданий.

    Впервые термин «эвтаназия» был использован Ф.

    Бэконом, английским философом и политиком, согласно которому «долг врача состоит не только в том, чтобы восстанавливать здоровье, но и в том, чтобы облегчать страдания и мучения, причиняемые болезнями… даже и в том случае, когда уже нет никакой надежды на спасение и можно лишь сделать самое смерть более легкой и спокойной, потому что эта евтанасия… уже сама по себе является немалым счастьем» (Бэкон Ф. Соч. в 2 т., т. 2. М., 1978, с. 269).

    Выделяют пассивную и активную эвтаназию. Пассивная эвтаназия – это отказ от жизнеподдерживающего лечения, когда оно либо прекращается, либо не начинается. Активная эвтаназия – это преднамеренное вмешательство с целью прервать жизнь пациента путем инъекции средства, вызывающего летальный эффект.

    Споры по поводу эвтаназии начались еще с давних времен. Так Сократ, Платон и философы-стоики от Зенона до римского философа Сенеки оправдывали эвтаназию, тогда, как Аристотель, пифагорейцы и Ф.Аквинский были против.

    В современном мире некоторые из стран пошли по пути принятия эвтаназии, как естественной помощи тяжелобольным людям. Это такие страны, как Нидерланды, Канада, Бельгия, Люксембург.

    В России же эвтаназия запрещена ФЗ №323 «Об основах здоровья граждан в РФ».

    Активно практиковал эвтаназию американский врач Джек Кеворкян, известный под прозвищем Доктор смерть.

    В 1989 году он создал устройство мерситрон, который подавал смертельную дозу анальгетиков и токсичных препаратов в кровь больного. В период с 1990 по 1998 гг. мерситроном воспользовались более 130 человек.

    Его идеи были осуждены врачебным сообществом и правительство США. В 1991 году Д. Кеворкяна лишили лицензии врача.

    Согласно данным социологических опросов, как по России, так и среди других стран, врачи более негативно относятся к эвтаназии, чем население в целом.

    К аргументам в пользу эвтаназии можно отнести следующее:

    1. Человеку должно быть представлено право самоопределения вплоть до того, что он сам может выбирать, продолжать ему жизнь или оборвать ее.
    2. Человек должен быть защищен от жестокого и негуманного лечения.
    3. Человек имеет право быть альтруистом. Т.е. пожалеть своих близких, не обременять их ни морально, ни финансово.
    4. Экономическая сторона проблемы. Лечение и содержание обреченных отнимает у общества немало средств.

    Против эвтаназии выдвигаются такие аргументы, как:

    1. Активная эвтаназия покушение на такую ценность, каковой является человеческая жизнь.
    2. Возможность диагностической и прогностической ошибки врача.
    3. Возможность появления новых медикаментов и способов лечения.
    4. Наличие эффективных болеутоляющих средств.
    5. Риск злоупотреблений со стороны персонала. Речь идет о том, что в случае, если активная эвтаназия будет уза­конена, у медицинского персонала будет возникать ис­кушение использовать ее не столько исходя из интере­сов и желания пациента, сколько из других, гораздо ме­нее гуманных, соображений. В многочисленных дискус­сиях об эвтаназии, время от времени вспыхивающих в нашей прессе, этот аргумент употребляется, пожалуй, чаще всех других.

    Таким образом, мы видим, что аргументы за и против очень веские. Медицинскому персоналу, который работает в стране, разрешающей эвтаназию, приходится закрывать глаза на аргументы против. И также со странами, запрещающими эвтаназию. Мы, как авторы данной статьи за эвтаназию.

    У каждого человека есть право на жизнь. Почему же многие страны отказывают людям в праве на смерть? Эвтаназия – это свобода выбора для обреченных на мучительную гибель людей.

    Поэтому цель данной статьи раскрыть перед читателем положительные и отрицательные стороны эвтаназии и дать людям возможность выбрать для себя свою позицию.

    Библиографическая ссылка

    Редькина Т.В., Звездова Д.С. ЭВТАНАЗИЯ: АРГУМЕНТЫ ЗА И ПРОТИВ // Международный студенческий научный вестник. – 2015. – № 1.;
    URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=11971 (дата обращения: 19.02.2020).

    Источник: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=11971

    Эвтаназия: 20 доводов против

    Эвтаназия за и против

    В июне в Канаде была легализована эвтаназия. Ранее, в марте 2014-го, Бельгия одобрила добровольный уход из жизни пациентов без возрастных ограничений, и на прошлой неделе была проведена первая эвтаназия ребенка.

    Помимо Канады, эвтаназия разрешена в Швейцарии, Люксембурге, Японии, ЮАР, а также в американских штатах Орегон, Вермонт и Вашингтон. В Нидерландах можно осуществлять эвтаназию детей старше 12 лет.

    Канадский активист движения «Pro-life» («В защиту человеческой жизни») Джонатан Ван Марен приводит 20 доводов против эвтаназии.

    1. Предполагается, что самоубийство при содействии или эвтаназия – это «смерть с достоинством», так как она происходит быстро. Получается, что те, кто не умирает быстро, умирают без достоинства.

    2. Самоубийство при содействии разрушает предназначение медицинских учреждений: лечить больных, спасать жизни и уменьшать боль. Если включить убийство пациентов в список «медицинских услуг», это станет посягательством на самую суть медицины.

    3. Самоубийство при содействии делает людей, желающих воспользоваться этим «сервисом», гражданами второго сорта. Если человек, не имеющий депрессии, не может претендовать на помощь в уходе из жизни, а человек с депрессией – может, значит, государство фактически подтверждает, что жизнь человека с депрессией – менее ценна.

    4. Эвтаназия требует, чтобы государство и медицинские учреждения определяли, стоит ли человеку жить. В результате люди с ограниченными возможностями становятся людьми второго сорта, так как их жизни менее ценны, чем жизни людей без инвалидности.

    Родителям детей-инвалидов в Бельгии советуют подвергнуть детей эвтаназии. Эвтаназия, в переводе с греческого – «хорошая смерть», ставится в зависимость от евгеники – по-гречески «хорошее рождение».

    Так же, как аборт оправдывает убийство не рожденных детей с синдромом Дауна и другими отклонениями, эвтаназия используется, чтобы убивать уже родившихся людей, но менее совершенных, чем другие.

    5. Самоубийство при содействии стирает границы.

    Если кто-то страдает от психического заболевания и имеет право воспользоваться финансируемой правительством горячей линией для самоубийц, то как должны действовать операторы? Отговаривать человека от самоубийства? Или такое давление будет «нарушением» новых «прав» граждан в государстве, где правительство разрешает убийства? Ведь как только было решено, что женщина имеет «право» на аборт, люди тут же начали обвинять тех, кто пытался отговорить женщин от абортов, в нарушении их «прав».

    6. Самоубийство при содействии делает людей, расположенных к самоубийству, гораздо более уязвимыми, так как, легализовав возможность для человека убить себя, правительство подтвердило, что этим людям не стоит жить.

    7. Самоубийство при содействии дает новое определение термину «лекарство», которым теперь обозначается и смертельный яд, выписанный врачом с явным намерением убить человека.

    8. Самоубийство при содействии создает новое, вымышленное право – «право на смерть». Это в корне подрывает право на жизнь, от которого нельзя отказаться, даже добровольно. «Право на смерть» – это правовой абсурд.

    9. Предоставление государству и судам права на легализацию убийства – чрезвычайно опасный шаг, имеющий далеко идущие последствия. В Нидерландах многие люди становятся жертвами «принудительной эвтаназии».

    10. Предоставлять медработникам легальное право убивать, даже в ограниченных обстоятельствах, и глупо, и опасно. Пользуясь этим правом, можно будет скрыть врачебную халатность или неправильное лечение. И подобные прецеденты уже были в европейских странах, где эвтаназия легализована.

    11. Дети могут давить на родителей, чтобы те воспользовались новой «услугой». Такие случаи были зафиксированы в США и Европе. Когда люди живут долго и тратят свои сбережения на себя, несложно предугадать реакцию эгоистичного отпрыска, видящего, как тает его наследство.

    churchnewspaper.com

    12. Выступающие за легализацию эвтаназии игнорируют тот факт, что люди могут находиться под давлением и использовать этот сервис по разным причинам. Например, легализация эвтаназии для детей в Бельгии игнорирует тот факт, что дети могут подвергаться давлению в противовес их интересам.

    13. Не развита дискуссия вокруг того, как должна осуществляться заключительная стадия эвтаназии.

    Так называемые «предохранительные меры» оказались иллюзорны или неэффективны во всех юрисдикциях, где эвтаназия легализована.

    Известно, что очень многие чувствуют огромное облегчение, если их попытка самоубийства оказалась неудачной, но мы не можем опросить жертв эвтаназии, жалеют ли они о своем решении.

    14. Самоубийство при содействии несет в своей основе светский принцип: после смерти ничего нет, самоубийство ни на что не влияет. Это весьма самонадеянно. Если, как верят христиане (и практически вся западная цивилизация вплоть до недавнего времени), жизнь после смерти существует, самоубийство – это действие, имеющее огромные моральные последствия.

    15. Самоубийство при содействии как нравственный вопрос (а как иначе его рассматривать?) никогда не обсуждалось, даже на периферии. Те, кто стремится к легализации эвтаназии, кажется, просто приняли за аксиому мысль, что самоубийство при содействии – это право, не сделав ни одной попытки сформулировать внятную философию, чтобы проиллюстрировать, почему это так.

    16. Злоупотребления эвтаназией происходят везде, где она стала легальна: например, судьи в Нидерландах разрешили некоторым семьям подвергнуть эвтаназии своих престарелых родителей, страдающих деменцией, несмотря на то, что сами родители никогда об эвтаназии не просили и не было никаких весомых доказательств того, что они хотели умереть.

    17. В странах, где легализована эвтаназия, растут цены на эту «услугу». В Бельгии и Нидерландах огромное количество людей умирают в результате эвтаназии каждый год.

    18. Специалисты по этике настаивают на том, что «принудительная эвтаназия» – а вернее, убийство – для детей должна быть легализована. В Нидерландах это уже произошло (Гронингенский протокол 2004 года).

    19. Самоубийство при содействии и эвтаназия обесценивают человеческую жизнь. Ведь медицинские учреждения умертвляют страдающего человека так, как будто усыпляют домашнее животное.

    20. Там, где самоубийство при содействии легализуется, активисты эвтаназии проталкивают этот «сервис» во все возможные сферы. Их речи о неких «предохранительных мерах» и «ограниченных обстоятельствах» – откровенная ложь. Конечная цель – чтобы эвтаназия назначалась по просьбе и без всяких извинений.

    Перевод с английского Марии Строгановой для «Православие и мир»

    Источник: https://www.pravmir.ru/evtanaziya-20-dovodov-protiv/

    Этические аргументы за и против эвтаназии

    Существует множество доводов в поддержку эвтаназии, но также есть и множество возражений против неё. Если оставить в стороне частности, то можно выделить два основных аргумента «за»:

    1. Жизнь – это благо, но только когда удовольствие преобладает над страданиями.

    Это сильный и самоочевидный аргумент, который опирается на здравый смысл: «Жизнь является благом до тех пор, пока мы можем её наслаждаться, собственно жить». Соответственно, когда человек страдает настолько, что не может получать удовольствие от жизни, и способен недвусмысленно выразить свое желание прекратить свою жизнь, появляются основания этически оправдать эвтаназию.

    Против этого аргумента есть два основных возражения:

    • Жизнь в страданиях все равно является благом, если альтернатива – отсутствие жизни. Испытывая боль, человек способен испытывать чувства; переживая негативные эмоции, он по-прежнему переживает. После смерти же возможности переживать нет. Поэтому жизнь, даже жизнь в мучениях, – всегда большее благо, чем смерть.
    • Сознательное желание больного окончить свои мучения – это недостаточное основание для эвтаназии. Разрешая эвтаназию на основании только воли умирающего, мы тем самым приравниваем эвтаназию к самоубийству и, более того, начинаем считать самоубийство благом.

    2. Жизнь можно считать благом только тогда, когда человек живет осмысленно.

    Аргумент обращается к тому, что именно делает жизнь человека благом – к возможности осмысленной деятельности, получению эмоций, общению.

    Если болезнь свела человека до вегетативного состояния, лишила сознания, то его жизнь уже не является в полной мере человеческой, а потому не считается благом.

    В таком случае окончить существование человека – это все равно, что срубить омертвевшее растение.

    Против этого аргумента есть два основных возражения:

    • Человек определяется не только своим «Я», но и отношением к нему окружающих. Если бы человек имел ценность только тогда, когда он жив и сохраняет рассудок, то наша культура не стала такой, какая она есть. Люди испокон веков с трепетом относились к умершим и почитали захоронения, несмотря на то, что тела покойных давно обратились в прах. Близкий человек, оказавшийся в коме или вегетативном состоянии, не меньше заслуживает уважения, чем останки покойного родственника.
    • Жизнь в вегетативном состоянии – это тоже жизнь. Обрывать её только из-за этого, равноценно тому, чтобы срубить еще живое дерево только потому, что оно не человек. Тяжелобольной человек заслуживает ничуть не менее трепетного отношения, чем живая природа.

    Прагматические аргументы за и против эвтаназии

    Споры идут не только о принципиальной моральной оправданности эвтаназии, но и о практической стороне данной процедуры.

    Прагматические аргументы за:

    • Поддержание жизни умирающего человека дорого обходится больницам. Аргумент строится вокруг практического взгляда на распределение ресурсов. Поддержание человека в состоянии умирания не только мучительно для него и его близких, но и тратит ресурсы медицинского учреждения. Медикаменты, оборудование и усилия врачей могут быть направлены вместо этого на лечение тех людей, которых еще можно спасти.
    • Поддержание жизни умирающего человека тратит силы и средства его близких. Аргумент обращается к прагматичному пониманию блага близких умирающего человека. Как правило, удержание человека на этапе умирания стоит больших денег. Близкие умирающего (либо смертельно больного) человека тратят большие суммы на поддержание в нем жизни, несмотря на отсутствие возможности выздоровления. Ради этого они нередко влезают в долги и кредиты, а необходимость присматривать за умирающим близким человеком порождает психологические проблемы для родственников, вплоть до клинических расстройств.

    Прагматические аргументы против:

    • Возможность злоупотреблений. Введение практики эвтаназии грозит большим количеством злоупотреблений. Недостаточный контроль над эвтаназией, особенно за недобровольной, может привести к тому, что она может быть применена в ситуации, где её можно избежать. Кроме того, эвтаназия, проводимая не по воле самого умирающего, может быть использована из корыстных побуждений со стороны его наследников или третьих лиц.
    • Требует масштабного пересмотра законодательства. Введение эвтаназии потребует значительной работы по созданию законодательной базы. Необходимо будет разработать юридические и медицинские критерии, когда эвтаназия допустима, а когда нет. Понадобится сформулировать исчерпывающий перечень медицинских анализов для установления возможности эвтаназии и провести необходимые для этого исследования.

    Возможно, вам будет интересно:

    20 октября 2018

    Источник: https://ritual.ru/poleznaya-informacia/articles/ehvtanaziya-argumenty-za-i-protiv/

    Стыдные вопросы про эвтаназию Можно ли считать ее убийством? Разрешена ли она в России и кто выступает против? — Meduza

    Эвтаназия за и против

    Правительство Нидерландов рассматривает законопроект, в соответствии с которым люди смогут прибегнуть к эвтаназии, даже если они не являются смертельно больными.

    В сентябре в Бельгии впервые в мире эвтаназия была применена к ребенку. Законодательство о добровольном уходе из жизни по медицинским показаниям смягчается одновременно в нескольких странах мира.

    «Медуза» отвечает на вопросы о том, какой бывает эвтаназия — и в каких случаях и странах она применяется.

    Что такое эвтаназия?

    Слово «эвтаназия» происходит от греческого еu — «хорошо» и thanatos — «смерть». В медицинском контексте это понятие впервые употребил английский ученый Фрэнсис Бэкон на рубеже XVI и XVII веков.

    Бэкон говорил, что цель врача — не только исцелять, но и избавлять пациента от страданий, которые причиняют ему болезни, когда уже никакой надежды на спасение нет.

    При этом в 1930–40-е годы нацисты называли «эвтаназией» свою программу умерщвления «Т-4», которая предусматривала казнь инвалидов, людей с психическими расстройствами и с наследственными заболеваниями. 

    В наши дни определение «эвтаназия» включает в себя ряд обязательных элементов. В Оксфордском справочнике по клинической медицине она описывается как «намеренное умерщвление неизлечимо больного человека с целью облегчения его страданий». Смерть человека считается эвтаназией, если она наступила в результате действия или бездействия (в случае отказа от лечения) другого человека — врача. 

    Подобному уходу из жизни должны предшествовать невыносимые страдания от неизлечимой болезни или нахождение в необратимой коме; главный и единственный мотив для доктора — прекращение страданий пациента.

    В этом контексте смерть больного становится единственным способом прекратить его мучения, а значит, является для умирающего единственным возможным благом.

    Врач должен выбрать для своего пациента самый безболезненный и гуманный способ расстаться с жизнью.

    Какие виды эвтаназии существуют? Можно ли ее назвать убийством или самоубийством?

    Выделяют активную и пассивную эвтаназию. В первом случае врач назначает или вводит пациенту смертельную дозу препарата. Первым врачом, который применил в своей практике активную эвтаназию, был американец Джек Кеворкян.

    Он получил прозвище «Доктор Смерть» за то, что создал так называемую «машину самоубийства» — мерситрон: аппарат, который сам подавал смертельную дозу анальгетиков и ядовитых веществ в кровь человека.

    В 1990 году мерситроном впервые воспользовался пациент с болезнью Альцгеймера. 

    В 1991-м Кеворкяна лишили лицензии врача, ему запретили заниматься медицинской практикой. Однако за восемь последующих лет с помощью мерситрона себя лишили жизни более 130 человек. В 1999-м врача приговорили к десяти годам лишения свободы по обвинению в убийстве.

    В случае пассивной эвтаназии происходит сознательный отказ пациента от лечения или поддерживающей терапии. Выделяют также добровольную эвтаназию, когда она проводится с согласия больного, и недобровольную, когда за него решение принимают родственники (в случае если пациент находится без сознания).

    В 2003 году Европейская ассоциация паллиативной помощи в своем докладе, принятом всеми международными организациями, уточнила определение эвтаназии: она может быть только активной и только добровольной.

    В России эвтаназия запрещена?

    Практика отказа от лечения применяется в российской медицине с начала ХХ века, в 2011 году она была закреплена Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

    Он предусматривает право пациента или его законного представителя (если человек находится в вегетативном состоянии) отказаться от медицинского вмешательства.

    Например, от искусственного поддержания жизни: сердечно-легочной реанимации, искусственной вентиляции легких, искусственного питания и гидратации, гемодиализа и даже кардиостимуляторов.

    Значит, разрешена?

    Нет. Отказ от медицинского вмешательства — это не эвтаназия.

    В России она запрещена статьей 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

    Как в России живут неизлечимо больные на последней стадии?

    Сторонники развития и улучшения качества паллиативной медицины считают, что человек может жить достойно и на финальных стадиях тяжелейших заболеваний: для этого нужен качественный уход. Также следует разграничить желание умирающего избавиться от боли и его желание смерти.

    При правильном подходе — в первую очередь хорошо подобранном обезболивании, доступности морфина в день обращения — человека покидают мысли о добровольном уходе из жизни. В феврале 2015-го специальный корреспондент «Медузы» Катерина Гордеева опубликовала репортаж о трудностях, с которыми сталкиваются онкобольные при получении обезболивающих.

    Только за февраль 2015-го в Москве покончили с собой 11 человек, страдавших от рака и не получивших необходимой медицинской помощи.

    В каких странах неизлечимо больные люди имеют право на эвтаназию? Что написано у них в законодательстве?

    В США эвтаназия легальна в пяти штатах: Орегон (с 1997 года), Вашингтон (с 2008-го), Монтана (с 2010-го), Вермонт (с 2013-го) и Калифорния (с 2015-го).

    Согласно орегонскому закону «О достойной смерти», врач может выписать неизлечимому больному смертельную дозу препарата, но ввести ее должен сам пациент.

    В этих штатах право на эвтаназию имеют пациенты, достигшие 18 лет, находящиеся в здравом уме, жить которым остается не больше полугода, — диагноз должны подтвердить два независимых специалиста, а свое желание умереть больной должен высказать трижды.

    С 2002 года эвтаназия разрешена в Нидерландах и в Бельгии. Неизлечимо больные люди имеют право получать помощь в совершении эвтаназии — то есть врач не только может назначить смертельную дозу препарата, но и самостоятельно ее ввести.

    Право на смерть получают больные, которые испытывают невыносимые страдания от неизлечимого заболевания, победить которое нет ни единого шанса. Свое желание умереть пациент должен высказать несколько раз и при этом находиться в здравом уме.

    В Бельгии создана Федеральная комиссия по оценке и контролю, которая следит за тем, чтобы врачи не нарушали закон. В Нидерландах в 2015 году было зафиксировано 5,5 тысячи случаев применения эвтаназии. 

    В Швейцарии в 1942 году был принят закон, разрешающий «помогать совершать самоубийство», если у «помощника» (им в данном случае становится врач) нет корыстных мотивов. Речь идет не об эвтаназии в чистом виде: пациент имеет право принять смертельную дозу, но врач не может ее ввести. В отличие от Бельгии, в Швейцарии эвтаназия доступна для иностранцев.

    C 2009-го эвтаназию и помощь в совершении самоубийства разрешили в Люксембурге, в 2015-м — в Колумбии и Канаде. В 2010-м в Швеции сделали законным отключение медицинских систем поддержания жизни — по просьбе больного.

    Дети тоже могут подвергаться эвтаназии?

    Применять эвтаназию в отношении несовершеннолетнего разрешено в Бельгии. Закон об облегчении предсмертных страданий неизлечимо больных детей был принят в 2014 году.

    17 сентября 2016-го 17-летний бельгийский подросток на последней стадии неизлечимой болезни подвергся эвтаназии — это стало первым подобным случаем.

    По закону, чтобы получить такое право, несовершеннолетний должен быть в сознании, сам обратиться с просьбой об эвтаназии, а его родители должны дать на это согласие.

    Какие есть аргументы за и против эвтаназии? Кто ее главные противники?

    Защитники эвтаназии называют ее «актом милосердия» и «избавлением от страданий».

    Они говорят о том, что жизнь не может считаться благом, когда она состоит из одних физических и душевных мучений — без надежды на облегчение; если существование человека поддерживается с помощью сложных технологий, жизнь перестает быть желанной целью.

    Среди доводов в пользу эвтаназии упоминается и экономический аспект: средства, которые тратятся на поддержание жизни безнадежно больных, можно тратить на лечение тех, у кого еще есть надежда на исцеление. И наконец, один из главных аргументов в пользу эвтаназии: человек имеет право самостоятельно распоряжаться своей жизнью.

    Против эвтаназии высказываются представители всех мировых религий. Их главный аргумент: только бог дает человеку жизнь — и только он ее может забрать. Намеренное прекращение жизни религия считает убийством или самоубийством. Врач не должен брать на себя функцию бога. 

    Светские противники «права на смерть» говорят об абсолютной ценности человеческой жизни: она в любой своей форме лучше, чем отсутствие всякой жизни, она есть благо, даже если превращается в сплошное страдание, люди в вегетативном состоянии тоже имеют право жить. Те, кто выступает против эвтаназии, говорят также о возможных злоупотреблениях со стороны родственников и врачей: одни могут желать человеку смерти из-за наследства, другие таким образом могут экономить бюджет.

    Противники эвтаназии отмечают, что прекращение человеческой жизни для врачей противоестественно. Если «право на смерть» будет легализовано, появится опасность того, что врачи потеряют стимул для поиска новых препаратов и способов лечения.

    Эвтаназия противоречит клятве Гиппократа?

    Гиппократ писал: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

    Древнегреческий целитель считал, что врачи должны делать все, чтобы сохранить жизнь человеку, и сформулировал принцип «не навреди».

    Одновременно с этим в своей книге «Об искусстве» он так описал цель медицины: «Она совершенно освобождает больных от болезней, притупляя силу болезней, но к тем, которые уже побеждены болезнью, она не протягивает своей руки».

    Медицинская этика и медицина в целом со времен Гиппократа изменились. Сейчас большое внимание уделяется развитию паллиативной медицины: разрабатываются программы поддержания качества жизни неизлечимых больных, которые помогают им дожить до своего естественного конца, не испытывая страшных страданий.

    Источник: https://meduza.io/feature/2016/10/18/stydnye-voprosy-pro-evtanaziyu

    Vse-referaty
    Добавить комментарий