Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Предпосылки классической науки

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Научная революция, которая произошла в эпоху Возрождения в XV–XVI веках и подготовила возникновение классического естествознания, была обусловлена всем ходом социокультурных преобразований Западной Европы.

Становление капиталистических отношений и промышленный переворот вели к существенному прогрессу науки и техники, способствовали радикальным изменениям в мировоззрении общества и индивида. Менялся не только социальный статус человека, но и менялось представление о его месте и роли в мире. Человек – это Творец.

Если Бог – это Творец Вселенной, то человек – преобразователь природы и жизни, и Богом ему отведено особое место в мире.

Революция в мировоззрении эпохи Возрождения вела к радикальным изменениям в отношении к Природе, к Богу, к самому себе. Теоцентрическая картина мира заменяется и постепенно вытесняется антропоцентрической.

Однако, эта – картина, в которой два центра: Бог и Человек, два Творца мира.

Такой целостный образ мира опирался на пантеизм – учение о тождестве Бога и Природы («Бог во всем»), и на гуманизм – признание человека, его свободы и достоинства высшей ценностью.

Польский астроном Николай Коперник (1473 – 1543 г. г.) на основе большого количества астрономических наблюдений и расчетов создал новую гелиоцентрическую систему мира.

В этой системе Коперник низвел Землю до роли рядовой планеты, которая одновременно вращается вокруг Солнца и вокруг собственной оси.

В своем труде «Об обращении небесных сфер» Коперник утверждал, что движение – это естественное свойство небесных и земных механизмов, выражаемое некоторыми общими закономерностями механики.

Это учение опровергало догматизированное представление Аристотеля о «неподвижном перводвигателе», приводящем в движение Вселенную, и разрушало опиравшуюся на идеи Аристотеля религиозную картину мира. Вместе с тем польский астроном считал, что Вселенная конечна, она где-то заканчивается твердой сферой, на которой закреплены неподвижные звезды. Вселенная похожа на мир в скорлупе.

Философское обоснование идеям Коперника дал знаменитый итальянский философ Джордано Бруно (1548 – 1600). Он настаивал на том, что Вселенная бесконечна, что существует множество миров, подобных нашему миру, многие из них обитаемы.

Инквизиция в 1592 году арестовала Джордано Бруно. 8 лет он находился в тюрьме, где подвергался страшным пыткам. 17 февраля 1600 года он был сожжен на костре, на Площади Цветов в Риме.

Это произошло на рубеже двух веков, ознаменовавшемся рождением классического естествознания.

Большую роль в формировании предпосылок классического естествознания сыграл Г. Галилей.

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Галилео Галилея (1564 – 1624) называют «отцом современного естествознания». Именно он стоял у истоков классической механики и экспериментального естествознания.

До Галилея общепринятым в науке считалось понимание движения, выработанное Аристотелем и сводившееся к следующему принципу: тело движется только при наличии внешнего на него воздействия, и, если это воздействие прекращается, тело останавливается.

Галилей показал, что этот принцип Аристотеля является ошибочным, и сформулировал совершенно иной принцип, получивший впоследствии наименование принципа инерции: тело либо находится в состоянии покоя, либо движется равномерно и прямолинейно, если на него не производится какого-либо внешнего воздействия.

Большое значение для становления механики как науки имело исследование Галилеем свободного падения тел. Он установил, что скорость свободного падения тел не зависит от их массы, как утверждал Аристотель. Пройденный падающим телом путь пропорционален квадрату времени падения.

При этом траектория брошенного тела, движущегося под воздействием начального толчка и земного притяжения, является параболой. Галилею принадлежит экспериментальное обнаружение весомости воздуха, открытие законов колебания маятника, и многое другое.

Истинное знание, по мнению Галилея, достижимо исключительно на пути изучения природы при помощи наблюдения, опыта и математики.

Интересны астрономические наблюдения Галилея, обосновывающие и утверждавшие гелиоцентрическую систему Коперника.

Он приводит естественнонаучное доказательство справедливости гелиоцентрической системы в работе «Диалог о двух системах мира – Птолемеевской и Коперниковой».

Галилей успел многое: разработал экспериментально – математический метод и обосновал его принципы; сформулировал принцип инерции, принцип относительности, законы свободного падения тел, дал строгое определение понятий скорости и ускорения; с помощью сконструированного им телескопа он экспериментально доказал справедливость учения Коперника.

И. Ньютон и его роль в становлении классической науки

Исаак Ньютон (1643-1727) завершил процесс становления классического естествознания, четко сформулировав механические законы всех процессов движения и взаимодействия макроскопических тел и создав для их описания математический язык бесконечно малых. В этом было отступление от атомистических воззрений, но это привело к значительному продвижению в описании и понимании природы.

Несмотря на то, что в настоящее время его подход кажется естественным и очевидным на фоне абстрактных представлений современной физики, и с него начинают знакомство с этой наукой в школе, в то время понадобилось почти семьдесят лет, чтобы этот подход окончательно утвердился в умах ученых.

Дав свое определение понятиям скорости, ускорения, силы, массы, Ньютон сформулировал законы динамики в виде связей между этими величинами. Проанализировав законы движения небесных тел, обнаруженных Т. Браге и И. Кеплером, он установил закон всемирного тяготения, введя в науку меру гравитационного взаимодействия тел в нашей Вселенной.

В результате стало возможным точно предсказывать солнечные затмения и понять природу морских приливов. Отличительной чертой классической механики являлась обратимость движений во времени, что следовало из соответствующих уравнений.

При описании механических процессов в различных системах координат, движущихся относительно друг друга равномерно и прямолинейно, следовало использовать принцип относительности Галилея. Согласно этому принципу на ускорения тел, возникшие в результате их силового взаимодействия, относительное движение систем отсчета никакого влияния не оказывает.

При этом никакими механическими опытами невозможно установить, какая именно из систем движется. Для расчета достаточно было просто сложить скорость движения тела в данной системе отсчета и скорость относительного движения систем отсчета. Поэтому можно выбрать наиболее удобную систему отсчета и работать с ней.

Например, в движущемся вагоне отпущенный камень упадет вдоль вертикальной прямой, но при наблюдении с неподвижной платформы его траектория будет иметь вид кривой линии – параболы. Если описать движение (и предсказать положения камня) в системе движущегося вагона (что проще), то, чтобы сказать, когда и в какой точке он будет при наблюдении с платформы, достаточно просто учесть относительную скорость (скорость вагона) в конечном ответе.

. Научное наследие И.

Ньютона разнообразно: создание дифференциального и интегрального исчисления (параллельно с Лейбницем, но независимо от него), важные астрономические наблюдения, которые Ньютон проводил с помощью собственноручно построенных зеркальных телескопов.

Он внес большой вклад в развитие оптики: он поставил опыты по изучению дисперсии света (дисперсия света – разложение луча света при прохождении через призму на отдельные спектральные лучи) и дал объяснение этому явлению.

В 1687 году вышел главный труд Ньютона «Математические начала натуральной философии», заложивший основы современной теоретической физики.

Свою научную программу Ньютон назвал «экспериментальной философией», подчеркивая решающее значение опыта, эксперимента в изучении природы.

Идеи Ньютона, опиравшиеся на математическую физику и эксперимент, определили направление развития естествознания на многие десятилетия вперед.

Научная революция XVI – XVII веков, ее ход, содержание и основные итоги

Отрезок времени примерно от даты публикации работы Николая Коперника «Об обращениях небесных сфер», т.е. с 1543 г., до деятельности Исаака Ньютона обычно называют периодом «научной революции». Научная революция XVI-XVII в.в.

представляет собой мощное движение, которое обретает характерные черты в работах Галилея, идеях Бэкона, Декарта и впоследствии получает свое завершение в классическом механическом образе Вселенной, подобной часовому механизму.

Все началось с астрономической революции Коперника, Тихо Браге, Кеплера и Галилея – наиболее выдающихся ее представителей. Шаг за шагом меняется образ мира, с трудом, но неуклонно разрушаются опоры космологии Аристотеля – Птолемея. Коперник помещает в центр мира вместо Земли Солнце.

Тихо Браге устраняет материальные сферы, которые согласно старой космологии вовлекали в свое движение планеты, а идею материальной сферы заменяет современной идеей орбиты.

Кеплер предлагает математическую систематизацию открытий Коперника и завершает революционный переход от теории кругового движения планет («совершенного» в понимании старой космологии) к теории эллиптического движения.

Галилей показывает ошибочность различения физики земной и физики небесной, доказывая, что Луна имеет ту же природу, что и Земля, и формулирует принцип инерции. Ньютон в своей теории гравитации объединяет физику Галилея и физику Кеплера.

Однако за те 150 лет, которые отделяют Коперника от Ньютона, меняется не только образ мира, меняется образ человека, но постепенно меняется также и образ науки. Научная революция XVI-XVII в.в.

– это не только создание новых теорий, одновременно это коренное изменение представлений о знании, о науке.

Этот итог революции Галилей объяснил очень четко: наука больше не является ни особой интуицией отдельного мага или просвещенного астролога, ни комментарием к авторитету Аристотеля, который все сказал. Наука становится исследованием и раскрытием мира природы.

У истоков классического естествознания стоял Г. Галилей. Он создал экспериментальное естествознание, обосновав научный метод. В результате наука приобретает автономию от веры и философии. Начиная с Галилея, наука намерена исследовать не что, а как, не субстанцию, а функцию.

Еще один важный итог научной революции – превращение науки в социальный институт: возникновение академий, лабораторий, международных контактов (вспомним переписку ученых).

Другая фундаментальная характеристика научной революции – формирование знания, которое в отличие от предшествующего объединяет теорию и практику, науку и технику, создавая новый тип ученого. Он больше не маг или астролог, владеющий частным знанием посвященных, и не университетский профессор, комментатор и интерпретатор текстов прошлого.

Научная революция порождает современного ученого-экспериментатора, сила которого – в эксперименте, становящемся все более строгим благодаря новым измерительным приборам, все более и более точным. Деятельность ученого нового типа часто протекает вне старых структур познания, например, университетов.

В XVI и XVII веках университеты и монастыри уже больше не являются, как это было в средневековье, единственными центрами культуры. Инженер или архитектор, проектирующий каналы, плотины, укрепительные сооружения, занимает равное или даже более престижное положение, чем врач, придворный астроном, профессор университета.

«Механические искусства» раньше считались «низкими, презренными», недостойными свободного человека. Теперь они стали приравниваться к «свободным искусствам», т.е. интеллектуальному труду. Это сближение техники и науки, их последующее слияние рождает современную науку и составляет ее суть. Науку создали ученые, но развивается она благодаря технологической базе, машинам и инструментам.

«Широкое поле для размышлений, – пишет Галилей в «Беседах о двух новых науках», – представляет наблюдательному уму практика в вашем знаменитом арсенале, господа венецианцы, и особенно в том, что касается механики: каждый инструмент и механизм постоянно используют разные мастера, среди которых… есть очень опытные и умнейшие люди».

Наука утверждается с помощью экспериментов, которые осуществляются на конкретном материале с помощью испытательных приборов, созданных вручную с использованием инструментов. Чтобы стать ученым теперь не обязательно знание латыни, не требовалась знакомство с книгами или университетская кафедра.

Публикации в «Актах» академий и участие в научных обществах были доступны всем – профессорам, экспериментаторам, ремесленникам, дилетантам. Наука распространяется через книги, периодические издания, частные письма, деятельность научных обществ, но не через университетские курсы. Обсерватории, лаборатории, музеи, мастерские, дискуссионные клубы зарождаются вне университетов.

Научная революция проявилась и в быстром росте и совершенствовании инструментария – компаса, весов, механических часов, астролябий, печей и т.д., которые быстро модернизируются. В начале XVI века весь инструментарий сводился к немногим предметам, связанным с астрономическими наблюдениями и топографическими открытиями, а в механике применялись рычаги и блоки.

Теперь же в течение всего лишь нескольких десятилетий появляются телескоп Галилея (1610), микроскоп Мальпиги (1660), Гука (1665) и Ван Левенгука, циклоидальный маятник Гюйгенса (1673), воздушный термометр Галилея (1638), водяной термометр Жана Рея (1632), спиртовой термометр Магалотти (1666), барометр Торричелли (1643), пневматический насос Роберта Бойля (1660) и т.п.

задача инструментов, по мнению ученых, – усиливать познавательные способности органов чувств. И в то же время использование оптических инструментов, таких, как призма или тонкие металлические пластинки (например, в опытах Ньютона), позволяет характеризовать их не только как вспомогательное средство для увеличения возможностей органов чувств, но и как способ устранить обман зрения.

Проникая внутрь объектов, инструмент обеспечивает большую объективность по сравнению со свидетельствами чувств. В это же время возникает и другая важная проблема инструмента – искажение исследуемого объекта. В важной полемике Ньютона и Гука по поводу теории цветов и функционировании призмы возникло существенное разногласие.

Гук оценил опыты Ньютона с призмой, отмечая их точность и изящество, но он отверг гипотезу о том, что белый цвет может иметь сложную природу. Гук считал, что цвет не является исходной принадлежностью лучей. По его мнению, белый цвет – продукт движения частиц, проходящих через призму. А это означает, что рассеивание цветов – результат искажения, образуемого призмой.

Эта проблема инструмента – исказителя исследуемого объекта в дальнейшем развитии физики (в XX веке) возникнет вновь.

Деятельность Галилея и Кеплера по раскрытию законов механики успешно продолжил английский ученый Исаак Ньютон (1643 – 1727 г.г.). Его научное наследие чрезвычайно разнообразно. Он открыл три закона механики, сформулировал закон всемирного тяготения, динамически обосновав систему Коперника и законы Кеплера.

Открытие закона всемирного тяготения оказало огромное влияние на дальнейшее развитие естествознания. Это был универсальный закон природы, которому подчинялось все малое и большое, земное и небесное.

На основе ньютоновской классической механики сложилась картина мира, которая представляла Вселенную как совокупность огромного числа неделимых и неизменных атомов, перемещающихся в абсолютном пространстве и времени, взаимосвязанных силами тяготения, мгновенно передающихся от тела к телу через пустоту.

Свойства пространства и времени неизменны и не зависят от самих тел. Природа, согласно этой картине мира, являет собой простую машину, части которой подчиняются жесткой детерминации.



Источник: http://biofile.ru/bio/21192.html

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Работапо обоснованию гелиоцентризма быланачата Галилео Галилеем, труды которогопредопределили весь облик классической,а во многом и современной науки. Именноим были заложены основы нового типамировоззрения, а также новой науки –математического опытного естествознания.

Чтобы глубже проникнуть в математическиезаконы и постичь истинный характерприроды, Галилей усовершенствовал иизобрел множество технических приборови инструментов – линзу, телескоп,микроскоп, магнит, воздушный термометр,барометр и др. Их использование придалоестествознанию новое, неведомое грекамизмерение.

Прежние размышления оВселенной уступили место экспериментальномуисследованию с целью постижениядействующих в ней универсальныхматематических законов.

Г.Галилей (1564–1642)

Оченьважно, что свою систематическую ориентациюна опыт Галилей сочетал со стремлениемк его математическому осмыслению. Иставил его так высоко, что считалвозможным полностью заменить традиционнуюлогику как бесполезное орудие мышленияматематикой, которая только и способнанаучить человека искусству доказательства.

Математическийаналитический метод Галилея привел егок механистическому истолкованию бытия,позволил ему сформулировать понятиефизического закона в его современномпонимании.

Можно считать, что, начинаяс работ этого ученого, наука полностьюпорвала с сугубо качественным истолкованиемприроды. Особое значение для утверждениянауки нового типа имели открытия Галилеяв области механики и астрономии.

Именноони заложили прочный фундамент вобоснование гелиоцентризма.

Гелиоцентризм– картинамира, представляющая центром ВселеннойСолнце, вокруг которого вращаются всепланеты, в том числе и Земля.

Однойиз серьезнейших проблем, препятствующихутверждению нового мировоззрения, былодавнее убеждение, сложившееся еще вантичности и поддерживавшееся напротяжении Средневековья, что междуземными и небесными явлениями и теламисуществует принципиальная разница.

Современ Аристотеля считалось, что небеса– место нахождения идеальных тел,состоящих из эфира и вращающихся поидеальным круговым орбитам вокругЗемли. Земные же тела возникают ифункционируют совсем по другим законам.

Поэтому прежде чем создавать всеобъемлющиетеории и открывать законы природы,ученые Нового времени должны былиопровергнуть деление на земное инебесное. Первый шаг в этом направлениибыл сделан Галилеем.

Послетого, как в 1608 г. была изобретена зрительнаятруба, Галилей усовершенствовал ее ипревратил в телескоп с 30-кратнымувеличением. С его помощью он совершилцелый ряд выдающихся астрономическихоткрытий.

Среди них – горы на Луне, пятнана Солнце, фазы Венеры, четыре крупнейшихспутника Юпитера. Он же первый увидел,что Млечный Путь представляет собойскопление огромного множества звезд.

https://www.youtube.com/watch?v=2qhaQaldcKE

Все эти факты доказывали, что небесныетела – это не эфирные создания, а вполнематериальные предметы и явления. Ведьне может быть на идеальном теле гор, какна Луне, или пятен, как на Солнце.

Спомощью своих открытий в механикеГалилей разрушил догматические построениягосподствовавшей почти в течение двухтысяч лет Аристотелевской физики.

Галилей выступил против мыслителя,авторитет которого считался бесспорным,и впервые проверил многие его утвержденияопытным путем, заложив тем самым основынового раздела физики – динамики– науки о движении тел под действиемприложенных сил. До этого единственнымболее или менее разработанным разделомфизики была статика.

Статика– наука о равновесии тел под действиемприложенных сил, основанная  Архимедом.

ТакжеГалилей изучал свободное падение тели на основании своих наблюдений выяснил,что оно совершенно не зависит от весаили состава тела. После этого онсформулировал понятия скорости,ускорения, показал, что результатомдействия силы на тело является нескорость, а ускорение.

ПроанализировалГалилей и метательное движение, наосновании чего пришел к идее инерции,пока еще не сформулированной точно, носыгравшей огромную роль в дальнейшемразвитии естествознания.

В отличие отАристотеля, полагавшего, будто все теластремятся достичь места, отведенногоим природой, после чего движениепрекращается, Галилей считал, чтодвижущееся тело стремится пребывать впостоянном равномерном прямолинейномдвижении или в покое, если толькокакая-нибудь внешняя сила не остановитего или не отклонит от направления егодвижения. Идея инерции позволилаопровергнуть одно из возраженийпротивников гелиоцентризма, которыеутверждали, что предметы, находящиесяна поверхности Земли, в случае ее движениянеизбежно оказались бы сброшенными снее, и что любой метательный снаряд,запускаемый вверх под прямым углом,обязательно приземлялся бы на некоторомрасстоянии от исходной точки броска.Понятие инерции объясняло, что движущаясяЗемля автоматически передавала своедвижение всем находящимся на ней телам.

Ещеодним возражением противниковгелиоцентризма было то, что мы нечувствуем движения Земли. Ответ на неготакже был дан Галилеем в сформулированномим классическомпринципе относительности.Согласно этому принципу, никакимимеханическими опытами, проведеннымивнутри системы, невозможно установить,покоится система или движется равномернои прямолинейно.

Также классическийпринцип относительности утверждает,что между покоем и равномернымпрямолинейным движением нет никакойразницы, они описываются одними и темиже законами. Равноправие движения ипокоя, т.е.

инерциальныхсистем -покоящихся или движущихся друготносительно друга равномерно ипрямолинейно, Галилей доказывалрассуждениями и многочисленнымипримерами. Например, путешественник вкаюте корабля с полным основаниемсчитает, что книга, лежащая на его столе,покоится.

Но человек на берегу видит,что корабль плывет, и он имеет всеоснования утверждать, что книга движетсяи притом с той же скоростью, что и корабль.Так движется на самом деле книга илипокоится? На этот вопрос, очевидно,нельзя ответить просто «да» или «нет».

Спор между путешественником и человекомна берегу был бы пустой тратой времени,если бы каждый из них отстаивал толькосвою точку зрения и отрицал точку зренияпартнера. Они оба правы, и чтобы согласоватьпозиции, им нужно только признать, чтов одно и то же время книга покоитсяотносительно корабля и движетсяотносительно берега вместе с кораблем.

Законымеханики вместе с его астрономическимиоткрытиями подводили ту физическуюбазу под гипотезу Коперника, которойсам ее творец еще не располагал. Изгипотезы гелиоцентрическая доктринатеперь начинала приобретать статустеории.

Ноеще не был окончательно решен вопрос осоотношении земных и небесных движений,не было объяснено движение самой Земли.Реальное движение планет также малосоответствовало их описанию вгелиоцентрической гипотезе Коперника(круговое движение), как и в геоцентризмеПтолемея.

Источник: https://studfile.net/preview/5430575/page:6/

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки (1)

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Министерство образования науки РоссийскойФедерации

Государственное образовательноеучреждение

высшего профессиональногообразования

«Уральскийгосударственный педагогическийуниверситет»

ГалилеоГалилей и его роль в становленииклассической науки

Реферат

Исполнитель:

Научный руководитель:

Екатеринбург 2006

ВВЕДЕНИЕ

1.Происхождение Галилея, егодетство и юность.

2.Наука и научное познание всредние века.

3.Роль Галилея в современнойнауке.

3.1. Вклад в методологию.

3.2. Вклад в космологию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Введение

Актуальность данной работы связана стем, что основы нового типа мировоззрения,новой науки были заложены Галилеем.

Цель данной работы – рассмотретьбиографию Г. Галилея и его роль встановлении классической науки.

Для достижения данной цели нами былипоставлены следующие задачи:

  1. Проанализировать литературу по данной теме.

  2. Познакомиться с происхождением Галилея, его детством и юностью.

  3. Рассмотреть научные познания в средние века.

  4. Изучить роль Галилея в современной науке.

Объектом исследования являетсяпроцесс становления классической науки.

Предмет исследования – рольГалилея в становлении классическойнауки.

Глава 1. Происхождение Галилея,его детство и юность.

Галилео Галилей, основательсовременной наблюдательной и опытнойнауки, был старшим из шестерых детейВинченцо и Юлии Галилео и родился 18февраля 1564 года в итальянском городеПизе.

Отец его, бедный дворянин,обремененный большим семейством, неимел никакого состояния, и средства кжизни добывал личным трудом, живя большейчастью во Флоренции, где он давал частныеуроки музыки.

Он имел некоторые познанияв математике и любил эту науку, но, неимея ни средств, ни досуга, не могзаниматься ею и старался отвлечь отэтого и своего сына, основательнополагая, что для занятия стольпривлекательной наукой, могущей легкоовладеть всем вниманием человека,необходимо быть несколько обеспеченнымв средствах к жизни. В 1564 году он женилсяна дочери Козмы Вентури, Юлии; плодомэтого брака и был Галилей. Кроме негоВинченцо имел еще двух сыновей и трехдочерей.

Первые годы Галилея протеклипреимущественно во Флоренции, но обэтом периоде его жизни известно мало.Биографы упоминают, впрочем, что вдетстве Галилей любил заниматьсяустройством игрушечных машин, но этоне представляет собой ничего особенного.

Вероятно, каждый необыкновенный человекотличается во многом от других уже всамом раннем детстве, но не всякийспособен подмечать эти особенности.Отроческое образование Галилея началосьсамым жалким образом; по счастью, в жизнигениальных людей учителя имеют оченьмало значения, как и все вообще такназываемые «неблагоприятные условия»и «тяжелые» условия.

Мальчик, разумеется,больше всего учился сам, находя своюумственную пищу везде; он со страстьюпредавался изучению греческих и латинскихавторов и приобрел обширные сведенияпо литературе древней и новой, выработавв себе замечательный литературный идиалектический талант, немало послужившийему впоследствии для распространениянаучных истин.

Вероятно, благодаряучителю Галилей до 18 лет совершенно незнал математики, не учился ей и даже небыл расположен ею заниматься.

Из своего положения и обстановкиГалилей сумел извлечь все, что толькобыло можно.

Дело, которым занимался ижил его отец, он изучил, по-видимому, всовершенстве и превзошел своего отца,потому что, как говорят его биографы,он с течением времени оспаривал пальмупервенства в музыке даже у первыхпреподавателей этого искусства воФлоренции.

Но был еще один учебныйпредмет, которому совершенно никто неучил Галилея; ему научился он без всякихпосторонних указаний – самостоятельно;это – рисование. Искусство рисования,живопись так сильно привлекали к себеГалилея, что, по его

собственным словам, он выбрал бы своейпрофессией живопись, если бы тольковыбор зависел от него. Галилей действительносчитаться знатоком живописи, к которомуобращались лучшие художники Флоренции,спрашивая его мнения относительноперспективы, освещения и даже самойкомпозиции своих картин.

Даже известныеживописцы того времени удивлялись еготаланту и знанию дела и, не стесняясь,сознавались, что они во многом обязаныего советам.

Может быть, такие отзывыдо некоторой степени зависели от еговыдающегося положения на другом поприще,чуждом живописи, когда ни о зависти кнему, ни о конкуренции с ним не моглобыть и речи и когда, наоборот, упоминаниеимени Галилея, ссылка на его мнениемогли служить отличной рекомендациейдля художника.

Школьный период жизни великого человекаприближался к концу. Приходилось думатьо том, как поступить с юношей далее.

Самой беспечальной жизнью, конечно,являлась жизнь духовенства; но чтобыстать священником, надо было родитьсязнатным или иметь сильных покровителей;ни того, ни другого не было у молодогоГалилея.

Одно время отец думал дажепустить сына, как говорят у нас, «покоммерческой части», но, замечая в немнеобыкновенные способности, оставилэту мысль и остановился на свободныхпрофессиях. Из этих последних в то времянаиболее доходной считалась медицина,как она считается ею даже и в наше время.

Галилей в то время, может быть, еще нечувствовал своего великого призвания,а может быть, и не хотел огорчать отцанепослушанием, а потому согласился наего желание и поступил в 1583 году 19-летнимюношей в Пизанский университет снамерением изучать медицину.

По счастьюдля него, в таинстве этой науки илиискусства посвящали не тотчас, а нужнобыло прослушать до этого приготовительныйкурс аристотелевской или перипатетическойфилософии, состоящей из метафизики иматематики.

Последняя, бывшая для негостоль долго запретным плодом и потомупредставлявшая всю прелесть новизны,живо привлекла к себе внимание Галилея.В своей ранней юности он слыхал от отца,что как музыка, так и любимая им живописьмного зависят от науки чисел и протяжения– математики.

Этих элементарных сведенийоказалось, однако, достаточным, чтобыГалилей получил вкус к математике ибыстро увидел в ней, по его собственнымсловам, «самое надежное орудие дляизощрения ума, потому что она приучаетнас строго

мыслить и рассуждать». В этом отношенииему много помог замечательный ученый,приятель его отца Остилиус Ричи.Рассказывают, будто Галилей, жадноотносившийся ко всякому знанию,подслушивал за дверью уроки, даваемыеРичи

пажам, и, застигнутый в этом подслушивании,обратил на себя внимание Ричи. Как быто ни было, но молодой Галилей обратилсяк Ричи с просьбой познакомить его сЕвклидом, и – тайно от отца. Ричисогласился заниматься с

Галилеем, но не считал возможным делатьэтого без согласия его отца, с которымнаходился в дружеских отношениях; онизвестил последнего о желании сына ипросил его не препятствовать юношезаниматься тем, к чему он чувствуетсклонность.

К счастью Галилея, и вуниверситете был человек, придерживавшийсяновых взглядов, – преподаватель физикиЯков Манцони, значительно отрешившийсяот школьной перипатетической философиии державшийся учения Пифагора.

Его урокине только обратили внимание Галилея накрайнюю неосновательность, и сбивчивостьначал, на которых основывалась тогдашняяфизика, но побудили его отнестиськритически к общепринятым мнениям ипройти в этом отношении несравненнодальше учителя.

При своем светлом умеГалилей никак не мог приучить себяпассивно соглашаться с бездоказательнымимнениями других и полагаться с накакие-то бы то ни было авторитеты ввопросах, которые можно было проверитьразмышлением, наблюдением и опытом.

Чего так боялся отец, то и случилось.Познакомившись с Евклидом, Галилейпожелал идти дальше и скоро перешел кАрхимеду, сочинения которого подарилему Ричи, между тем как занятия медицинойвсе больше и больше отодвигались назадний план.

Хватаясь, подобно утопающему, запоследнюю соломинку, отец Галилея проситРичи перестать заниматься с сыном, апоследнему запрещает даже видеться сРичи.

Первое время, когда отец устроил надним тщательный надзор, Галилей, хотяему был уже 21 год, не решался открытоидти против его воли и, занимаясь решениемматематических вопросов или читая своихлюбимых авторов, держал перед глазамитрактаты по медицине; но в последствии,когда он получил уже некоторую известностьи был представлен великому князюТосканскому, он упросил отца позволитьему заниматься любимой наукой и получил,наконец, его полное согласие.

Глава 2. Наука и научное познаниев средние века

Средневековая наука почтине соответствует критериям научности.Это означало ее безусловный шаг назадпо сравнению с античной наукой. В средниевека проблемы истины решались не наукойили философией, а теологией (философскимучением о Боге). В этой ситуации наукастановилась средством решения чистопрактических задач.

Арифметика иастрономия, в частности, были необходимытолько для вычисления дат религиозныхпраздников.

Такое чисто прагматическоеотношение к средневековой науке привелок тому, что она утратила одно из самыхценных качеств античной науки, в которойнаучное знание рассматривалось каксамоцель, познание истины осуществлялосьради самой истины, а не ради практическихрезультатов.

Поэтому говорить о развитии науки впериод раннего Средневековья неприходится – есть только ее упадок.

Сохраняются лишь жалкие остатки тогоконгломерата научных знаний, которымобладала античность, изложенные всочинениях тех античных авторов, которыепризнавались христианской церковью.

Пересмотру эти знания не подлежали, ихможно было только комментировать –этим и занимались средневековыемыслители.

Тем не менее, в недрах средневековойкультуры успешно развивались такиеспецифические области знания, какастрология, алхимия, ятрохимия, натуральнаямагия, которые подготовили возможностьобразования современной науки.

Этидисциплины представляли собойпромежуточное звено между техническимремеслом и натурфилософией и в силусвоей практической направленностисодержали в себе зародыш будущейэкспериментальной науки.

Исподволь ониразрушали идеологию созерцательности,осуществляя переход к опытной науке.

В положительную сторону ситуация всредневековой науке стала меняться в12 веке, когда в научном обиходе сталоиспользоваться все научное наследиеАристотеля. Тогда, естественно, наукастолкнулась с теологией и пришла с нейв противоречие.

Разрешение этогопротиворечия стала концепция двойственнойистины, то есть признание права насосуществование «естественного разума»наряду с верой, основанной на откровении.

Но даже в этих обстоятельствах еще оченьдолгое время все опытное знание и выводы,полученные из него методом дедукции,признавались лишь вероятными, обладающимитолько относительной, а не абсолютнойдостоверностью. В тех условиях религиознаякартина мира представлялась болееочевидной по сравнению с философсконаучной.

Однако постепенно позитивные измененияв средневековой науке набирали силу, ипоэтому представление о соотношенииверы и разума в картине мира

менялось: сначала они стали признаватьсяравноправными, а затем, в эпоху Возрождения,разум был поставлен выше откровения.

В это же время были сделаны первые шагик механистическому объяснению мира.Появляются понятия пустоты, бесконечногопространства и движения по прямой линии,требование устранить из объяснениятелеологический принцип и ограничитьсядействующими причинами.

Также закладывается новое пониманиемеханики, которая в античности былаприкладной наукой. Античность, да ираннее Средневековье рассматриваливсе созданные человеком инструментыкак искусственные, чуждые природе.

Важным было создание условий для точногоизмерения. В науке вплоть до эпохиВозрождения точное измерение природныхпроцессов считалось невозможным. Такоепредставление восходит к античности,где точность рассматривалась какхарактеристика только идеальныхобъектов.

Сейчас же идет бурное развитиеастрологии, содержащей в себе зародышибудущей астрономии и требующей довольноточных измерений. Так начинаетсяматематизация физики и физикализацияматематики, которая завершилась созданиемматематической физики Нового времени.

И не случайно у истоков этой науки стоятастрономы – Коперник, Кеплер, Галилей.

Глава 3. Роль Галилея ввозникновении современной науке

3.1. Вклад в методологию.

Основы нового типамировоззрения, новой науки были заложеныГалилеем. Он начал создавать ее какматематическое и опытное естествознание.

Исходной посылкой было выдвижениеГалилеем аргумента, что для формулированиячетких суждений относительно природыученым надлежит учитывать толькообъективные – поддающиеся точномуизмерению – свойства (размер, форма,количество, вес, движение), тогда каксвойства, просто доступные восприятию(цвет, звук, вкус, осязание), следуетоставить без внимания как субъективныеи эфемерные. Лишь с помощью количесивенногоанализа наука может получить правильныезнания о мире. А чтобы глубже проникнутьв математические законы и постичьистинный характер природы. Галилейусовершенствовал и изобрел множествотехнических приборов – линзу, телескоп,микроскоп, воздушный термометр, барометри др. Использование этих приборовпридавало эмпиризму новое, неведомоегрекам измерение.

Очень важно, что свою систематическуюориентацию на опыт Галилей сочетал состремлением к его математическомуосмыслению. Эксперимент для него –планомерно проводимый опыт, посредствомкоторого исследователь как бы задаетприроде интересующие его вопросы.

Ответы, которые он хочет получить,возможны не на путях умозрительно-силлогистическихрассуждений, но должны быть итогомдедуктивно-математического осмыслениярезультатов исследования.

Галилейставил такое осмысление столь высоко,что считал возможным полностью заменитьтрадиционную логику, как бесполезноеорудие мышления, математикой, котораятолько и способна научить человекаискусству доказательства.

Это важнейшая сторона методологииГалилея вылилась у него в идеюсистематического применения двухвзаимосвязанных методов – аналитическогои синтетического (он называл ихрезолютивным и композитивным).

Припомощи аналитического метода исследуемоеявление расчленяется на более простыесоставляющие его элементы.

Затем вступаетдругое методологическое действие ввиде того или иного предположения,гипотезы, с помощью которых достигаетсяобъяснение интересующих ученого фактовили явлений природы в их большей илименьшей сложности.

Эта задача решаетсяпроверкой правильности принятойгипотезы, которая не должна находитьсяв противоречии с фактами, выявленнымипри анализе опыта. Такого рода проверкаосуществляется при помощи синтетическогометода. Иначе говоря, Галилей нашелподлинно научную точку соприкосновенияопытно-индуктивного и абстрактно-дедуктивного

способов исследования природы, дающаявозможность связать научное мышление,невозможное без абстрагирования иидеализации, с конкретными восприятиемявлений и процессов природы.

3.2. Вклад в космологию.

С 1609 года начинается рад прекрасныхоткрытий Галилея в области астрономии,почти непрерывно следующих одно задругим. В этом году в Италии началираспространяться слухи, что какой-тоголландец представил графу МорицуНассаускому замечательный оптическийприбор, представлявший отдаленныепредметы близкими. Ничего, кроме этого,решительно не было известно.

Галилейобратил внимание на этот предмет ивскоре устроил первый телескоп, основанныйна том же принципе, как наши теперешниетеатральные бинокли, то есть на сочетаниимежду собой выпуклых и вогнутых стекол.

Несмотря на то, что свойства выпуклыхстекол были известны в Голландии, славаизобретения телескопа должна принадлежатьисключительно Галилею, потому что толькоон устроил этот прибор на рациональныхначалах и дал ему надлежащее употребление.

Устроенная Галилеем труба была, конечно,крайне несовершенна. Сначала онаувеличивала только от 4 до 7 раз, и послевсех усовершенствований Галилею удалосьдовести увеличение лишь до 30 раз.

Галилео Галилей в изобретенный имтелескоп увидел в небе то, что до сихпор оставалось скрытым для невооруженногоглаза. И ему первому из земножителейсуждено было увидать лунные горы ипропасти. Он узнал, что лунные горысравнительно выше земных; он узналтакже, что Луна всегда обращена к намодной и той же своей стороною.

Зимою следующего года на долю Галилеявыпало новое счастье: он открыл новыепланеты и тем опроверг заблуждение,господствовавшее над умами людейнесколько тысячелетий, что существуетвсего семь подвижных светил, или планет,считая в числе их и Солнце. Открытыеновые планеты оказались спутникамиЮпитера.

Смена фаз Венеры не оставляласомнений в том, что это освещеннаяСолнцем планета действительно обращаетсявокруг его.

Наконец, множество невидимыхглазом звезд и особенно удивительнаязвездная россыпь, составляющая Млечныйпуть, – разве это не подтверждало учениеБруно о бесчисленных солнцах и землях?С другой стороны, темные пятна Галилеемна Солнце, опровергали учение Аристотеляи других философов о неприкосновеннойчистоте небес. Небесные тела оказалисьпохожими на Землю,

и это сходство земного и небесногозаставляло постепенно отказаться отошибочного представления о Солнце какцентре всего Мироздания.

Заключение

Научная деятельность Галилея поражаетсвоей громадностью и разнообразием.Хотя множество сочинений еще до нас недошло, но и то, что нам известно, показывает,что он занимался и оставил свои следыво всех отраслях современного емуестествознания – в математике, механикеи физике в широком смысле этого слова.

По словам Араго, сочинения и письмаГалилея на каждом шагу блещут такимигениальными мыслями, которые подтвердилисьлишь в новейшее время, через два или тривека после Галилея. Орлиный взор егопроникал далеко за круг задач своеговремени и провидел будущие судьбы наукина расстоянии целых веков.

Занимаясьопределением погрешностей и определениемих влияния на результаты наблюдений,Галилей едва не открыл теории вероятностейи, во всяком случае, положил ей начало.Его наблюдения над движением звезд сцелью доказать вращение Земли едва непривели его к открытию аберрации света,сделанному Брадлеем через два с лишнимвека после Галилея.

Ему принадлежитпервая мысль об определении годичногопараллакса звезд, то есть мысль обопределении их расстояния; он угадал,что в пространстве между Сатурном инеподвижными звездами существуютневидимые планеты, из которых мы знаемтеперь две: Уран и Нептун. Он изучалсвойства лучистого тепла, которое,проходя через воздух, не нагревает его.

Он не верил в мгновенное распространениесвета и надеялся определить скоростьего опытом именно на тех началах, накоторых это было осуществлено лишь внаше время французским физиком Физо.

Список литературы

  1. Воронов В. К., Гречнева М. В., Сагдеев Р. З. Основы современного естествознания: Учеб. Пособие для вузов. – 2-е изд., стер. – М., Высш. шк., 1999. – 247с.

  2. Горелов А. А. Концепции современного естествознания: Учеб. Пособие для студ. Высш. учеб. Заведений. – М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2000. – 512с.

  3. Грушевицкая Т. Г., Садохин А. П. Концепции современного естествознания: Учеб. Пособие – М.: Высш. шк., 1998. – 383с.

  4. Дубнищева Т. Я. Концепции современного естествознания: Уч. пособие для студентов. 2003.

  5. Коперник. Галилей. Кеплер. Лаплас и Эйлер. Кетле: Биогр. Повествования. / Сост., общ. ред. Н.Ф. Болдырева; Послесл. А. Ф. Арендаря. – Челябинск: Урал, 1997. – 456с.

Источник: https://works.doklad.ru/view/4J_sOpllCzQ.html

Реферат: Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Министерство образования науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Уральский государственный педагогический университет»

Галилео Галилей и его роль в становлении классической науки

Реферат

Исполнитель:

Научный руководитель:

Екатеринбург 2006

ВВЕДЕНИЕ

1.Происхождение Галилея, его детство и юность.

2.Наука и научное познание в средние века.

3.Роль Галилея в современной науке.

3.1. Вклад в методологию.

3.2. Вклад в космологию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Введение

Актуальность данной работы связана с тем, что основы нового типа мировоззрения, новой науки были заложены Галилеем.

Цель данной работы – рассмотреть биографию Г. Галилея и его роль в становлении классической науки.

Для достижения данной цели нами были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать литературу по данной теме.

2. Познакомиться с происхождением Галилея, его детством и юностью.

3. Рассмотреть научные познания в средние века.

4. Изучить роль Галилея в современной науке.

Объектом исследования является процесс становления классической науки.

Предмет исследования – роль Галилея в становлении классической науки.

Глава 1. Происхождение Галилея, его детство и юность.

Галилео Галилей, основатель современной наблюдательной и опытной науки, был старшим из шестерых детей Винченцо и Юлии Галилео и родился 18 февраля 1564 года в итальянском городе Пизе.

Отец его, бедный дворянин, обремененный большим семейством, не имел никакого состояния, и средства к жизни добывал личным трудом, живя большей частью во Флоренции, где он давал частные уроки музыки.

Он имел некоторые познания в математике и любил эту науку, но, не имея ни средств, ни досуга, не мог заниматься ею и старался отвлечь от этого и своего сына, основательно полагая, что для занятия столь привлекательной наукой, могущей легко овладеть всем вниманием человека, необходимо быть несколько обеспеченным в средствах к жизни. В 1564 году он женился на дочери Козмы Вентури, Юлии; плодом этого брака и был Галилей. Кроме него Винченцо имел еще двух сыновей и трех дочерей.

Первые годы Галилея протекли преимущественно во Флоренции, но об этом периоде его жизни известно мало. Биографы упоминают, впрочем, что в детстве Галилей любил заниматься устройством игрушечных машин, но это не представляет собой ничего особенного.

Вероятно, каждый необыкновенный человек отличается во многом от других уже в самом раннем детстве, но не всякий способен подмечать эти особенности. Отроческое образование Галилея началось самым жалким образом; по счастью, в жизни гениальных людей учителя имеют очень мало значения, как и все вообще так называемые «неблагоприятные условия» и «тяжелые» условия.

Мальчик, разумеется, больше всего учился сам, находя свою умственную пищу везде; он со страстью предавался изучению греческих и латинских авторов и приобрел обширные сведения по литературе древней и новой, выработав в себе замечательный литературный и диалектический талант, немало послуживший ему впоследствии для распространения научных истин.

Вероятно, благодаря учителю Галилей до 18 лет совершенно не знал математики, не учился ей и даже не был расположен ею заниматься.

Из своего положения и обстановки Галилей сумел извлечь все, что только было можно.

Дело, которым занимался и жил его отец, он изучил, по-видимому, в совершенстве и превзошел своего отца, потому что, как говорят его биографы, он с течением времени оспаривал пальму первенства в музыке даже у первых преподавателей этого искусства во Флоренции.

Но был еще один учебный предмет, которому совершенно никто не учил Галилея; ему научился он без всяких посторонних указаний – самостоятельно; это – рисование. Искусство рисования, живопись так сильно привлекали к себе Галилея, что, по его

собственным словам, он выбрал бы своей профессией живопись, если бы только выбор зависел от него. Галилей действительно считаться знатоком живописи, к которому обращались лучшие художники Флоренции, спрашивая его мнения относительно перспективы, освещения и даже самой композиции своих картин.

Даже известные живописцы того времени удивлялись его таланту и знанию дела и, не стесняясь, сознавались, что они во многом обязаны его советам.

Может быть, такие отзывы до некоторой степени зависели от его выдающегося положения на другом поприще, чуждом живописи, когда ни о зависти к нему, ни о конкуренции с ним не могло быть и речи и когда, наоборот, упоминание имени Галилея, ссылка на его мнение могли служить отличной рекомендацией для художника.

Школьный период жизни великого человека приближался к концу. Приходилось думать о том, как поступить с юношей далее.

Самой беспечальной жизнью, конечно, являлась жизнь духовенства; но чтобы стать священником, надо было родиться знатным или иметь сильных покровителей; ни того, ни другого не было у молодого Галилея.

Одно время отец думал даже пустить сына, как говорят у нас, «по коммерческой части», но, замечая в нем необыкновенные способности, оставил эту мысль и остановился на свободных профессиях. Из этих последних в то время наиболее доходной считалась медицина, как она считается ею даже и в наше время.

Галилей в то время, может быть, еще не чувствовал своего великого призвания, а может быть, и не хотел огорчать отца непослушанием, а потому согласился на его желание и поступил в 1583 году 19-летним юношей в Пизанский университет с намерением изучать медицину.

По счастью для него, в таинстве этой науки или искусства посвящали не тотчас, а нужно было прослушать до этого приготовительный курс аристотелевской или перипатетической философии, состоящей из метафизики и математики.

Последняя, бывшая для него столь долго запретным плодом и потому представлявшая всю прелесть новизны, живо привлекла к себе внимание Галилея. В своей ранней юности он слыхал от отца, что как музыка, так и любимая им живопись много зависят от науки чисел и протяжения – математики.

Этих элементарных сведений оказалось, однако, достаточным, чтобы Галилей получил вкус к математике и быстро увидел в ней, по его собственным словам, «самое надежное орудие для изощрения ума, потому что она приучает нас строго

мыслить и рассуждать». В этом отношении ему много помог замечательный ученый, приятель его отца Остилиус Ричи. Рассказывают, будто Галилей, жадно относившийся ко всякому знанию, подслушивал за дверью уроки, даваемые Ричи

пажам, и, застигнутый в этом подслушивании, обратил на себя внимание Ричи. Как бы то ни было, но молодой Галилей обратился к Ричи с просьбой познакомить его с Евклидом, и – тайно от отца. Ричи согласился заниматься с

Галилеем, но не считал возможным делать этого без согласия его отца, с которым находился в дружеских отношениях; он известил последнего о желании сына и просил его не препятствовать юноше заниматься тем, к чему он чувствует склонность.

К счастью Галилея, и в университете был человек, придерживавшийся новых взглядов, – преподаватель физики Яков Манцони, значительно отрешившийся от школьной перипатетической философии и державшийся учения Пифагора.

Его уроки не только обратили внимание Галилея на крайнюю неосновательность, и сбивчивость начал, на которых основывалась тогдашняя физика, но побудили его отнестись критически к общепринятым мнениям и пройти в этом отношении несравненно дальше учителя.

При своем светлом уме Галилей никак не мог приучить себя пассивно соглашаться с бездоказательными мнениями других и полагаться с на какие-то бы то ни было авторитеты в вопросах, которые можно было проверить размышлением, наблюдением и опытом.

Чего так боялся отец, то и случилось. Познакомившись с Евклидом, Галилей пожелал идти дальше и скоро перешел к Архимеду, сочинения которого подарил ему Ричи, между тем как занятия медициной все больше и больше отодвигались на задний план.

Хватаясь, подобно утопающему, за последнюю соломинку, отец Галилея просит Ричи перестать заниматься с сыном, а последнему запрещает даже видеться с Ричи.

Первое время, когда отец устроил над ним тщательный надзор, Галилей, хотя ему был уже 21 год, не решался открыто идти против его воли и, занимаясь решением математических вопросов или читая своих любимых авторов, держал перед глазами трактаты по медицине; но в последствии, когда он получил уже некоторую известность и был представлен великому князю Тосканскому, он упросил отца позволить ему заниматься любимой наукой и получил, наконец, его полное согласие.

Глава 2. Наука и научное познание в средние века

Средневековая наука почти не соответствует критериям научности. Это означало ее безусловный шаг назад по сравнению с античной наукой. В средние века проблемы истины решались не наукой или философией, а теологией (философским учением о Боге). В этой ситуации наука становилась средством решения чисто практических задач.

Арифметика и астрономия, в частности, были необходимы только для вычисления дат религиозных праздников.

Такое чисто прагматическое отношение к средневековой науке привело к тому, что она утратила одно из самых ценных качеств античной науки, в которой научное знание рассматривалось как самоцель, познание истины осуществлялось ради самой истины, а не ради практических результатов.

Поэтому говорить о развитии науки в период раннего Средневековья не приходится – есть только ее упадок.

Сохраняются лишь жалкие остатки того конгломерата научных знаний, которым обладала античность, изложенные в сочинениях тех античных авторов, которые признавались христианской церковью.

Пересмотру эти знания не подлежали, их можно было только комментировать – этим и занимались средневековые мыслители.

Тем не менее, в недрах средневековой культуры успешно развивались такие специфические области знания, как астрология, алхимия, ятрохимия, натуральная магия, которые подготовили возможность образования современной науки.

Эти дисциплины представляли собой промежуточное звено между техническим ремеслом и натурфилософией и в силу своей практической направленности содержали в себе зародыш будущей экспериментальной науки.

Исподволь они разрушали идеологию созерцательности, осуществляя переход к опытной науке.

В положительную сторону ситуация в средневековой науке стала меняться в 12 веке, когда в научном обиходе стало использоваться все научное наследие Аристотеля. Тогда, естественно, наука столкнулась с теологией и пришла с ней в противоречие.

Разрешение этого противоречия стала концепция двойственной истины, то есть признание права на сосуществование «естественного разума» наряду с верой, основанной на откровении.

Но даже в этих обстоятельствах еще очень долгое время все опытное знание и выводы, полученные из него методом дедукции, признавались лишь вероятными, обладающими только относительной, а не абсолютной достоверностью. В тех условиях религиозная картина мира представлялась более очевидной по сравнению с философсконаучной.

Однако постепенно позитивные изменения в средневековой науке набирали силу, и поэтому представление о соотношении веры и разума в картине мира

менялось: сначала они стали признаваться равноправными, а затем, в эпоху Возрождения, разум был поставлен выше откровения.

В это же время были сделаны первые шаги к механистическому объяснению мира. Появляются понятия пустоты, бесконечного пространства и движения по прямой линии, требование устранить из объяснения телеологический принцип и ограничиться действующими причинами.

Также закладывается новое понимание механики, которая в античности была прикладной наукой. Античность, да и раннее Средневековье рассматривали все созданные человеком инструменты как искусственные, чуждые природе.

Важным было создание условий для точного измерения. В науке вплоть до эпохи Возрождения точное измерение природных процессов считалось невозможным. Такое представление восходит к античности, где точность рассматривалась как характеристика только идеальных объектов.

Сейчас же идет бурное развитие астрологии, содержащей в себе зародыши будущей астрономии и требующей довольно точных измерений. Так начинается математизация физики и физикализация математики, которая завершилась созданием математической физики Нового времени.

И не случайно у истоков этой науки стоят астрономы – Коперник, Кеплер, Галилей.

Глава 3. Роль Галилея в возникновении современной науке

3.1. Вклад в методологию.

Основы нового типа мировоззрения, новой науки были заложены Галилеем. Он начал создавать ее как математическое и опытное естествознание.

Исходной посылкой было выдвижение Галилеем аргумента, что для формулирования четких суждений относительно природы ученым надлежит учитывать только объективные – поддающиеся точному измерению – свойства (размер, форма, количество, вес, движение), тогда как свойства, просто доступные восприятию (цвет, звук, вкус, осязание), следует оставить без внимания как субъективные и эфемерные. Лишь с помощью количесивенного анализа наука может получить правильные знания о мире. А чтобы глубже проникнуть в математические законы и постичь истинный характер природы. Галилей усовершенствовал и изобрел множество технических приборов – линзу, телескоп, микроскоп, воздушный термометр, барометр и др. Использование этих приборов придавало эмпиризму новое, неведомое грекам измерение.

Очень важно, что свою систематическую ориентацию на опыт Галилей сочетал со стремлением к его математическому осмыслению. Эксперимент для него – планомерно проводимый опыт, посредством которого исследователь как бы задает природе интересующие его вопросы.

Ответы, которые он хочет получить, возможны не на путях умозрительно-силлогистических рассуждений, но должны быть итогом дедуктивно-математического осмысления результатов исследования.

Галилей ставил такое осмысление столь высоко, что считал возможным полностью заменить традиционную логику, как бесполезное орудие мышления, математикой, которая только и способна научить человека искусству доказательства.

Это важнейшая сторона методологии Галилея вылилась у него в идею систематического применения двух взаимосвязанных методов – аналитического и синтетического (он называл их резолютивным и композитивным).

При помощи аналитического метода исследуемое явление расчленяется на более простые составляющие его элементы.

Затем вступает другое методологическое действие в виде того или иного предположения, гипотезы, с помощью которых достигается объяснение интересующих ученого фактов или явлений природы в их большей или меньшей сложности.

Эта задача решается проверкой правильности принятой гипотезы, которая не должна находиться в противоречии с фактами, выявленными при анализе опыта. Такого рода проверка осуществляется при помощи синтетического метода. Иначе говоря, Галилей нашел подлинно научную точку соприкосновения опытно-индуктивного и абстрактно-дедуктивного

способов исследования природы, дающая возможность связать научное мышление, невозможное без абстрагирования и идеализации, с конкретными восприятием явлений и процессов природы.

3.2. Вклад в космологию.

С 1609 года начинается рад прекрасных открытий Галилея в области астрономии, почти непрерывно следующих одно за другим.

В этом году в Италии начали распространяться слухи, что какой-то голландец представил графу Морицу Нассаускому замечательный оптический прибор, представлявший отдаленные предметы близкими. Ничего, кроме этого, решительно не было известно.

Галилей обратил внимание на этот предмет и вскоре устроил первый телескоп, основанный на том же принципе, как наши теперешние театральные бинокли, то есть на сочетании между собой выпуклых и вогнутых стекол.

Несмотря на то, что свойства выпуклых стекол были известны в Голландии, слава изобретения телескопа должна принадлежать исключительно Галилею, потому что только он устроил этот прибор на рациональных началах и дал ему надлежащее употребление.

Устроенная Галилеем труба была, конечно, крайне несовершенна. Сначала она увеличивала только от 4 до 7 раз, и после всех усовершенствований Галилею удалось довести увеличение лишь до 30 раз.

Галилео Галилей в изобретенный им телескоп увидел в небе то, что до сих пор оставалось скрытым для невооруженного глаза. И ему первому из земножителей суждено было увидать лунные горы и пропасти. Он узнал, что лунные горы сравнительно выше земных; он узнал также, что Луна всегда обращена к нам одной и той же своей стороною.

Зимою следующего года на долю Галилея выпало новое счастье: он открыл новые планеты и тем опроверг заблуждение, господствовавшее над умами людей несколько тысячелетий, что существует всего семь подвижных светил, или планет, считая в числе их и Солнце. Открытые новые планеты оказались спутниками Юпитера.

Смена фаз Венеры не оставляла сомнений в том, что это освещенная Солнцем планета действительно обращается вокруг его.

Наконец, множество невидимых глазом звезд и особенно удивительная звездная россыпь, составляющая Млечный путь, – разве это не подтверждало учение Бруно о бесчисленных солнцах и землях? С другой стороны, темные пятна Галилеем на Солнце, опровергали учение Аристотеля и других философов о неприкосновенной чистоте небес. Небесные тела оказались похожими на Землю,

и это сходство земного и небесного заставляло постепенно отказаться от ошибочного представления о Солнце как центре всего Мироздания.

Заключение

Научная деятельность Галилея поражает своей громадностью и разнообразием. Хотя множество сочинений еще до нас не дошло, но и то, что нам известно, показывает, что он занимался и оставил свои следы во всех отраслях современного ему естествознания – в математике, механике и физике в широком смысле этого слова.

По словам Араго, сочинения и письма Галилея на каждом шагу блещут такими гениальными мыслями, которые подтвердились лишь в новейшее время, через два или три века после Галилея. Орлиный взор его проникал далеко за круг задач своего времени и провидел будущие судьбы науки на расстоянии целых веков.

Занимаясь определением погрешностей и определением их влияния на результаты наблюдений, Галилей едва не открыл теории вероятностей и, во всяком случае, положил ей начало. Его наблюдения над движением звезд с целью доказать вращение Земли едва не привели его к открытию аберрации света, сделанному Брадлеем через два с лишним века после Галилея.

Ему принадлежит первая мысль об определении годичного параллакса звезд, то есть мысль об определении их расстояния; он угадал, что в пространстве между Сатурном и неподвижными звездами существуют невидимые планеты, из которых мы знаем теперь две: Уран и Нептун. Он изучал свойства лучистого тепла, которое, проходя через воздух, не нагревает его.

Он не верил в мгновенное распространение света и надеялся определить скорость его опытом именно на тех началах, на которых это было осуществлено лишь в наше время французским физиком Физо.

Список литературы

1. Воронов В. К., Гречнева М. В., Сагдеев Р. З. Основы современного естествознания: Учеб. Пособие для вузов. – 2-е изд., стер. – М., Высш. шк., 1999. – 247с.

2. Горелов А. А. Концепции современного естествознания: Учеб. Пособие для студ. Высш. учеб. Заведений. – М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2000. – 512с.

3. Грушевицкая Т. Г., Садохин А. П. Концепции современного естествознания: Учеб. Пособие – М.: Высш. шк., 1998. – 383с.

4. Дубнищева Т. Я. Концепции современного естествознания: Уч. пособие для студентов. 2003.

5. Коперник. Галилей. Кеплер. Лаплас и Эйлер. Кетле: Биогр. Повествования. / Сост., общ. ред. Н.Ф. Болдырева; Послесл. А. Ф. Арендаря. – Челябинск: Урал, 1997. – 456с.

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-234248.html

Vse-referaty
Добавить комментарий