Наука как социокультурный феномен

Тема: 8.1. Наука как социокультурный феномен

Наука как социокультурный феномен

Наука, имея многочисленные определения, выступает в трех основных ипостасях. Она понимается либо как форма деятельности, либо как система или совокупность дисциплинарных знаний или же как социальный институт.

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей.

Однако то, что наука является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, – результат недавнего развития. Только в ХХв. профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника. Один из основателей науки о науке Дж.

Бернал, отмечая, что «дать определение науки, по существу, невозможно», намечает пути, следуя которым можно приблизиться к пониманию того, чем является наука. Итак, наука предстает:

1. как институт;

2.

метод;

З. накопление традиций знаний;

4. фактор развития производства;

5. наиболее сильный фактор формирования убеждений и отношения человека к миру. В «Американском этимологическом словаре» науку определяют посредством указания на процедуры наблюдения, классификации, описания, экспериментальные исследования и теоретические объяснения естественных явлений».

Э. Агацци отмечает, что науку следует рассматривать как «теорию об определенной области объектов, а не как простой набор суждений об этих объектах». В таком определении содержится заявка на разграничение научного и обыденного знания, на то, что наука может в полной мере состояться лишь тогда, когда доводит рассмотрение объекта до уровня его теоретического анализа.

Таким образом, с наукой нельзя связывать только фиксацию совокупности фактов и их описание. Мы будем иметь состоявшуюся науку лишь тогда, когда сможем установить принципы, предлагающие их объяснение и прогноз. Многие ученые полагают, что если нет небольшого числа принципов, если нет простоты, то нет и науки.

Это спорная позиция. Ибо не только простота и ясность, но и глубокий теоретический, концептуальный уровень есть индикатор зрелой науки. Если человек говорит, что он не хочет умозрения, а только того, чтобы ему представили все факты, то он стоит лишь на точке зрения предварительной ступени науки, а не ее самой.

В настоящее время наука предстает, прежде всего, как социокультурный феномен.Это значит, что она зависит от многообразных сил, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь.

Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни.

1. Наука рассматривается в качестве социокультурного феномена потому, что, когда речь идет об исследовании ее истоков, границы того, что мы сегодня называем наукой, расширяются до границ «культуры».

2.

С другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента культуры в целом в ее первичном – деятельностном и технологическом – понимании. З.

Наука как социокультурный феномен вплетена во все сферы человеческих отношений, она внедряется и в базисные основания отношений самих людей, и во все формы деятельности, связанные с производством, обменом, распределением и потреблением вещей.

Максима современного технократического века гласит: «Все должно быть научным, научно обоснованным и научно проверенным».

4. Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры.

Отсюда становится понятной собственно культурнотехнологическая функция науки, связанная с обработкой и возделыванием человеческого материала – субъекта познавательной деятельности, включение его в познавательный процесс.

Исторически человеческое сообщество той или иной эпохи всегда располагало и общими языковыми средствами, и общим инструментарием, и специальными понятиями и процедурами – своеобразными «очками», при помощи которых прочитывалась действительность, «призмой», сквозь которую она разглядывалась.

Научное знание, глубоко проникая в быт, составляя существенную основу формирования сознания и мировоззрения людей, превратилось в неотъемлемый компонент социальной среды, в которой происходит становление и формирование личности.

5. Наука, понимаемая как социокультурный феномен, не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти.

Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность.

Открываются новые возможности этоса науки: проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

6. Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления.

Любая инновация требует аргументированного научного обоснования.

Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки.

7. В науке приветствуется поиск истины, а, следовательно, и критика, полемика, спор. Ученый находится в ситуации постоянного подтверждения своей профессиональности посредством публикаций, выступлений, квалификационных дисциплинарных требований и часто вступает в сложные отношения, как со своими оппонентами-коллегами, так и с общественным мнением.

По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 68',4 населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования. Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность.

Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно. Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства. Современную науку называют Большой наукой. В конце ХХ в. численность ученых в мире превысила 5 млн.

человек. Наука включает 15 тыс. дисциплин и несколько сот тысяч научных журналов. ХХ в. называют веком современной науки. Новые источники энергии и информационные технологии – перспективные направления современной науки. Возрастают тенденции интернационализации науки, а сама наука становится предметом междисциплинарного комплексного анализа.

К ее изучению приступают не только науковедение, философия науки, но и социология, психология, история.

8. «Нейтральность» науки и «социальный заказ». Как социокультурный феномен, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные.

Отвечая на экономические потребности общества, наука реализует себя в функции непосредственной производительной силы, выступая в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей.

Именно крупное машинное производство, которое возникло в результате индустриального переворота ХЧ111 – Х1Х вв. , составило материальную базу для превращения науки в непосредственную производительную силу. Каждое новое открытие становится основой для изобретения.

Многообразные отрасли производства начинают развиваться как непосредственные технологические применения данных различных отраслей науки, которые сегодня заметно коммерциализируются.

Наука, в отличие от других свободных профессий, не приносит сиюминутного экономического до хода и не связана напрямую с непосредственной выгодой, поэтому проблема добывания средств к жизни всегда была очень актуальна для ученого. В развитие современной науки необходимо вкладывать значительные средства, не надеясь их быстро окупить.

9. Отвечая на идеологические потребности общества, наука предстает как инструмент политики. Из истории отечественной науки видно, как марксистская идеология полностью и тотально контролировала науку, велась борьба с кибернетикой, генетикой, математической логикой и квантовой теорией.

Оценивая эту грань развития марксистской науки, Э. Агацци приходит к любопытным выводам: «. . . она [идеология] стремилась лишить науку имиджа объективного знания, который обеспечивал ей превосходство над идеологическим мышлением. . .

Марксисты твердили о социальной зависимости науки, особенно как деятельности, в ее прикладных областях и компромиссах с властью (прагматический уровень), а кроме того, склонялись к отождествлению науки с технологией» 6.

Официальная наука всегда вынуждена поддерживать основополагающие идеологические установки общества, предоставлять интеллектуальные аргументы и практический инструментарий, помогающий сохранить существующей власти и идеологии свое привилегированное положение.

В этом отношении науке предписано «вдохновляться» идеологией, включать ее в самое себя. Как метко заметил Т. Кун, «ученые учатся решать головоломки, и за всем этим скрывается большая идеология» 7 . Поэтому вывод о нейтральности науки всегда сопряжен с острой полемикой.

Идеология варьирует следующими моделями отношения к науке:

1. осуждение;

2.

безразличие (предоставляет той или иной науке развиваться самой по себе);

3. апологетика и эксплуатация. При этом в ход пускаются механизмы, направленные на то, чтобы запускать, замедлять или блокировать определенные направления.

Постоянное давление общества ощущается не только потому, что наука сегодня вынуждена выполнять «социальный заказ». Ученый всегда несет огромную моральную ответственность за последствия применения технологических разработок.

В отношении точных наук большое значение имеет такая характеристика, как секретность. Это связано с необходимостью выполнения специальных заказов, и в частности – в военной промышленности.

Действительно, существуют такие технологии и разработки, о которых человечеству лучше бы и не знать, чтобы не нанести себе вред, равносильный самоистреблению.

1О. Социально-психологические факторы, определяющие науку, требу ют введения в контекст научного исследования представлений об историческом и социальном сознании, размышлений о личностном портрете ученого, когнитивных механизмах познания и мотивации его деятельности. Они обязывают подвергнуть науку социологическому исследованию, тем более что наука как социокультурный феномен

имеет не только положительные, но и отрицательные последствия своего развития. Философы особо предостерегают против ситуации, когда применение науки теряет нравственный и гуманистический смысл. Тогда наука предстает объектом ожесточенной критики, остро встают проблемы контроля над деятельностью ученых.

Сложность объяснения науки как социокультурного феноменасостоит в том, 1.что наука все-таки не поступается своей автономией и не растворяется полностью в контексте социальных отношений. Безусловно, наука – «предприятие коммунитарное» (коллективное).

Ни один ученый не может не опираться на достижения своих коллег, на совокупную память человеческого рода. Наука требует сотрудничества многих людей, она интерсубъективна.

Первое означает зависимость науки от характеристик научного сообщества, работающего в условиях той или иной эпохи.

Второе говорит о зависимостях, образованных более широкой социокультурной средой, в которой развивается наука как таковая; это и есть выражение социального измерения науки. Иными словами, каждое общество имеет науку, соответствующую уровню его цивилизованной развитости.

2.

На сегодняшний день проблема, связанная с классификацией функций науки, до сих пор остается спорной отчасти потому, что наука развивалась, возлагая на себя новые и новые функции, отчасти в силу того, что, выступая в роли социокультурного феномена, она начинает больше заботиться не об объективной и безличностной закономерности, а о коэволюционном вписывании в мир всех достижений научно-технического прогресса. В качестве особой и приоритетной проблемы выделяют вопрос о социальных функциях науки. Авторы учебного пособия «Введение в философию» отмечают следующие три социальные функции науки:

1. культурно-мировоззренческую функцию науки;

2.

функцию непосредственной производительной силы;

3. функцию социальной силы.

З. Существует предположение, согласно которому чрезмерное развитие рациональных способностей ведет к сужению и даже атрофированию всех прочих каналов мировосприятия.

Естественно, что уменьшение информационной базы данных о действительности никак не способствует ее целостному постижению, а напротив, ведет лишь к ограниченному способу мировосприятия.

И когда ученые ссылаются на интуицию, они тем самым манифестируют свое стремление вырваться за пределы обусловленности только рациональным разумом. Рационализм пытается проинтерпретировать объект и все многообразие мира вместить в виде слов и понятий в рамки концептуализации.

4. Масса сложностей и проблем связана и с процедурой интерпретации, поскольку то, что увидел или понял ученый, требует своего лингвистического оформления. Таким образом, он вынужден вступить в царство языковых норм и форм.

Здесь фактор различия интерпретации указывает на то, где и как учился ученый, что у него за душой, какая перспектива видится ему в частном, единичном эксперименте.

Эти и множество подобных проблем объединены одним тезисом – о социальной природе научного познания, социальной обусловленности деятельности ученого.

Анализ высказываний ученых, проведенный Н. Гильбертом и М. Маклеем, привел к выводу: «Вариабельность суждений – их неотъемлемое свойство, а не следствие методологических неувязок». Ученые весьма различно оценивают поведение своих коллег, иногда они отказываются понимать очевидный смысл употребляемых терминов и теорий, крайне непостоянны в своих предпочтениях и мнениях.

И могут даже поменять их на прямо противоположные и перейти в стан интеллектуальных противников. В результате берутся под сомнение основания великой идеализации: ученый – рыцарь истины, истины единой и объективной.

И когда в споре все-таки рождается истина, она представляет собой определенный консенсус, который достигают ученые, несмотря на разногласия, различные мнения и взаимоотрицающие позиции.

по мнению Ф. Франка, труд ученого состоит из трех частей: 1. Выдвижение принципов. 2. Выведение логических заключений из данных принципов для получения относящихся к ним наблюдаемых фактов. 3. Экспериментальная проверка наблюдаемых фактов.

Далее он указывает, что эти три части осуществляются благодаря трем разным способностям человеческого духа.

И если экспериментальная проверка совершается благодаря способности наблюдать, фиксировать чувственные впечатления; а вторая часть требует логического мышления, то каким образом получаем мы принципы? Здесь Ф.

Франк рассуждает весьма прогрессивно, с учетом возможностей не только рационального, но и внерационального способа постижения бытия. «Общие принципы, – замечает он, – могут прийти человеку во время сна», а «способность, которая необходима для получения общих принципов науки, мы можем назвать воображением»1.

В науке действует так называемый «эффект Матфея», при котором уже признанные ученые получают новые поощрения (премии, награды, цитирование) значительно легче своих, пока еще не признанных, коллег.

Любое общество должно быть заинтересовано в наращивании своего интеллектуального потенциала.

Однако наблюдаемая в России структурная эмиграция интеллигенции, отъезд ученых за рубеж, переход вследствие необеспеченности научной сферы в другие отрасли деятельности говорит о недостаточно высокой оценке их труда.

Источник: https://poisk-ru.ru/s16427t2.html

Вопрос 1. Научное знание как социокультурный феномен

Наука как социокультурный феномен

Наука, имея многочисленные определения, выступает в трех основных ипостасях. Она понимается как форма деятельности, как система или совокупность дисциплинарных знаний и как социальный институт [7].

В первом случае наука предстает как особый способ деятельности, направленный на фактически выверенное и логически упорядоченное познание предметов и процессов окружающей действительности.

Во втором истолковании, когда наука выступает как система знаний, отвечающих критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим приоритетам.

Третье, институциональное понимание науки, подчеркивает ее социальную природу и объективирует ее бытие в качестве формы общественного сознания. Впрочем, с институциональным оформлением связаны и другие формы общественного сознания: религия, политика, право, идеология, искусство и т. д. [7]

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей. Однако то, что наука является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, – результат недавнего развития. Только в XX веке профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника.

В настоящее время наука предстает, прежде всего, как социокультурный феномен. Это значит, что она зависит от многообразных сил, токов и влияний, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь.

Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни.

Наука рассматривается в качестве социокультурного феномена потому, что, когда речь идет об исследовании ее истоков, границы того, что мы сегодня называем наукой, расширяются до границ «культуры».

И с другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента культуры в целом в ее первичном – деятельностном и технологическом – понимании.

Сами отношения социальности прочитываются как отношения людей по поводу людей и отношения людей по поводу вещей. Из этого следует, что наука как социокультурный феномен вплетена во все сферы человеческих отношений, она внедряется и в базисные основания отношений самих людей, и во все формы деятельности, связанные с производством, обменом, распределением и потреблением вещей.

Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры.

Отсюда становится понятной собственно культурно-технологическая функция науки, связанная с обработкой и возделыванием человеческого материала – субъекта познавательной деятельности, включение его в познавательный процесс. [19]

Культурная функция науки не сводима только к результативному исходу, т. е. к тому, что результаты научной деятельности составляют также и совокупный потенциал культуры как таковой. Культурная функция науки сильна своей процессуальностью. Она предполагает прежде всего формирование человека в качестве субъекта деятельности и познания.

Само индивидуальное познание совершается исключительно в окультуренных, социальных формах, принятых и существующих в культуре.

Научное знание, глубоко проникая в быт, составляя существенную основу формирования сознания и мировоззрения людей, превратилось в неотъемлемый компонент социальной среды, в которой происходит становление и формирование личности.

Наука, понимаемая как социокультурный феномен, не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти. Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность.

Открываются новые возможности этоса науки: проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления.

Любая инновация требует аргументированного научного обоснования.

Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки.

Наука развивается сообществом ученых и располагает определенной социальной и профессиональной организацией, развитой системой коммуникаций. Ученый – всегда представитель той или иной социокультурной среды. «Силовое» воздействие всего социокультурного поля на имеющийся научно-творческий потенциал показывает степень «чистоты» препарата науки [7].

Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно. Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства.

Современную науку называют Большой наукой. Новые источники энергии и информационные технологии – перспективные направления современной науки. Возрастают тенденции интернационализации науки, а сама наука становится предметом междисциплинарного комплексного анализа. К ее изучению приступают не только науковедение, философия науки, но и социология, психология, история [7].

Как социокультурный феномен, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные.

Социально-психологические факторы, определяющие науку, требуют введения в контекст научного исследования представлений об историческом и социальном сознании, размышлений о личностном портрете ученого, когнитивных механизмах познания и мотивации его деятельности.

Они обязывают подвергнуть науку социологическому исследованию, тем более что наука как социокультурный феномен имеет не только положительные, но и отрицательные последствия своего развития. Философы особо предостерегают против ситуации, когда применение науки теряет нравственный и гуманистический смысл.

Тогда наука предстает объектом ожесточенной критики, остро встают проблемы контроля над деятельностью ученых.

Исследователи указывают на «внешнюю» и «внутреннюю» социальность науки.

Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют «внешнюю» социальность науки.

Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и самовыражения ученого, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о «внутренней» социальности.

Наука, понимаемая как социокультурный феномен, предполагает соотнесение с типом цивилизационного развития.

Так как основная цель науки всегда была связана с производством и систематизацией объективных знаний, то в состав необходимых функций науки включалось описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на основе открываемых наукой законов. Таким образом, основной, конституирующей само здание науки является функция производства истинного знания, которая распадается на соподчиненные функции описания, объяснения, прогноза.



Источник: https://infopedia.su/14xd4a2.html

Наука как социокультурный феномен

Наука как социокультурный феномен

Предыдущая45678910111213141516171819Следующая

В настоящее время наука является важным социокультурным феноменом.

Это значит, что она зависит от многообразных сил и влияний, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени определяет общественную жизнь.

Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни.

Она рассматривается в качестве социокультурного феномена, потому что границы сегодняшнего понимания науки расширяются до границ культуры в целом. С другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента культуры в ее деятельностном и технологическом понимании.

Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность ученого вплетена в бытие культуры.

Отсюда становится понятной собственно культурно-технологическая функция науки, связанная с обработкой и возделыванием человеческого материала – субъекта познавательной деятельности, включение его в познавательный процесс.

Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность. Открываются новые возможности этоса (системы моральных ценностей) науки: проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального-нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления. Любая инновация требует аргументированного научного обоснования.

Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки.

Современную науку называют Большой наукой. В начале XXI в. численность ученых в мире превысила 5 млн. человек. Наука включает более 15 тыс. дисциплин и несколько сот тысяч научных журналов.

Новые источники энергии и информационные технологии являются перспективными направлениями современной науки. Возрастают тенденции интернационализации науки, а она сама становится предметом междисциплинарного комплексного анализа.

К ее изучению приступают не только науковедение, философия науки, но и социология, психология, история и другие гуманитарные дисциплины.

Как социокультурный феномен, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные.

Отвечая на экономические потребности общества, наука реализует себя в функции непосредственной производительной силы, выступает в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей.

Именно крупное машинное производство, которое возникло в результате индустриального переворота XVIII-XIX вв., составило материальную базу для превращения науки в непосредственную производительную силу общества. Каждое новое открытие становится основой для изобретения.

Многообразные отрасли производства начинают развиваться как непосредственные технологические применения данных различных отраслей науки, которые сегодня заметно коммерциализируются.

Наука, в отличие от других свободных профессий, не приносит сиюминутного экономического дохода и не связана напрямую с непосредственной выгодой, поэтому проблема добывания средств к жизни всегда была очень актуальна для ученого. В развитие современной науки необходимо вкладывать значительные средства, не надеясь их быстро окупить.

Стоит обратить внимание и на негативные последствия этого феномена, когда наука в функции производительной силы, состоя на службе торгово-промышленного капитала, не может реализовать свою универсальность, а застревает на ступени, которая связана не столько с истиной, сколько с прибылью.

Отсюда многочисленные негативные последствия промышленного применения науки, когда развивающаяся техносфера совершенно не заботится о возможностях природы переварить результаты ее деятельности. Постоянное давление общества ощущается еще и потому, что ученый несет огромную моральную ответственность за последствия применения своих знаний.

В отношении точных наук большое значение имеет такая характеристика, как секретность. Это связано с необходимостью выполнения специальных заказов, и в частности – в военной промышленности.

Отвечая на идеологические потребности общества, наука предстает как инструмент политики. Из истории отечественной науки видно, как марксистская идеология полностью и тотально контролировала науку, велась борьба с кибернетикой, генетикой, математической логикой и квантовой теорией, которые объявлялись буржуазными лженауками.

Сложность объяснения науки как социокультурного феномена состоит в том, что она все же не перестает быть автономной и не растворяется полностью в социуме. Конечно, наука – коллективное действие. Ни один ученый не может не опираться на достижения своих коллег, на совокупную память человеческого рода. Наука требует сотрудничества многих людей, она интерсубъективна.

Характерные для современности междисциплинарные исследования подчеркивают, что всякий результат есть плод коллективных усилий. Исследователи указывают на «внешнюю» и «внутреннюю» социальность науки.

Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют «внешнюю» социальность науки.

Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и их самовыражение, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о «внутренней» социальности.

Предыдущая45678910111213141516171819Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/6-149897.html

Кохановский Валерий Павлович. Философия для аспирантов (3)

Наука как социокультурный феномен

      Наука, имея многочисленные определения, выступает в трех основных ипостасях. Она понимается либо как форма деятельности, либо как система или совокупность дисциплинарных знаний или же как социальный институт.

В первом случае наука предстает как особый способ деятельности, направленный на фактически выверенное и логически упорядоченное познание предметов и процессов окружающей действительности.

Как деятельность, наука помещена в поле целеполагания, принятия решений, выбора, преследования своих интересов, признания ответственности. Именно деятельностное понимание науки особо отмечал В. И.

Вернадский: “Ее [науки] содержание не ограничивается научными теориями, гипотезами, моделями, создаваемой ими картиной мира, в основе она главным образом состоит из научных фактов и их эмпирических обобщений, и главным живым содержанием является в ней научная работа живых людей” [1].

      1 Вернадский В. И. Проблемы биохимии. – М., 1988. С. 252.

      Во втором истолковании, когда наука выступает как система знаний, отвечающих критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим приоритетам. То, ради чего армии ученых тратят свои жизни и кладут свои головы, есть истина, она превыше всего, она есть конституирующий науку элемент и основная ценность науки.

      Третье, институциональное, понимание науки подчеркивает ее социальную природу и объективирует ее бытие в качестве формы общественного сознания. Впрочем, с институциональным оформлением связаны и другие формы общественного сознания: религия, политика, право, идеология, искусство и т.д.

      Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей. Однако то, что она является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, – результат недавнего развития. Только в XX в. профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника.

      Один из основателей науки о науке Дж. Бернал, отмечая, что “дать определение науки по существу невозможно”, намечает пути, следуя которым можно приблизиться к пониманию того, чем является наука. Итак, наука предстает:

      1) как институт; 2) метод; 3) накопление традиций знаний; 4) фактор развития производства; 5) наиболее сильный фактор формирования убеждений и отношения человека к миру [1].

      1 См.: Бернал Дж. Наука в истории общества. – М., 1956. С. 18.

      В “Американском этимологическом словаре” науку определяют посредством указания на процедуры наблюдения, классификации, описания, экспериментальные исследования и теоретические объяснения естественных явлений”. Это определение носит по большей части операциональный характер.

      Э. Агацци отмечает, что науку следует рассматривать как “теорию об определенной области объектов, а не как простой набор суждений об этих объектах” [2]. В таком определении содержится заявка на разграничение научного и обыденного знания, на то, что наука может в полной мере состояться лишь тогда, когда доводит рассмотрение объекта до уровня его теоретического анализа.

      2 Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. – М., 1988. С. 12.

      Таким образом, с наукой нельзя связывать только фиксацию совокупности фактов и их описание. Мы будем иметь состоявшуюся науку лишь тогда, когда сможем установить принципы, предлагающие их объяснение и прогноз.

Многие ученые полагают, что если нет небольшого числа принципов, если нет простоты, то нет и науки. Это спорная позиция. Ибо не только простота и ясность, но и глубокий теоретический, концептуальный уровень есть индикатор зрелой науки.

Если человек говорит, что он не хочет умозрения, а только того, чтобы ему представили все факты, то он стоит лишь на точке зрения предварительной ступени науки, а не ее самой.

      В настоящее время наука предстает прежде всего как социокультурный феномен.

Это значит, что она зависит от многообразных сил, токов и влияний, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь.

Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни.

Она рассматривается в качестве социокультурного феномена потому что, границы сегодняшнего понимания науки, расширяются до границ “культуры”. И с другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и “подлинного” фундамента последней в целом в ее первичном – деятельностном и технологическом – понимании.

      Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры.

Отсюда становится понятной собственно культурно-технологическая функция науки, связанная с обработкой и возделыванием человеческого материала – субъекта познавательной деятельности, включение его в познавательный процесс.

      Наука, понимаемая как социокультурный феномен, не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти.

Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность.

Открываются новые возможности этоса науки: проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

      Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления.

Любая инновация требует аргументированного научного обоснования.

Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки.

      По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6-8% населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования.

Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность. Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно.

Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства.

      Современную науку называют Большой наукой. В конце XX в. численность ученых в мире превысила 5 млн. человек. Наука включает около 15 тыс. дисциплин и несколько сот тысяч научных журналов.

Новые источники энергии и информационные технологии – перспективные направления современной науки. Возрастают тенденции интернационализации науки, а она сама становится предметом междисциплинарного комплексного анализа.

К ее изучению приступают не только науковедение, философия науки, но и социология, психология, история.

      Говоря о “нейтральности” науки и “социальном” заказе, следует сказать следующее. Как социокультурный феномен, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные.

Отвечая на экономические потребности общества, наука реализует себя в функции непосредственной производительной силы, выступая в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей. Именно крупное машинное производство, которое возникло в результате индустриального переворота XVIII-XIX вв.

, составило материальную базу для превращения науки в непосредственную производительную силу. Каждое новое открытие становится основой для изобретения.

Многообразные отрасли производства начинают развиваться как непосредственные технологические применения данных различных отраслей науки, которые сегодня заметно коммерциализируются.

Наука, в отличие от других свободных профессий, не приносит сиюминутного экономического дохода и не связана напрямую с непосредственной выгодой, поэтому проблема добывания средств к жизни всегда была очень актуальна для ученого. В развитие современной науки необходимо вкладывать значительные средства, не надеясь их быстро окупить.

      Таким образом, наука в функции производительной силы, состоя на службе торгово-промышленного капитала, не может реализовать свою универсальность, а застревает на ступени, которая связана не столько с истиной, сколько с прибылью. Отсюда многочисленные негативные последствия промышленного применения науки, когда техносфера, увеличивая обороты своего развития, совершенно не заботится о возможностях природы переварить все эти вредоносные для нее отходы.

      Отвечая на идеологические потребности общества, наука предстает как инструмент политики. Из истории отечественной науки видно, как марксистская идеология полностью и тотально контролировала науку, велась борьба с кибернетикой, генетикой, математической логикой и квантовой теорией.

      Официальная наука всегда вынуждена поддерживать основополагающие идеологические установки общества, предоставлять интеллектуальные аргументы и практический инструментарий, помогающий сохранить существующей власти и идеологии свое привилегированное положение.

В этом отношении науке предписано “вдохновляться” идеологией, включать ее в самое себя. Как метко заметил Т. Кун, “ученые учатся решать головоломки, и за всем этим скрывается большая идеология”. Поэтому вывод о нейтральности науки всегда сопряжен с острой полемикой.

      Поскольку усвоение идеологии часто начинается на бессознательном уровне, в процессе первичной социализации, то наука в принципе никогда полностью не может освободиться от влияния идеологии, хотя всегда стремится быть антиидеологичной.

К характеристикам идеологии относят ее намеренное искажение реальности, догматизм, нетерпимость, нефальсифицируемость.

Наука исповедует противоположные принципы: она стремится к точному и адекватному отражению реальности, зачастую терпима к конкурирующим теориям, никогда не останавливается на достигнутом и подвержена фальсификации.

      Постоянное давление общества ощущается не только потому, что наука сегодня вынуждена выполнять “социальный заказ”.

Ученый всегда несет огромную моральную ответственность за последствия применения технологических разработок. В отношении точных наук большое значение имеет такая характеристика, как секретность.

Это связано с необходимостью выполнения специальных заказов, и в частности – в военной промышленности.

      Сложность объяснения науки как социокультурного феномена состоит в том, что она все-таки не поступается своей автономией и не растворяется полностью в контексте социальных отношений. Безусловно, наука – “предприятие коммунитарное” (коллективное).

Ни один ученый не может не опираться на достижения своих коллег, на совокупную память человеческого рода. Наука требует сотрудничества многих людей, она интерсубъективна. Характерные для современности междисциплинарные исследования подчеркивают, что всякий результат есть плод коллективных усилий.

Но чтобы понять отличие коммунитарности от социальности, следует ввести понятия микроконтекста и макроконтекста науки. Первое означает зависимость науки от характеристик научного сообщества, работающего в условиях той или иной эпохи.

Второе говорит о зависимостях, образованных более широкой социокультурной средой, в которой развивается наука как таковая; это и есть выражение ее социального измерения. Иными словами, каждое общество имеет науку, соответствующую уровню его цивилизационной развитости.

      Исследователи указывают на “внешнюю” и “внутреннюю” социальность науки.

Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют “внешнюю” социальность науки.

Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и их самовыражение, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о “внутренней” социальности.

      В поисках ответа на вопрос, чем же обусловлен прогресс науки, следует выделять не только отношения науки и производства, но и множество других факторов, среди которых институциональные, собственно интеллектуальные, философские, религиозные и даже эстетические. Поэтому промышленная революция, экономический рост или упадок, политические условия стабильности или дестабилизации должны быть поняты как факторы, существенно определяющие бытие науки в системе прочих форм общественного сознания.

      Наука, понимаемая как социокультурный феномен, предполагает соотнесение с типом цивилизованного развития – традиционные и техногенные общества. Некоторые традиционные общества были поглощены техногенными, другие приобрели гибридные черты, эквилибрируя между техногенными и традиционными ориентациями.

      При характеристике традиционных типов общества бросается в глаза, что они, обладая замедленным темпом развития, придерживаются устойчивых стереотипов своего развития. В техногенных обществах основной ценностью являются не канон и норма, но инновация и новизна.

      Культурная матрица техногенного развития проходит три стадии: прединдустриальную, индустриальную, постиндустриальную.

Важнейшей ее характеристикой, весьма понятной из самого названия, становится развитие техники и технологии.

Техногенный тип развития – это ускоренное изменение природной среды, соединенное с активной трансформацией социальных связей людей. Считается, что техногенная цивилизация живет чуть более 300 лет.

      В традиционном и техногенном обществах различны отношения и к проблеме автономии личности. Традиционному обществу последняя вообще не свойственна, реализовать личность можно, лишь принадлежа к какой-либо корпорации, как элемент корпоративных связей. В техногенном обществе отстаивается автономия личности, позволяющая погружаться в самые разные социальные общности и культурные традиции.

      Проблема, связанная с классификацией функций науки, до сих пор остается спорной отчасти потому, что последняя развивалась, возлагая на себя новые и новые функции, отчасти в силу того, что, выступая в роли социокультурного феномена, она начинает больше заботиться не об объективной и безличностной закономерности, а о коэволюционном вписывании в мир всех достижений научно-технического прогресса. В качестве особой и приоритетной проблемы выделяют вопрос о социальных функциях науки, среди которых чаще всего выделяют три основные:

1) культурно-мировоззренческую;  2) функцию непосредственной производительной силы; 

3) функцию социальной силы.

      Последняя предполагает, что методы науки и ее данные используются для разработки масштабных планов социального и экономического развития. Наука проявляет себя в функции социальной силы при решении глобальных проблем современности (истощение природных ресурсов, загрязнение атмосферы, определение масштабов экологической опасности).

      Наука как социальный институт включает в себя прежде всего ученых с их знаниями, квалификацией и опытом; разделение и кооперацию научного труда; четко налаженную и эффективно действующую систему научной информации; научные организации и учреждения, научные школы и сообщества; экспериментальное и лабораторное оборудование и др. В современных условиях первостепенное значение приобретает процесс оптимальной организации управления наукой и ее развитием.

      Наука – это всеобщая общественная форма развития знания, продукт “общего исторического развития в его абстрактном итоге” (Маркс). Однако коллективность форм деятельности в современной фундаментальной или прикладной науке отнюдь не “отменяет” индивидуальный характер научного исследования.

Ведущие фигуры науки – гениальные, талантливые, одаренные, творчески мыслящие ученые-новаторы. Выдающиеся исследователи, одержимые устремлением к новому, стоят у истоков революционных поворотов в развитии науки.

Взаимодействие индивидуального, личностного и всеобщего, коллективного в науке – реальное, живое противоречие ее развития.

      Акцент на коллективность научного творчества отнюдь не ущемляет роли индивидуального начала. Научное творчество не просто индивидуально: новаторски мыслящий индивид предстает в этом процессе как уникальная, неповторимая личность. Английский физик Дж. Томсон остроумно заметил, что попытка “отмыслить” индивида, ученого из науки “равносильна затее сыграть “Гамлета” без принца датского”.

      Индивидуально-личностное начало влияет прежде всего как на процесс научного поиска, так и на его результаты. Подчеркивая важную роль личности ученого в научном исследовании, А.

Эйнштейн писал, что “содержание науки можно постигать и анализировать, не вдаваясь в рассмотрение индивидуального развития ее создателей. Но при таком односторонне-объективном изложении отдельные шаги иногда могут казаться случайными удачами.

Понимание того, как стали возможными и даже необходимыми эти шаги, достигается лишь, если проследить за умственным развитием индивидуумов, содействовавших выявлению направления этих шагов” [1].

      1 Эйнштейн А. Физика и реальность. – М., 1965. С. 91.

      Великий естествоиспытатель и крупный мыслитель В. И. Вернадский обращал внимание на то, что наука не существует помимо человека, ученого и есть его создание в определенных исторических условиях.

Поэтому “научная мысль есть и индивидуальное, и социальное явление. Она неотделима от человека. Личность не может при самой глубокой абстракции выйти из поля своего существования.

Наука есть реальное явление и, как и сам человек, теснейшим и неразрывным образом связана с ноосферой” [2].

      2 Вернадский В. И. О науке. Т. 1. Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. – Дубна, 1997. С. 464.

      Будучи одной из форм общественного сознания, наука тесно связана с другими его формами, общими чертами которых является то, что все они представляют собой различные способы отражения действительности.

Различия между ними заключаются в специфике объекта познания, принципах его отражения, а также в характере общественного назначения.

В отличие, например, от искусства, отражающего действительность в художественных образах, наука делает это в форме абстрактных понятий, положений, обобщенных в виде гипотез, законов, теорий и т.п.

      Превращение современной науки в непосредственную производительную силу общества тесно связано с качественными изменениями самой науки как социального института. На смену классической науке университетов, небольших научных коллективов типа научных обществ и академий XVIII- XIX вв. приходит мощный разветвленный социальный организм так называемой “большой науки”.

      Формирование сложного организма “большой науки” стимулирует развитие такого рода исследований, которые характерны именно для современной эпохи.

Так, существование науки в качестве специфического социального института, все более активно включающегося в жизнедеятельность общества и имеющего свою собственную разветвленную структуру, между элементами которой складываются определенные связи и отношения, оказывается в центре внимания социологии науки. Усложнение взаимоотношений людей внутри науки как социального организма выдвигает проблемы ее социально-психологического анализа. Наука далее выступает как элемент культуры в целом, воплощающий определенный тип деятельности в культуре. Она питается соками всей культуры и в то же время оказывает на нее мощное воздействие. Тем самым становится необходимым культурологическое исследование науки.

      Вместе с тем следует подчеркнуть, что наука была и остается прежде всего средством формирования научного знания, научной картины мира.

Само существование науки как специфического социального института, ее все возрастающая роль в обществе в конечном счете обусловлены тем, что наука призвана выполнять в системе общественного разделения труда функции, связанные с осуществлением деятельности по формированию и развитию научного знания, определенных норм познавательного отношения к действительности.

      Иногда исследователи обращают внимание на проективно-конструктивную функцию науки, поскольку она предваряет фазу реального практического преобразования и является неотъемлемой стороной интеллектуального поиска любого ранга. Данная функция связана с созданием качественно новых технологий, что в наше время чрезвычайно актуально.

      Так как основная цель науки всегда была связана с производством и систематизацией объективных знаний, то в состав необходимых функций науки включалось описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на основе открываемых наукой законов. Таким образом, основной, конституирующей само здание науки является функция производства и воспроизводства истинного знания.

К титульной странице Вперед Назад

Источник: https://www.booksite.ru/localtxt/koh/ano/vsky/3.htm

Наука как социокультурный феномен и ее историческое развитие

Наука как социокультурный феномен

Вопросы

1.

Наука как социокультурный феномен.

2. Основные этапы исторического развития науки.

3. Закономерности исторического развития науки.

Лекция

1.

Наука – это сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности; это одна из форм общественного сознания, и как таковая она представляет собой социокультурный феномен. В ходе своего исторического развития наука превращается в одну из ведущих форм культуры, в производительную силу современного общества и важнейший социальный институт.

Наука в своем историческом измерении предстает, прежде всего, как социокультурный феномен.

Это значит, что она зависит от многообразных сил, токов и влияний, действующих в обществе, его культуре, определяет свои приоритеты в социокультурном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественно-культурную жизнь.

Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной/культурной жизни.

Наука рассматривается в качестве социокультурного феномена потому, что, когда речь идет об исследовании ее истоков, границы того, что мы сегодня называем наукой, расширяются до границ «культуры». И с другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента культуры в целом в ее первичном – деятельностном и технологическом – понимании.

Из этого следует, что наука как социокультурный феномен вплетена во все сферы человеческих отношений, она внедряется и в базисные основания отношений самих людей, и во все формы деятельности, связанные с производством, обменом, распределением и потреблением благ. Максима (изречение, афоризм) современного технократического века гласит: «Все должно быть научным, научно обоснованным и научно проверенным».

Культурная функция науки не сводима только к результативному исходу, т.е. к тому, что результаты научной деятельности составляют также и совокупный потенциал культуры как таковой. Культурная функция науки сильна своей процессуальностью.

Она предполагает, прежде всего, формирование человека в качестве субъекта деятельности и познания.

Научное знание, глубоко проникая в быт, составляя существенную основу формирования сознания и мировоззрения людей, превратилось в неотъемлемый компонент социальной среды, в которой происходит становление и формирование личности.

Наука, понимаемая как социокультурный феномен, не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти. Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность.

Открываются новые возможности этоса науки: проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

Наука развивается сообществом ученых и располагает определенной социальной и профессиональной организацией, развитой системой коммуникаций.

Еще Фрэнсис Бэкон в свое время отмечал: «совершенствования науки следует ждать не от способности или проворства какого-нибудь отдельного человека, а от последовательной деятельности многих поколений, сменяющих друг друга». Ученый – всегда представитель той или иной социокультурной среды.

В науке приветствуется поиск истины, а, следовательно, и критика, полемика, спор.

Ученый находится в ситуации постоянного подтверждения своей профессиональности посредством публикаций, выступлений, квалификационных дисциплинарных требований и часто вступает в сложные отношения, как со своими оппонентами-коллегами, так и с общественным мнением. Признание деятельности ученого связано с градацией степеней и званий. Самой престижной наградой является Нобелевская премия.

Конечно, творческий потенциал личности может остаться нереализованным либо оказаться подавленным общественной системой. Но совершить открытие, изобрести нечто новое может лишь индивид, обладающий проницательным умом и необходимыми знаниями, а не общество как таковое.

По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6-8% населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования.

Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность. Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно.

Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства.

Как социокультурный феномен, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные.

Отвечая на экономические потребности общества, наука реализует себя в функции непосредственной производительной силы, выступая в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей.

Именно крупное машинное производство, которое возникло в результате индустриального переворота XVIII-XIX вв., составило материальную базу для превращения науки в непосредственную производительную силу. Каждое новое открытие становится основой для изобретения.

Многообразные отрасли производства начинают развиваться как непосредственные технологические применения данных различных отраслей науки, которые сегодня заметно коммерциализируются.

Отвечая на идеологические потребности общества, наука предстает как инструмент политики. Из истории отечественной науки видно, как марксистская идеология полностью и тотально контролировала науку, велась борьба с кибернетикой, генетикой, математической логикой и квантовой теорией.

Марксисты твердили о социальной зависимости науки, особенно как деятельности, в ее прикладных областях и компромиссах с властью (прагматический уровень), а кроме того, склонялись к отождествлению науки с технологией».

Официальная наука всегда вынуждена поддерживать основополагающие идеологические установки общества, предоставлять интеллектуальные аргументы и практический инструментарий, помогающий сохранить существующей власти и идеологии свое привилегированное положение.

В этом отношении науке предписано «вдохновляться» идеологией, включать ее в самое себя. Как метко заметил Т. Кун, «ученые учатся решать головоломки, и за всем этим скрывается большая идеология». Поэтому вывод о нейтральности науки всегда сопряжен с острой полемикой.

Социально-психологические факторы, определяющие науку, требуют введения в контекст научного исследования представлений об историческом и социальном сознании, размышлений о личностном портрете ученого, когнитивных механизмах познания и мотивации его деятельности.

Они обязывают подвергнуть науку социологическому исследованию, тем более что наука как социокультурный феномен имеет не только положительные, но и отрицательные последствия своего развития. Философы особо предостерегают против ситуации, когда применение науки теряет нравственный и гуманистический смысл.

Тогда наука предстает объектом ожесточенной критики, остро встают проблемы контроля над деятельностью ученых.

Сложность объяснения науки как социокультурного феномена состоит в том, что наука все-таки не поступается своей автономией и не растворяется полностью в контексте социальных отношений. Безусловно, наука- «предприятие коммунитарное» (коллективное).

Ни один ученый не может не опираться на достижения своих коллег, на совокупную память человеческого рода. Наука требует сотрудничества многих людей, она интерсубъективна.

Характерные для современности междисциплинарные исследования подчеркивают, что всякий результат есть плод коллективных усилий.

Исследователи указывают на «внешнюю» и «внутреннюю» социальность науки.

Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют «внешнюю» социальность науки.

Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и самовыражения ученого, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о «внутренней» социальности.

В принципе наука как социокультурный феномен включает 2 аспекта: 1) влияние культуры и общества на науку; 2) влияние науки на культуру и общество. Всякий исторический этап в развитии науки обусловлен развитием культуры и общества.

2. Итак, наука – явление культурное/социокультурное, конкретно-историческое, проходящее в своем историческом развитии ряд качественно-своеобразных этапов.

Теоретическая форма обоснования реальности как область знания формирует­ся в рамках философии, что связано с первоначальным этапом развития науки.

Именно в процессе отмежевания от философии конкретных наук происходило их становление как новых форм познания и теоретического освоения знания.

Науке исторически предшествует преднаука или пранаука (доклассический этап развития), в которой зарождаются предпосылки и элементы науки, т.е. зачатки научных знаний, что имело место на Древнем Востоке, в античной Греции и Риме, в эпоху средних веков, вплоть до Нового времени.

Как целостный феномен наука возникает в Новое время в результате отделения от философии и про­ходит в своем развитии три основных этапа: класси­ческий, неклассический и пост-неклассический. Критерием данной периодизации является противоречивое соотношение объекта и субъекта познания.

На каждом из этих этапов разрабатываются соот­ветствующие идеалы, нормы и методы научного познания, формируются своеобразный стиль мышления, специфический понятийный аппарат и т.п.

Классическая наука (XVII – XIX вв.) при описании и теоретическом объяснении исследуемых объектов стремилась устранить все, что относится к субъекту познания, средствам, приемам и операциям его деятельности.

Это рассматривалось как необходимое условие получения объективно-истинного знания о мире. Здесь преобладали: объект­ный способ мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения.

Неклассическая наука (первая половина XX в.) отвергает объективизм классической науки, отрицает существование реальности, не зависящей от средств ее познания, от субъективного фактора.

Ее исходный пункт – это релятивистская и квантовая теории. Здесь принимаются во внимание связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности субъекта познания.

Эксплика­ция (объяснение) этих связей считается необходимым условием объективно-истинного опи­сания и объяснения мира.

Существенный признак современной или постнеклассической науки (вторая половина XX в.) – это включенность субъективной деятельности в контекст самого знания. Она учитывает соот­несенность характера получаемых знаний об объекте с особенностями средств и операций деятельности субъекта и с ее ценностно-мировоззренческими установками.

Каждый из этих этапов имеет свою парадигму (совокупность теоретико-методо­логических установок), свою картину мира, свои идеи и ценности. Классическая наука имеет своей парадигмой механику – классическую механику И.Ньютона, ее картина мира строится на прин­ципе жесткого детерминизма, ей соответствует образ бытия как часового механизма, функционирующего в соответствии с законами механики.

С неклассической наукой связаны принципы отно­сительности, дискретности, квантования, вероятнос­ти, дополнительности.

В свою очередь постнеклассической стадии соответствует парадигма становления и организации. Основные черты нового (постнеклассического) образа науки выражаются си­нергетикой, изучающей общие принципы процессов самоорганизации, протекающих в системах раз­личной природы (физических, техни­ческих, социальных и др.) и организации.

Ей присуща ориентация на «синергетическое движение» – ориентация на диалог, историческое время и развитие как важнейшие харак­теристики бытия.

Также характерной чертой постнеклассической стадии науки является глобальный эволюционизм, соединяющий идеи эволюции с идея­ми системного подхода и распространяющий принцип развития на все сферы бытия, устанавливая универсальную связь между неживой, живой и социальной материей.

3. Будучи обусловленной обществом, общественной практикой, наука вместе с тем развивается по своим собственным законам, то есть обладает относительной самостоятельностью и внутренней ло­гикой своего развития. К главным закономерностям развития науки можно отнести следующие.

1.

Обусловленность развития науки потребностями обществен­но-исторической практики, связь с ней.

2. Относительная самостоятельность развития науки. Какие бы конкретные задачи ни ставила практика перед наукой, их решение может быть осуществлено лишь при до­стижении определенных ступеней развития самого процес­са научного познания действительности.

3. Внутренним источником, движущей силой развития науки является многообразная система ее про­тиворечий: между теорией и практикой, фактами и концепциями, традициями и новациями, истиной и заблуждением, абсолютной и относительной истинами и др. Разрешение этих противоречий дает возможность достижения новых научных результатов.

4. Преемственность в развитии идей и принципов, теорий и понятий, методов и приемов науки, неразрывность всего по­знания действительности как внутренне единого целенаправ­ленного процесса. Каждая более высокая ступень в развитии науки возникает на основе предшествующей ступени, с сохранением всего ценного, позитивного, что было накоплено раньше.

5. Постепенность развития науки при чередовании периодов относительно спокойного (эволюционного) развития и радикальной (революционной) перестройкой теоретических основ науки, системы ее понятий и представлений (картины мира).

Эво­люционное развитие науки – это процесс постепенного накопления новых фактов, экспериментальных данных в рамках существующих теоретических воззрений, в связи с чем идет расширение, уточнение и доработка уже приня­тых ранее теорий, понятий и принципов.

Революция в на­уке наступает, когда начинается коренная ломка и пере­стройка ранее установившихся воззрений, пересмотр фундаментальных положений, законов и принципов в резуль­тате накопления новых данных, открытия новых явлений, не укладывающихся в рамки прежних воззрений.

Но лом­ке и отбрасыванию подвергается при этом не само содержа­ние прежних знаний, а их неверное истолкование, например, неправильная универсализация законов и принципов, име­ющих в действительности лишь относительно ограничен­ный характер.

6. Взаимодействие и взаимосвязанность всех отрас­лей науки, в результате чего предмет одной науки может и должен исследоваться приемами и методами других наук.

В результате этого создаются необходимые условия для бо­лее полного и глубокого раскрытия сущности и законов качественно различных явлений.

Такая взаимосвязь час­тей науки определяет некоторые особенности ее историчес­кого развития, в частности, последовательность возникно­вения отдельных ее отраслей.

7. Свобода критики, беспрепятственное обсуждение спорных или неясных вопросов науки, открытое и свободное столк­новение различных мнений.

Поскольку диалектически противоречивый характер процессов природы раскрывается в науке не сразу и не прямо, в соперничающих мнениях отражаются лишь отдельные противоречивые сторо­ны изучаемых процессов.

В результате такой борьбы пре­одолевается первоначальная неизбежная односторонность различных взглядов на объект исследования и вырабатыва­ется единое воззрение, более адекватное самой действитель­ности.

8. Дифференциация и интеграция научного знания. Диффе­ренциация научного знания проявляется в выделении от­дельных разделов науки в относительно самостоятельные дисциплины со своими специфическими задачами и мето­дами исследования.

Чем глубже наука проникает в детали, тем лучше вскрывает связи между различными облас­тями действительности, а отсюда интеграция научного зна­ния – формирование наук, которые изучают свойства и от­ношения, общие для большого числа разнокачественных объектов.

Чем больше наука вскрывает общие связи вещей, тем лучше она уясняет суть деталей. Такова реальная диа­лектика познания по пути дифференциации и интеграции.

9. Математизация науки. Современная наука характеризует­ся проникновением математики в различные области зна­ния. Сегодня доступ не только к глубоким проблемам естествознания, но и к области социальных исследований требует усовершенствованных математических методов.

Быстрому процессу математизации наук способствует раз­витие электронно-вычислительной техники. Успехи инфор­матики и математической логики говорят о том, что фор­мализация дает огромные практические результаты.

Развитие этих областей знания в единстве с достижениями науки в целом ведет ко все большей автоматизации матери­ального производства.

10. Все более тесное взаимодействие естественных, социальных и технических наук, усиливающееся «она­учивание» практики, возрастание активной роли на­уки во всех сферах жизнедеятельности людей, повы­шение ее социального значения, сближение научных и вне-научных форм знания.

Современная наука стала такой силой, которая предопределяет собой практику. Многие со­временные производственные процессы родились в научных лабо­раториях. Современная наука не только обслужи­вает запросы производства, но и все чаще выступает в качестве предпосылки новых технических достижений.

Великие открытия за последние десятилетия в ведущих областях знания привели к научно-технической революции, охватившей все элементы про­цесса производства: всесторонняя автоматизация и механизация, освоение новых видов энергии, сырья и материалов, проникнове­ние в микромир и в космос.

В итоге сложились предпосылки для гигантского развития производительных сил общества.

Современная наука ставит перед учеными и обществом в це­лом ряд новых проблем. К их числу относится проблема ориентации в колоссальном объеме информации. Число научных пуб­ликаций нарастает чрезвычайно быстрыми темпами. Объем научной деятельности удваивается каждые 5-10 лет.

В этих условиях обмен научными идеями становится все бо­лее затруднительным. Поэтому большое значение приобретает создание в широких масштабах справочных трудов – универсальных и отраслевых энциклопедий, терминологических и других словарей.

Одной из центральных проблем является раз­работка «метанаук» для различных областей знания, разработка формализованных языков для записи научных фактов.

Развитие науки требует взаимного обогащения, обмена идеями между различными от­раслями знаний. Встает проблема синтетических методов, охва­тывающих естествознание и общественные науки.

Естественнона­учные приемы познания все больше проникают в сферу после­дних.

В исторических исследованиях, например, они дают надеж­ную основу для определения хронологии, уточнения историчес­ких событий, открывают возможности быстрого анализа огром­ной массы исторических источников и фактов.

Литература

1.

Основы философии. Учебник / Л.Н.Никитин, Л.А.Алексеева, Т.А.Андреева и др.; Под ред. д.филос.н., проф. Л.Н.Никитина. – Донецк: ДонНУЭТ, 2010. – С. 86-89.

2. Голубинцев В.О. Философия для технических вузов. Учебник / В.О.Голубинцев, А.А.Данцев, В.С.Любченко. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – С. 379-390.

3. Философия: Учебник для вузов; отв. ред. проф. В.П. Кохановский. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – С. 472-480.

4. Философия / Под общей редакцией акад. В.Г. Кременя, проф. Н.И.Горлача. – Харьков: Прапор, 2004. – С. 468-472, 496-502.

5. Філософія: Навчальний посібник / Л.В.Губерський, І.Ф.Надольний, В.П.Андрущенко та інш.; За ред. І.Ф. Надольного. – К.: Вікар, 2005. – 516 с. – С. 464-480.

Дополнительная литература

1.

Бессонов Б.Н. История и философия науки: учебное пособие / Бессонов Б.Н. – М.: Юрайт, 2010. – С.4-38.

2. Введение в историю и философию науки: Учебное пособие для вузов / С.А. Лебедев, В.В. Ильин, Ф.В. Лазарев, А.В. Лесков; под общ. ред. проф. С.А. Лебедева. – М.: Академический проект, 2007. – С. 33-137.

3. Некрасов С.И. Философия науки и техники: тематический словарь справочник. Учебное пособие / Некрасов С.И., Некрасова Н.А. – Орел: ОГУ, 2010. – С. 9-152, 190-202.

Тема 8.

Источник: https://megaobuchalka.ru/11/34584.html

§ 12. Наука как социокультурный феномен

Наука как социокультурный феномен

Социокультурныефункции науки.

Наука,имея многочисленные определения,выступает в трех основ­ных ипостасяхсо своими характеристиками (указаны вскобках):

  • как форма деятельности людей (целеполагание, принятие реше­ний, выбор, преследование своих интересов, признание ответственнос­ти);

  • как система или совокупность дисциплинарных знаний (критерии объективности, адекватности, истинности; автономия по отношению к идеологическим и политическим приоритетам);

  • как социальный институт = как форма общественного сознания, наряду с религией, политикой, правом, идео­логией, искусством и т.д. (система взаимосвязей между научными организаци­ями, членами научного сообщества, система норм и ценностей).

Одиниз основателей науки о науке Дж. Берналвыделяет другие факторы влияния наукина общество. Наука – это

  • социальный институт;

  • метод;

  • накопление традиций знаний;

  • фактор развития производства;

  • наиболее сильный фактор формирования убеждений и отношения человека к миру.                        ]

Вкачестве социокультурного феноменароль науки двоякая:

  • когда речь идет об исследовании ее истоков, границы науки расширяются до границ культуры в целом;

  • с дру­гой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «под­линного» фундамента культуры в целом в ее первичном — деятельностном и технологическом — понимании.

Напомним,что в общем понимании отношениясоциальности – это отношения лю­дейпо поводу людей и отношения людей поповоду вещей.

Из этого следу­ет,что наука как социокультурный феноменвплетена во все сферы че­ловеческихотношений, она внедряется и в базисныеоснования отноше­нийсамих людей, и во все формы деятельности,связанные с производ­ством,обменом, распределением и потреблениемвещей. Максима со­временноготехнократического века гласит: «Вседолжно быть научным, научнообоснованным и научно проверенным».

Выделим явноотдельные социокультурные функциинауки:

культурно-технологическаяфункция на­уки- формированиечеловека как субъектапознавательной деятельности, включениеего в познава­тельныйпроцесс.

Современноеиндивидуальноепознание совершается исключительно вокультуренных, социальных формах,принятых и существующих в культуре.

Научноезнание, глубоко проникая в быт,пре­вратилосьв неотъемлемый компонент социальнойсреды, в которой про­исходитстановление и формирование личности.

этическая(ценностная) функцияна­уки- проблемаинтеллектуальной и социальнойответ­ственности,морального и нравственного выбора,личностные аспекты принятиярешений, проблемы нравственного климатав научном сооб­ществеи коллективе.

наукакак фактор социальной регуляцииобщественныхпро­цессов– наука воздействует на потребностиобщества, становится необхо­димымусловием рационального управления.

наукакак фактор социальной организации –наукаразвиваетсясообществом ученых и располагаетопределенной социальнойи профессиональной организацией,развитой системой ком­муникаций.Ученый — всегда представитель той илииной социокультурной среды.

Внауке приветствуется поиск истины, аследовательно и критика, по­лемика,спор. Ученый находится в ситуациипостоянного подтверждения своейпрофессиональности посредствомпубликаций, выступлений, ква­лификационныхдисциплинарных требований и частовступает в сложные отношениякак со своими оппонентами-коллегами,так и с обществен­ныммнением.

Признание деятельности ученогосвязано с градацией сте­пенейи званий. В этих условиях творческийпотенциал личности может остатьсянереа­лизованнымлибо оказаться подавленным общественнойсистемой. Но совершитьоткрытие, изобрести нечто новое можетлишь индивид, обла­дающийпроницательным умом и необходимымизнаниями, а не обще­ствокак таковое.

Удачная организация научныхинститутов стремится примирить этипротиворечия.

функцияпроизводства истинного знанияостается основной функцией науки;онараспадаетсяна соподчиненные функции описания,объяснения, прогноза.

«Нейтральность»науки и «социальный заказ». Всередине 20 века существовал лозунг:наука – этонепосредственная производительнаясила, даже имел хождение подсчет: накаждый вложенный рубль наука приносит10 рублей отдачи.

«Всреднем» это так и было. Многооб­разныеотрасли производства развивались какнепосредствен­ныетехнологические применения данныхразличных отраслей науки.С другой стороны, не каждоеновое открытие становится основой дляизобретения, не каждое изобретениевнедряется в практику. Принятиерешения о внедрении выходит за рамкинауки – это вопрос политики и (или)коммерции, вопрос «социального заказа».

Наукав функции производительной силы, состояна службе торгово-про­мышленногокапитала, не может реализовать своюуниверсальность, а застревает на ступени,которая связана не столько с истиной,сколько с прибылью.

Отсюда многочисленные негативныепоследствия промышлен­ногоприменения науки, когда техносфера,увеличивая обороты своего развития,совершенно не заботится о возможностяхприроды переварить всеэти вредоносные для нее отходы.

Отвечаяна идеологические потребности общества,наука предстает как инструмент политики.

Офи­циальнаянаука всегда вынуждена поддерживатьосновополагающие идео­логическиеустановки общества, предоставлятьинтеллектуальные аргу­менты ипрактический инструментарий, помогающийсохранить суще­ствующейвласти и идеологии свое привилегированноеположение. В этом отношении наукепредписано «вдохновляться» идеологией,включать ее в себя.

Посколькуусвоение идеологии часто начинаетсяна бессознательном уровне,в процессе первичной социализации, тонаука в принципе никог­даполностью не может освободиться отвлияния идеологии, хотя всегда стремитсябыть антиидеологичной.

К характеристикамидеологии относят еенамеренное искажение реальности,догматизм, нетерпимость, нефальсифицируемость.

Наука исповедует противоположныепринципы: она стре­митсяк точному и адекватному отражениюреальности, зачастую терпи­ма кконкурирующим теориям, никогда неостанавливается на достигну­томи подвержена фальсификации. Идеологияварьирует следующими мо­делямиотношения к науке:

  • осуждение;

  • безразличие (предоставляет той или иной науке развиваться самой по себе);

  • апологетика (защита) и эксплуатация.

Приэтом в ход пускаются механиз­мы,направленные на то, чтобы запускать,замедлять или блоки­роватьопределенные направления.

Постоянноедавление общества ощущается и потому,что ученыйвсегда несетогромную моральную ответственность запоследствия применения технологическихразработок, которая часто входит впротиворечие с требованиями социума(Сахаров и пр. примеры).

Ещеодин аспект науки как социокультурногофеномена – ееколлективность,интерсубъективность. Здесь вводятсяпонятия микроконтекста(собственно научная сообщество, гдеработает ученый) и макроконтекста (всясоциокультурная среда, в ко­торойразвивается наука). Иными словами, каждоеобщество имеет науку, соот­ветствующуюуровню его цивилизованной развитости.

Наукаи цивилизация.Наука как социокультурный феноменпредполагает соотнесениес типом цивилизационного развития.Согласно классифика­цииА. Тойнби выделяется 21 тип цивилизации.Более общий подход пред­лагаетобщецивилизационное разделение с учетомдвух разновидностей:

традиционные,

техногенные.

Традиционныйтип общества – замедленныйтемп развития, ус­тойчивыестереотипы развития. Приоритет отдаетсяканонизиро­ванными регламентирующим формам мышления,традициям, нормам, принятым и устоявшимсяобразцам поведения. Автономиялич­ностиневозможна, реализовать личность можно,лишь при­надлежак какой-либо корпорации, как элементкорпоративных связей.

Техногенныйтип общества (возникв XV-XVIIвв.

в европейском регионе) –огромныйтемп развития;постоянная перестройка принятыхосновоположений, поиск новых воз­можностей,что создает внутренние резервы ростаи развития; основнойценностью являются не канони норма, но инновация и новизна;отстаиваетсяавтономия личности, позво­ляющаяпогружаться в самые разные социальныеобщности и культур­ныетрадиции. Но все это делается за счетресурсов природы. Считается,что техногенная цивилизация живетчуть более 300 лет.

Авторымонографии «Филосо­фиянауки и техники» B.C.Степин, В.Г. Горохов и М.А. Розов приходятк любопытномусравнению. В известном смысле символомтехногенного об­ществаможет считаться книга рекордов Гиннеса— в отличие от семи чудессвета, которые подчеркивают завершенностьмира, то, что все гран­диозноеи действительно необычное уже состоялось'.

Дискуссияо нужности науки. Сциентизм и антисциентизм.

Культ науки в XX в.привел к попыткам провозглашения наукикак высшей ценности развития человеческойцивилизации. Сциентизм (от лат.

scientia—«знание, наука»), представив наукукультурно-мировоззренческим образцом,в глазах своих сторонников предсталкак идеология «чистой, ценностно-нейтральнойбольшой науки».

Он предписывалориентироваться на методы естественныхи технических наук, а критерии научностираспространять на все виды человеческогоосвоения, мира, на все типы знания ичеловеческое общение в том числе.

Одновременно с сциентизмом возниклаего антитеза — антисциентизм,провозглашавший прямо противоположныеустановки. Он весьма пессимистическиотносился к возможностям науки и исходилиз негативных последствий НТР.Антисциентизм требовал ограниченияэкспансии науки и возврата к традиционнымценностям и способам деятельности.

Аргументы сциентистови антисциентистов:

  • Сциентист приветствует достижения науки. Антисциентист испытывает предубежденность против научных инноваций.

  • Сциентист провозглашает знание как культурную наивысшую ценность. Антисциентист не устает подчеркивать критическое отношение к науке.

  • Сциентисты, отыскивая аргументы в свою пользу, привлекают свое знаменитое прошлое, когда наука Нового времени, опровергая путы средневековой схоластики, выступала во имя обоснования культуры и новых, подлинно гуманных ценностей. Они совершенно справедливо подчеркивают, что наука является производительной силой общества, производит общественные ценности и имеет безграничные познавательные возможности.

Антисциентистыподмечают простую истину, что, несмотряна многочисленные успехи науки,человечество не стало счастливее истоит перед опасностями, источникомкоторых стала сама наука и ее достижения.Следовательно, наука не способна сделатьсвои успехи благодеянием для всех людей,для всего человечества.

  • Сциентисты видят в науке ядро всех сфер человеческой жизни и стремятся к «онаучиванию» всего общества в целом. Только благодаря науке жизнь может стать организованной, управляемой и успешной. В отличие от сциентистов антисциентисты считают, что понятие «научное знание» не тождественно понятию «истинное знание».

  • Сциентисты намеренно закрывают глаза на многие острые проблемы, связанные с негативными последствиями всеобщей технократизации. Антисциентисты прибегают к предельной драматизации ситуации, сгущают краски, рисуя сценарии катастрофического развития человечества, привлекая тем самым большее число своих сторонников.

Ориентациисциентизма и антисциснтизма носятуниверсальный характер. С ними можновстретиться в сфере морального иэстетического сознания, в области праваи политики, воспитания и образования.Чаще они выражаются скрыто и подспудно.

Действительно, опасность получениянепригодных в пищу продуктов химическогосинтеза, острые проблемы в областиздравоохранения и экологии заставляютговорить о необходимости социальногоконтроля за применением научныхдостижений.

Однако возрастание стандартовжизни и причастность к этому процессунепривилегированных слоев населениядобавляет очки в пользу сциентизма.

В согласии с эпохойпостмодернизма многие интеллектуалысегодня выступают как антисциентисты.

Тезис 1. Наукаубивает душу.

Экзистенциалисты(в частности, Серен Кьеркегор) ставяткаверзные вопросы. Какие открытиясделала наука в области этики? И меняетсяли поведение людей, если они верят, чтоСолнце вращается вокруг неподвижнойЗемли? Способен ли дух жить в ожиданиипоследних известий из газет и журналов?Изобретения науки не решают человеческихпроблем и не заменяют собой стольнеобходимую человеку духовность.

В целом антисциентистыуверены, что вторжение науки во всесферы человеческой жизни делает еебездуховной, лишенной человеческоголица и романтики. Дух технократизмаотрицает жизненный мир подлинности,высоких чувств и красивых отношений.Возникает неподлинный мир, которыйсливается со сферой производства инеобходимости постоянного удовлетворениявсе возрастающих материальныхпотребностей.

Яркий антисциентистГ. Маркузе сформировал концепцию«одномерного человека»: подавлениеприродного, а затем и индивидуальногов человеке сводит многообразие всехего проявлений лишь к одномутехнократическому параметру.

Теперегрузки и перенапряжения, которыевыпадают на долю современного человека,говорят о ненормальности самого общества,его глубоко болезненном состоянии. Ктому же ситуация осложняется тем, чтоузкий частичный специалист (homo faber),который крайне перегружен, заорганизовани не принадлежит себе, — это не толькопредставитель технических профессий.

В подобном измерении может оказатьсяи гуманитарий, чья духовная устремленностьбудет сдавлена тисками нормативностии долженствования.

Бертран Рассел,ставший в 1950 г. лауреатом Нобелевскойпремии по литературе, в поздний периодсвоей деятельности склонился на сторонуантисциентизма. Он видел основной порокцивилизации в гипертрофированномразвитии науки, что привело к утратеподлинно гуманистических ценностей иидеалов.

Майкл Полани —автор концепции личностного знания —подчеркивал, что «современный сциентизмсковывает мысль не меньше, чем это делалацерковь. Он не оставляет места нашимважнейшим внутренним убеждениям ипринуждает нас скрывать их под маскойслепых и нелепых, неадекватных терминов».

Антисциентизмприводит к требованиям ограничить изатормозить развитие науки, т.е.автоматически перетекает в антитехнологизм.Л. Шестов метко подмечает, что «наукасоблазнила людей не своим всеведением,а житейскими благами, за которымипогналось так долго бедствовавшеечеловечество».

Однако, еслиотказаться от благ науки = технологии,то встает насущная проблема обеспеченияпотребностей постоянно растущегонаселения в элементарных и уже привычныхжизненных благах, не говоря уже о том,что именно в научно-теоретическойдеятельности закладываются «проекты»будущего развития человечества.

Тезис 2. Наука –только для посвященных.

Другая частькритических замечаний сыплется на наукусо стороны эзотерически ориентированныхмыслителей. Они усматривают второстепенность,подсобность и зависимость науки отболее главенствующего мира скрытыхдуховных постижений, и призывают обратно,к тайному герметическому знанию.

Бердяев по-своемурешает проблему сциентизма и антисциентизма,замечая, что «никто серьезно не сомневаетсяв ценности науки. Наука — неоспоримыйфакт, нужный человеку. Но в ценности инужности научности можно сомневаться.

Наука и научность — совсем разные вещи.Научность есть перенесение критериевнауки на другие области, чуждые духовнойжизни, чуждые науке. Научность — этоформализм человечества, внутреннеразорванного и духовно разобщенного.

Дискурсивное мышление принудительно».

Тезис 3. Наукаизучает то, что соответствует ее методам,а остального не должно существовать.

Л. Шестов: «огромноеколичество единичных фак­товвыбрасывается ею за борт как излишнийи ненужный балласт.

Наука принимает всвое ведение только те явления, которыепостоянно чередуются с известнойправильностью; самый драгоценный длянее материал — это те случаи, когдаявление может быть по желанию искусственновызвано. Когда возможен, стало быть,эксперимент.

Но как же быть сединичными, не повторяющимися и немогущими быть вызванными явлениями?Если бы все люди были слепыми и толькоодин из них на минуту прозрел и увиделбы красоту и великолепие Божьего мира,наука не могла бы считаться с егопоказаниями.

А между тем, свидетельстваодного зрячего значат больше, чемпоказания миллиона слепых. В жизничеловека возможны внезапные озарения,хотя бы на несколько секунд. Неужели оних нужно молчать, потому что принормальных обстоятельствах их не бывает,и что их нельзя вызвать в каждую даннуюминуту?! Наука этого требует»

Вывод

Дилемма «сциентизм— антисциснтизм» предстает извечнойпроблемой социального и культурноговыбора.

Она отражает противоречивыйхарактер общественного развития, вкотором научно-технический прогрессоказывается реальностью, а его негативныепоследствия не только отражаютсяболезненными явлениями в культуре, нои уравновешиваются высшими достижениямив сфере духовности.

В связи с этим задачасовременного интеллектуала весьмасложна. По мнению Э. Агацци, она состоитв том, чтобы «одновременно защищатьнауки и противостоять сциентизму».

Источник: https://studfile.net/preview/6069235/page:14/

Vse-referaty
Добавить комментарий