Неопозитивизм

Неопозитивизм и принцип верификации

Неопозитивизм

Поиски истинного знания были главной темой позитивистской философии на протяжении более чем столетия. Их целью было создание строгого научного мышления для познания мира.

Сегодня можно утверждать – третье поколение позитивистов, которых объединяют в рамках разных течений неопозитивизма, продвинулось дальше всех других. Это была самая зрелая форма позитивистского мышления с наиболее четкой методологической основой и своими принципами анализа.

Вы можете овладеть 20 разными техниками мышления, принимать эффективные решения и находить нестандартные решения, освоив нашу онлайн-программу «Когнитивистика».

Самым известным принципом, обоснованным неопозитивистами, был принцип верификации. Суть этого принципа, эволюция научного мышления логических позитивистов и причины кризиса верификации мы раскроем в этой статье.

Причины возникновения неопозитивизма и его развитие

Каждая новая форма позитивизма – это продолжение формирования научной философии, со своей методологией, предметом и заданиями. Это эволюция знания о научном мышлении, где аргументы совершенствовались с каждым новым поколением философов, которые под влиянием общественного мнения и научных открытий меняли свою перспективу исследования.

Так, например, если позитивизм Конта был направлен на систематизацию точного знания с целью сформировать истинную науку, то неопозитивизм во многом ограничил предметное поле исследования до анализа языка и роли высказываний.

Первым, кто обратил внимание на важность языка, был немецкий философ Готфрид Лейбниц (1646-1716). Но только через два столетия его заметки о создании формального логического знания были переосмыслены учеными. Изучение языка и его общественной роли началось только в 1920-е годы.

Неопозитивизм просуществовал более половины столетия, с 1920-х по 1970-е годы. На протяжении этого времени доминирующими были два течения с абсолютно разными предметами исследования: сначала был логический позитивизм, а потом – лингвистическая философия.

Эти два течения неопозитивизма имели кардинально противоположные предметы исследования:

  1. Интерес логического позитивизма был сфокусирован на языке науки, его очищении от абстрактных понятий и формировании идеального и однозначного языка научного мышления.
  2. Предмет лингвистической философии был смещен на изучение естественной речи, ее форм и целей во время общения.

Установление такого категорического предмета и заданий логическим позитивизмом в 1922 году было результатом отвержения основ второго позитивизма, эмпириокритицизма. Согласно мнению неопозитивистов, их предшественники чрезмерно увлеклись психологизмом и интроспекцией, которые, по мнению логического позитивизма, не были достаточно научными.

Смысл философии неопозитивистов – в объяснении сути и важности языка в познании мира и формировании научного мышления. Они полностью отошли от предмета изучения эмпириокритиков – интерес к изучению роли ощущений и чувств был полностью дискредитирован.

Принципы философии неопозитивизма

Главным достижением неопозитивизма были его принципы анализа:

  1. Демаркация знания (с англ. «demarcation» – разделение, установление границ). цель этого подхода в том чтобы четко отделить научное знание от ненаучного, а именно религиозного, повседневного и метафизического.
  2. Концепция конвенционализма (с англ. «conventional» – договорной, общепринятый). Необходимость в этом подходе возникла после осознания условности не только гуманитарного знания, но и точного. Согласно конвенционализму, научная объективность – это результат договоренности ученых. Наиболее удачный пример этой концепции можно найти в книге историка и философа Томаса Куна «Структура научной революции» (1968), которая не потеряла своей актуальности и в наши дни.
  3. Принцип верификации (с англ. «verification» – контроль, проверка). Пожалуй, самый популярный и дискуссионный принцип раннего неопозитивизма, от которого отказались потом и его сторонники. Его описал Людвиг Витгенштейн в труде «Логико-философский трактат» (1921) и популяризировал Мориц Шлик из Венского кружка.

Кроме этих принципов, неопозитивисты также пересмотрели свое отношение к важности нескольких научных аспектов. Так, например, можно утверждать, что под влиянием развития социогуманитарных наук, неопозитивизм утратил категоричность, свойственную первым двум позитивизмам.

Прежде всего, произошла частичная реабилитация важности для исследования теоретического уровня и постановки гипотезы, что полностью отбрасывалось ранее.

Теперь же было установлено, что теоретический уровень необходим, но он должен зависеть от эмпирического. Эту позицию обосновал М.

Шлик (1882-1936), который утверждал, что законы условны, и это не больше чем гипотезы, нуждающиеся в проверке личным опытом.

Другим фактором пересмотра позитивистской философии было появление дедуктивных методов в исследовании и начало использования научной теории для объяснения исследуемых явлений.

Революционным с точки зрения позитивистской философии стало утверждение логического позитивизма, что важность научного мышления состоит не в поиске истинного знания, а в анализе и очистке научных суждений от двузначности. К такому заключению неопозитивизм пришёл после принятия теории относительности А. Эйнштейна об условности физических процессов и их зависимости от обстоятельств и окружающей среды.

Принцип верификации и причины его краха

На протяжении всего периода существования разных течений позитивистской философии, их главной целью было получение достоверного знания. И у каждого течения имелась своя точка зрения на источники и инструменты получения этого знания.

Так, например, Огюст Конт концентрировал внимание на необходимости систематизации описательного, наглядного знания объектов и явлений.

Следующее поколение позитивистов, эмпириокритики, настаивали, что не все знание, полученное в результате систематизации и наблюдения, является истинным.

Поэтому они сузили предметное поле позитивизма к источнику приобретения знаний – к чувствительному уровню и его критическому анализу.

Но ранний неопозитивизм пошел еще дальше – как казалось его представителям, они усовершенствовали инструмент проверки полученных знаний тем, что придумали принцип верификации, проверки.

Согласно логическому позитивизму, все суждения разделялись на три вида:

  • ненаучное знание (философские суждения, которые используются в жизни и религии, но бессмысленны в науке);
  • антинаучное знание (суждения, созданные согласно правил Аристотелевой логики, но в которых нет было смысла: «приток реки поет ямбом»);
  • научное знание (сопоставлялось с атомарными реальными фактами).

Таким образом, определив, к какому виду суждение принадлежит, определив его научность, следующей фазой была проверка истинности или ложности этого суждения посредством сопоставления его с атомарными (протокольными) фактами.

Эти протокольные факты (или предложения) можно получить после разделения сложных научных предложений. Это происходило в процессе редукции, логического упрощения сложных суждений в простые. И только после подтверждения простых атомарных предложений можно было обобщить эмпирический опыт и создавать научные теории.

Согласно Л. Витгенштейну, каждое атомарное предложение имеет конкретные условия и обстоятельства, которые помогают установить их истинность. Их можно проверить жизненным опытом на уровне ощущений и восприятий. Например, «сегодня в 12 часов дня у нас светит солнце». Если нет условий для проверки, значит, суждение является ложным.

Так, незамысловатый, на первый взгляд, принцип имел две четкие задачи:

  1. Устанавливать истинность и ложность научного знания.
  2. Очищать научный язык от двусмысленных понятий, суждений и абстракций.

Верификация оказалась достаточно спорным инструментом проверки научного знания. Поэтому критика подхода возникла не только среди противников позитивистской философии, а вскоре была отвергнута даже одним из главных своих вдохновителей и создателей – Людвигом Витгенштейном.

Причины краха неопозитивизма, возникновение постпозитивизма

На самом деле, отказ от принципа верификации было достаточно обоснован. Прежде всего, стало понятно – идеального недвузначного научного языка создать не получится, так как научное мышление не может обойтись без значительного количества метафор и абстракций.

Также отпала сама необходимость работы над «чистым» научным языком – второе поколение неопозитивистов перешло от принципов логического позитивизма к принципам лингвистической философии.

Как в первом, так и во втором случае, создателем научного течения был Л. Витгенштейн.

Согласно новой неопозитивистской школе, предметом и целью исследования теперь было не исследование научного языка и его очищение, а анализ и изучение повседневного языка.

Была выдвинута более реальная гипотеза о формах использования языка, так называемых «языковых играх». Согласно лингвистическому анализу, форма и использование языка зависели от субъекта и целей коммуникации.

Но почему неопозитивизм утратил свои позиции даже после пересмотра собственного предмета исследования? Коротко все можно свести к трем причинам.

Во-первых, слабым местом позитивистской философии была склонность к редукции познания, то есть все чаще все сложное очень упрощалось из-за злоупотребления логико-методологическими приемами и полным отказом от объяснения и интерпретации.

Во-вторых, главных методов математической логики и логической семантики оказалось недостаточно, и они были весьма ограничены, чтобы их использовали в естественных и гуманитарных науках.

В-третьих, из-за развития гуманитарных наук, а также полувековых попыток создать идеальных язык, новое поколение исследователей, постпозитивисты, пересмотрели позиции неопозитивизма и отвергли фундаментальные его принципы.

Более того, они реабилитировали значение метафизики в научном знании, а само научное мышление лишили уникальности, сравняв его с философским, творческим и даже мифическим.

В тоже время была признана зависимость научного познания не только от особенностей субъекта познания, но и от его культурного и исторического контекста.

Источник: https://4brain.ru/blog/neopositivism-and-the-principle-of-verification/

Неопозитивизм — новая философская энциклопедия

Неопозитивизм

НЕОПОЗИТИВИЗМ – одно из основных направлений западной философии 20 в.

Неопозитивизм возник и развивался как философское течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием науки, в частности отношений философии и науки в условиях дискредитации традиционной спекулятивной философии, роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического оазиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Эта ориентация на философско-методологические проблемы науки сделала неопозитивизм наиболее влиятельным течением современной западной философии науки, хотя уже в 1930–40-х гг. (и особенно с 1950-х гг.) отчетливо начинает осознаваться несостоятельность его исходных установок. В то же время в работах видных представителей неопозитивизма эти установки тесно были переплетены с конкретным научным содержанием, и многие из этих представителей имеют серьезные заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики, методологии и истории науки.

Являясь современной формой позитивизма [ПОЗИТИВИЗМ], неопозитивизм разделяет его исходные философско-мировоззренческие принципы – прежде всего идею отрицания возможности философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе культуры особые функции, не осуществляемые специально-научным знанием. Принципиально противопоставляя науку философии, неопозитивизм считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание. Т.о., неопозитивизм выступает как наиболее радикальная и последовательно обоснованная форма сциентизма [СЦИЕНТИЗМ]в философии 20 в. Это предопределило в значительной мере симпатии к неопозитивизму широких кругов научно-технической интеллигенции в 1920–30-х гг., в период его возникновения и распространения. Однако эта же узкосциентистская его направленность стала стимулом разочарования в неопозитивизме после 2-й мировой войны, когда на авансцену выдвинулись философские течения, отвечающие на глубинные экзистенциальные проблемы современности, и когда начинается критика сциентистского культа науки. Вместе с тем неопозитивизм является своеобразным этапом в эволюции позитивизма и сциентизма. Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а к разработке методов анализа знания. В этой позиции проявляется, с одной стороны, бóльший радикализм неопозитивизма по сравнению с классическим позитивизмом в отказе от традиционных способов философского мышления, с другой стороны – определенная реакция на реальные запросы современного теоретического мышления. При этом в отличие от предшествующих ему направлений позитивизма, в частности махизма, также претендовавших на исследование научного знания, но ориентировавшихся на психологию научного мышления и историю науки, неопозитивизм пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке, привлекая методы современной логики и семиотики. Это обращение к анализу языка находит также выражение и в особенностях критики «метафизики» в неопозитивизме, когда последняя рассматривается не просто как ложное учение (как это делал классический позитивизм), а как в принципе невозможное и лишенное смысла с точки зрения логических норм языка. Причем источники этой бессмысленной «метафизики» усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Все это позволяет говорить о неопозитивизме как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, где той данностью, выход за пределы которой объявлялся неправомерной «метафизикой», выступают уже не т.н. позитивные факты или чувственно данные, а языковые формы. Тем самым неопозитивизм тесно сближается с аналитической философией [АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ], в качестве разновидности которой он начинает рассматриваться в поздние годы своего существования.

Впервые идеи неопозитивизма получили четкое выражение в деятельности так называемого Венского кружка [ВЕНСКИЙ КРУЖОК], на основе которого сложилось течение логического позитивизма [ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ].

Именно в логическом позитивизме с наибольшей последовательностью и четкостью были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930– 40-х гг. значительную популярность в кругах западной научной интеллигенции.

Эти и близкие к ним взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства неопозитивизма, которое сложилось в 1930-х гг. и к которому помимо логических позитивистов примыкали ряд американских представителей философии науки позитивистско-прагматистского направления (Моррис, Бриджемен, Маргенау и др.

), логической львовско-варшавской школы (А.Тарский, К.Айдукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логической группы в Германии и т.д. Идеи неопозитивизма получают распространение и в западной социологии (т.н. социологический позитивизм Лазарсфельда и др.).

В этот период регулярно созывается ряд международных конгрессов по философии науки, на которых осуществляется широкая пропаганда идей неопозитивизма. Неопозитивизм оказывает заметное идейное воздействие на научное сообщество в целом, под его влиянием складывается ряд позитивистских концепций в истолковании открытий современной науки.

Популярность неопозитивизма в широких кругах научной интеллигенции Запада определялась в основном тем, что он создавал видимость простого, четкого, связанного с применением современных научных методов решения сложных и актуальных философско-методологических проблем.

Однако именно примитивизм и прямолинейность неизбежно должны были привести и действительно привели неопозитивизм к дискредитации и глубокому кризису. Уже в 1950-х гг. достаточно ясно обнаружилось, что «революция в философии», провозглашенная неопозитивизмом, не оправдывает тех надежд, которые на нее возлагались.

Классические проблемы, преодоление и снятие которых обещал неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции. С нач. 1950-х гг. все более четко выявляется несостоятельность т.н. стандартной концепции анализа науки, выдвинутая логическим позитивизмом (см.

Логический эмпиризм [ЛОГИЧЕСКИЙ ЭМПИРИЗМ]) и проводится резкая критика этой концепции со стороны представителей философии науки иной ориентации. Неопозитивизм, т.о., теряет свои позиции в методологии науки, разработка которой традиционно со времен Венского кружка была основным источником авторитета.

В западной философии науки в 1960–70-х гг. развивается течение, т.н. постпозитивизм, которое, сохраняя определенную связь с общими идейно-мировоззренческими установками неопозитивизма, в то же время выступает против неопозитивистской интерпретации задач методологического анализа науки (Кун, Лакатос, Фейерабенд, Тулмин и др.).

Сторонники этого течения, в частности, отвергают абсолютизацию методов логической формализации, подчеркивают, в противоположность неопозитивизму, значение исследования истории науки для ее методологии, познавательную значимость «метафизики» в развитии науки и пр. Это течение в значительной мере находится под влиянием идей Поппера, который еще с сер. 1930-х гг.

выступил со своей концепцией философии науки, во многом близкой к неопозитивизму, но составившей ему эффективную конкуренцию в период ослабления его влияния. Предметом сильной критики становится также радикальный сциентизм неопозитивизма, игнорирование им роли различных форм вненаучного сознания, в том числе значимости их и для самой науки.

В связи с этим в контексте аналитической философии, выдвигавшей в качестве основной задачи философии анализ языка, на первый план выдвигается течение английских аналитиков (т.н. философия лингвистического анализа), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л.

Витгенштейна), которые разделяли принципиальную антиметафическую направленность неопозитивизма, но делали предметом своего исследования прежде естественный язык.

Принципиальная позиция отстранения от жизненно важных мировоззренческих, социальных и идеологических проблем современности, волнующих человечество, обосновываемая концепцией деидеологизации философии, сциентистская ограниченность, уход в сферу частных проблем логики и методологии науки – все это вызывало падение популярности неопозитивизма, сопровождаемое относительным увеличением влияния антипозитивистских течений в западной философии (экзистенциализм, философская антропология, неотомизм). Основная тенденция эволюции неопозитивизма в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, отказе от широковещательных программ. Со 2-й пол. 1950-х гг. неопозитивизм перестает существовать как философское течение. Неопозитивистская «революция в философии» пришла, т.о., к своему печальному финалу, что было предопределено несостоятельностью ее исходных установок как в отношении философского сознания, так и в отношении природы самой науки. Вместе с тем было бы неверно игнорировать историческую значимость неопозитивизма, который стимулировал внимание к проблеме критериев рационального мышления, применения научных методов исследования в философии, не говоря уже о заслугах его представителей в разработке теории современной логики и специальных вопросов методологии науки.

Литература:

1. Франк Ф. Философия науки. М., 1961;

2. Хилл Т. Современные теории познания. М., 1965;

3. Швырев В.С. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки. М., 1966;

4. Козлова М.С. Философия и язык. М., 1972.

В.С.Швырев

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me

Источник: https://gufo.me/dict/philosophy_encyclopedia/%D0%9D%D0%95%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%97%D0%98%D0%A2%D0%98%D0%92%D0%98%D0%97%D0%9C

1. Неопозитивизм

Неопозитивизм

Характерныечерты и основные идеи.

Неопозитивизм- современная форма позитивизма («третий»позитивизм). В узком смысле слованеопозитивизм – это логический позитивизм30-х гг. XXв., в более широком – вся совокупностьпозитивистских течений 20 – 60-х гг. XXв. Возник почти одновременно в Австрии,Германии, Англии и Польше.

Естественно-научнымипредпосылками неопозитивизма былидействительные трудности современнойнауки, связанные в основном с проблемамиее логического обоснования.

Общимгносеологическим источником неопозитивизмафетишизация формального аспектапознания, вырастающая из своеобразногоотчуждения его знаковых средств,преувеличение познавательных функцийформальной логики, пережившей к моментувозникновения неопозитивизма своевторое рождение в виде математическойлогики.

На становление неопозитивизмаоказали влияние многочисленные идеиД. Юма (иногда неопозитивизм даже краткохарактеризуют как соединение агностицизмаЮма с методологией математическойлогики), учение Э. Маха о «нейтральной»природе мира (вместо этого неопозитивизмстал утверждать лишь «нейтральность»эмпирического «материала» науки),неореализм Ф.

Брентано, А. Мейнонга иДж. Мура, «минималистская» программафилософских исследований К. Твардовского.

Неопозитивизм складывался в процессекритики (с рационалистических позиций)феноменологии, немецкого экзистенциализма,бергсонианства и неосхоластики,вследствие чего сыграл вначалеотносительно положительную роль в техстранах, где религиозная, в особенностикатолическая философия занимала доэтого прочные позиции (Польша, Австрия).

Вообще, неопозитивизм не занимает«нейтральной» позиции в антагонизменауки и религии: для последней выгодносвойственное неопозитивизму отнесениеположений материализма к числунаучно-неосмысленных, а также допущениеиррационалистического мировоззрениякак особого эмоционального строячеловеческой души, составляющего еепотребность. Указанное обстоятельствоне может быть перечеркнуто тем фактом,что Б. Рассел, Йёргенсен, Нейрат, Айдукевичи некоторые другие представителинеопозитивизма заняли атеистическуюпозицию и выступили против религиозногоиррационализма.

Сточки зрения основателей неопозитивизма,неопозитивизм якобы коренным образомотличается от скептицизма и агностицизма,т.к. ему свойственны:

1) «доверие» ксодержанию ощущений как к изначальномуданному;

2)отрицание какой-либо границы междуобластями познаваемого и непознаваемого(поскольку вторая область замененаобластью псевдопроблем);

3)отождествление познаваемого объектаи теории («логической конструкции») обэтом объекте, вследствие чего израссмотрения исключаются вопросы оботношении знаний к внешнему источникуи о характере процесса образованиячувственных восприятий.

Неопозитивизмистолковал познание как последовательностьопераций фиксации чувственных данныхпосредством знаков, установленияформальных соотношений внутри совокупностипоследних и между совокупностями,приведение этих соотношений в систему,дедуктивного выведения из систем(«логических конструкций») предсказанийо будущем опыте и изменения этих систем(в случае обнаружения в них внутреннихпротиворечий или же несоответствиявыведенных из них предсказаний опыту).В языковой структуре неопозитивизмвидит средство к объективизации значения,а рассмотрение закономерностей процессаисторического становления значенияисключает из гносеологии, рассматриваяразвитие знания только с точки зренияотношений между одними и другими даннымиили же между данными и результатами ихлогических преобразований. В принципеэлиминируя отношения между субъектоми объектом, неопозитивизм счел проблематикутеории отражения лишенной научногосмысла, обнаружив тем самым своюпротивоположность материализму.

Длянеопозитивизма 30-х гг. характернымибыли конвенционализм и физикализм.

Конвенционализм(от лат.

conventio- соглашение), – направление в философскомистолковании науки, согласно которомув основе математических и естественно-научныхтеорий лежат произвольные соглашения(конвенции между учеными), выбор которыхрегулируется лишь соображениямиудобства, целесообразности, принципом«экономии мышления» и т.

п. Принципконвенционализма, сформировавшийся в1934 г. для логико-математических иестественно-научных теорий, искаженноотражал действительный факт относительнойсвободы теоретического мышления впостроении исчислений, а в физике -принцип ковариантности законов.

Конвенционализм получил семантическуютрактовку и был использован неопозитивизмомдля оправдания индетерминистскихконцепций и распространен затем нафилософию (каждый имеет право избратьмировоззрение, дающее ему внутреннеудовлетворение), на выбор составаэмпирического базиса естествознания,а также на этику и эстетику.

Физикализмкак требование перевода предложенийвсех наук в предложения, состоящиетолько из терминов, употребляемых вфизике («физикалий»), возник с цельюдостижения единства языка наук, но ужев 40-х гг. был превращен в регулятивнуюидею, реализация которой в полном объемебыла признана невозможной.

Историянеопозитивизма в 30 – 40-х гг. XXв. – это цепь различных попыток избежатьсолипсизма, к которому толкалаинтерпретация проблемы объективностимира как псевдопроблемы.

В указанныйпериод были предложены различныеварианты обоснования интерсубъективностии различные – в этой связи – интерпретациифизикализма.

В40-х гг. неопозитивизм претерпелопределенные изменения. Понятие анализа«языка» было расширено за счет добавленияк логико-синтаксическому илогико-семантическому анализа, вследствиечего проблема «что такое значение?»стала одной из главных в неопозитивизме,так что А. Пап даже признал ее основнымвопросом философии.

Пришлось отказатьсяот отождествления истинности ипроверяемости и перейти к «ослабленным»вариантам последней. В результатекритики со стороны Куайна и др. былотвергнут резкий дуализм аналитическихи синтетических высказываний и поставленапод сомнение независимость формальнойстороны теорий от их эмпирических основ.

Тем самым наметилась тенденция кестественно-научному материализму (Р.Карнап, Г. Рейхенбах), которая, однако,не получила достаточно определенноговыражения. Конвенционализм также сталпринимать «ослабленный» вид, однако вряде случаев (Б. Рассел, Г. Райл, А. Пап)приблизился к априоризму.

С другойстороны, сам неопозитивизм и принципыего эмпиризма («логический эмпиризм»)были истолкованы как еще одна «удобная»языковая конвенция. Физикализм былистолкован как пожелание частичнойредукции т.н. теоретических предикатовк простейшим предикатам непосредственногонаблюдения.

Затем на смену редукционномуэтапу истолкования логической структурынаук пришел гипотетико-дедуктивныйэтап, на котором вместо восхождения отэмпирической основы к теории исследуетсяпроцесс нисхождения от теории кэмпирически проверяемым «базисным»предложениям (К. Поппер, К. Гемпель, Г.Рейхенбах и др.).

Основнымиидеями неопозитивизма 30-х гг. можносчитать, во-первых, отрицаниевсей прежней философии как якобы лишеннойнаучного смысла, а учение о «языке» какглавном и даже единственном объектефилософского исследования (посколькуанализ «языка» понимался вначале какчисто логический, неопозитивизм сталстирать грань между философскими иформально-логическими исследованиями).

Во-вторых,принципверификации, который утверждает, чтопроверка научной осмысленностипредложений, а затем их истинности(ложности) происходит через сравнениеэтих предложений с фактами опыта(«переживаниями» в терминологии Р.Карнапа), в т.ч. ощущениями субъекта.

Предложения, в принципе не поддающиесячувственной проверке, считались лишенныминаучного смысла, или псевдопредложениями(отсюда неопозитивизм пришел к утверждению,что объективное существование естьпсевдопредикат, и к отождествлениюсуществования объектов с их наблюдаемостью).

Никакогоразличия между смыслом и значением втеории познания неопозитивизмом 30-хгг. не проводилось. М. Шлик полностьюотождествил осмысленность предложенияс его проверяемостью (верифицируемостью),а смысл – со способом проверки. Согласнопринципу верификации (с дополнениямиК.

Поппера), научно осмысленной можетбыть только такая теория, котораяподтверждается эмпирическими(экспериментальными) фактами и длякоторой существуют воображаемые факты,опровергающие ее, если бы они на делеимели место (такая теория истинна); илиже: которая опровергается фактами и длякоторой существуют воображаемые факты,подтверждающие ее, если бы они имелиместо (такая теория ложна). В этойконцепции были положительные моменты:

  • выявление дурной спекулятивности некоторых философских учений;

-указание на научную значимость знанияложности тех или иных положений и т.д.

Новыевозможности несло с собой введение вгносеологию третьей значимости(«научно-неосмысленно», в отличие от«абсурдно») и понятий «псевдопроблема»и «псевдопредложение».

Но все эти моментыбыли существенно искажены метафизическими субъективно-идеалистическимистолкованием эмпрической основы, атакже самих актов верификации каксовокупности атомарных, лишенныхвнутренней связи, элементарных чувств,переживаний субъекта (основываясьименно на этом, неопозитивизм объявилтезисы философского материализманеосмысленными, а религии неложными).

В-третьих,к основным идеям неопозитивизма 30-х гг.принадлежит отождествлениеистины с формальными условиями(критериями) истинности, а знания истины- с предсказуемостью предложений обудущих ощущениях субъекта.С предсказуемостью была отождествленаи причинность. М. Шлик и К.

Попперистолковали детерминизм как логическуюзависимость предложений (S2)о будущих состояниях «объекта» отпредложений (S1)о теперешнем его состоянии (если S1,то S2).

Кроме того, истинность предложений былаидентифицирована с фактом их принятия(допущения) в определенном «языке»(истинность как совместимость предложенийстала конкурировать в неопозитивизмес эмпирическим пониманием истинностии ее критерия, в результате чего в новойформе возродился свойственный взглядам Г.

Лейбница и И. Канта разрыв междурациональным и чувственным, аналитическими синтетическим) (Ф.В. Константинов.Философскаяэнциклопедия.– М: «Советская энциклопедия», Т.4, 1967, -592 с.).

Логическийпозитивизм: особенности и проблемытечения.

Логическийпозитивизм – течение неопозитивизма,возникшее в 1922 г. на основе Венскогокружка (М. Шлик, О. Нейрат, Ф. Франк, Г.Фейгль, Х. Рейхенбах, Э. Нагель и др.). В1926 г. в Вену был приглашен Р. Карнап,который стал центральной фигурой вдискуссиях кружка.

Огромное влияние начленов кружка оказали труды Б. Расселаи «Логико-философский трактат»Витгенштейна. В 1929 г. был издан манифест«Научное понимание мира. Венский кружок»,где были сформулированы задачи этойшколы.

В начале второй мировой войныВенский кружок прекратил свое существованиев связи с эмиграцией многих членов изАвстрии. Ведущие представители этогокружка в эмиграции создают ряд школ:школу кембриджских аналитиков вВеликобритании, школу логическогоэмпиризма в США (В. Н.

Лавриненко.Философия.//Учебник. -М: «Культура и спорт», 1999, – с. 209-210).

Логическийпозитивизм выступает как преемникпозитивистской субъективно-идеалистическойтенденции, идущей от Беркли, Юма имахизма.

Вместе с тем логическиепозитивисты отказываются от характерногодля старого позитивизма и дискредитировавшихсебя психологического и биологическогоподходов к познанию и пытаются сочетатьсубъективно-идеалистический эмпиризмс методом логического анализа,предполагающего использование средствматематической логики.

Подобнаяориентация логического позитивизмасвязана с реальными проблемами наукиXXв. – все большим осознанием ролизнаково-символических средств, стенденциями возрастающей математизациии формализации знания, с выявлениемзависимости способов рассмотрениядействительности от типа языка и т.д.

Однако эти сложные и актуальные проблемытрактуются логическим позитивизмом вдухе субъективизма и конвенционализма.Выход философского методологическогоанализа за пределы языковых систем ивыражаемого ими «непосредственноданного» эмпирического содержаниярасценивается логическим позитивизмомкак неправомерная метафизика.

Подлиннонаучная философия, согласно логическомупозитивизму, возможна только каклогический анализ языка науки, которыйдолжен быть направлен, с одной стороны,на устранение «метафизики» (т.е.

традиционной философии), а с другой – наисследование логического строениянаучного знания с целью выявления«непосредственно данного» или эмпирическипроверяемого содержания научных понятийи утверждений. Конечная цель такогоисследования усматривалась в реорганизациинаучного знания в системе «единойнауки», которая в соответствии спозитивистско-феноменалистскимпредставлением о природе познаниядолжна была бы давать описание«непосредственно данного» (С.С. Аверинцеви др. Философскийэнциклопедический словарь.М: «Советская энциклопедия», 1989, – 815 с.).

Длялогического позитивизма был характеренярко выраженный сциентизм. Логическийпозитивизм отличался принципиальнымантиисторизмом, связанным с абсолютизациейанализа знания в статичных языковыхсистемах. Впоследствии все эти чертылогического позитивизма стали объектомрезкой критики со стороны постпозитивистов.

Основнаяпроблема философии науки, а логическийпозитивизм и является ею, – это рассмотрениелогической структуры научных теорий ианализ значений научных высказываний.Для выяснения значения научных предложенийнеопозитивисты выдвинули т.н. принципверификации (от лат. verus- истинный и facio- дело) – подтверждение. Он применимтолько к высказываниям эмпирическогохарактера, т.е.

проверяемым наблюдениям.Значение предложения проверяется вопыте. Так, находясь в аэропорту, мыможем непосредственно соотнести смыслпредложения «Самолет Москва – Курсквылетает в 18 часов» с наблюдаемымсобытием, т.е. наглядно убедиться вистинности. Но проверить это иопосредованно, заглянув в расписание.

В результате такой проверки предложениямогут оказаться как истинными, так иложными. Такого рода предложения входятв область научных, эмпирически проверяемых.Все остальные являются либо бессмысленными(как «круглый квадрат»), либо неосмысленнымии поэтому незначимыми. Так, предложениеиз работы Гегеля «Абсолютное находитсявне времени» проверить невозможно.

Следовательно, оно не осмысленно и темсамым не имеет научного значения, хотяи построено грамматически правильно.

Современем логические позитивисты заменилиформулировку верификации положениемподтверждаемости или испытуемости.Так, если мы можем вывести из какого-тообщего положения такие предложения,которые можно подтвердить в опыте, тоэто общее положение считается истинным.

Многиетрудности у логических позитивистовпроистекали из-за двусмысленности иузости понятия «опыт», которое онипонимали в основном как наблюдаемостьи субъективная переживаемость. Однакопонятие «опыт» подразумевает и реальныйэксперимент, и наблюдение, и сложившиесяу субъекта схемы, и прошлые знания,навыки в соответствующих областях.

Другоезатруднение возникло в связи с тем, чтонаучное знание интерсубъективно, т.е.общезначимо, принимается всеми и можетбыть сообщено каждому, в то время какпереживание субъекта личностно исубъективно. Проблема интерсубъективностивосприятий возникла еще у субъективногоидеализма Д.

Беркли, который решает ее,вводя в свою систему Бога, якобывкладывающего в нас ощущения и потомуобеспечивающего единство и гармониюнаших переживаний.

Для позитивистовединственное удостоверение общезначимостинаших восприятий, например, красногоцвета, заключается в том, что большинствовоспринимает данный цвет именно каккрасный.

Подчеркивается,что логика и математика основаны наконвенции, соглашении ученых друг сдругом о принятии той или инойлогико-математической структуры дляупорядочения опыта в зависимости от ееудобства и простоты. Безусловно, моментконвенционализма играет роль в выборетого или другого искусственного языкав математике и логике.

Темне менее, этот выбор решается не простосоглашением, а содержательно обусловлентеми задачами, которые должна решатьсоответствующая логико-математическаяструктура.

Так, например, существуетряд языков программирования на компьютереи каждый имеет свои преимущества длярешения определенных конкретных задач.

Впоследствии самими представителямилогического позитивизма было подвергнутосомнению жесткое противопоставлениеаналитического, формального исинтетического, эмпирического знанияи показана их соотносительность.

Следующаяконцепция новейшего позитивизма связанас проблемой унификации знаний, сведениемвсех наук к наиболее развитой в настоящеевремя научной дисциплине. Эта попыткасведения, редуцирования явиласьсвоеобразным повторением стремленияфилософов XVII- XVIIIвв.

объяснить все явления действительностиклассической механикой.

В научномпознании, безусловно, существует важнаяпроцедура объяснения известногонеизвестным, сведения сложного кпростому, однако необходимо помнить ограницах такого сведения, которые недолжны искажать реального положениявещей (Философия.//Учебник,с. 210-212).

Вработах представителей позднегологического позитивизма содержитсятенденция представить вынужденныйотход и ревизию своих исходных принциповкак некоторое их развитие или либерализацию.По существу эти принципы приводят квнутренней противоречивости эклектичностидоктрины позднего логического позитивизма.

Так, логическому позитивизму не удалосьдать удовлетворительного объяснениягносеологической природы и методологическихфункций научных понятий («теоретическихконструктов», по терминологии логическогопозитивизма); выработать адекватныйвариант критерия научной осмысленности,основанный на ослабленной версиипринципа верифицируемости (принципеподтверждаемости) и на идее частичнойэмпирической интерпретации теоретическихпонятий; предложить четкие критериигносеологического различения т.н.аналитических и синтетических высказыванийи т.д. Неспособность логическогопозитивизма реализовать свою собственнуюисследовательскую программу привелав середине XXв. к резкому падению его авторитета. В50-х гг. логический позитивизм переживалглубокий кризис, терял свое ведущееположение в западной философии науки,а в 60-х гг. по существу перестал существоватькак самостоятельное течение (Философскийэнциклопедический словарь).

Разновидностисовременного неопозитивизма. Неопозитивизмв этике и социологии.

Вконце 60-х гг. XXв. неопозитивизм выступает в двухосновных разновидностях: «лингвистическийанализ» в Великобритании и «аналитическаяфилософия» в США.

Для философиилингвистического анализа (отчасти ейродственна «общая семантика») характерно,в отличие от логического позитивизма,негилистическое отношение не только кфилософии, но и к науке, поскольку онауклоняется уже не только от объяснениямира, но и от логико-философскойпроблематики языка наук.

Лингвистическийнеопозитивизм читает, что философскиепостроения навеяны неясностями внациональных языках, а философия иясность мысли – несовместимы. Свою задачуон видит в устранении из повседневногоязыка всякой неясности значения, чтобудто бы должно упразднить философскуюпроблематику.

Достижение этой задачивозможно, по его мнению, через рассмотрениевсякого естественного языка каксовокупности игр, в каждой из которыхзначения устанавливаются и отменяютсяконвенциально как перечень способовприменения слова (концепция т.н. «семейныхсходств»), а также через установлениезапрета переходить на чрезмерно высокиеуровни абстрагирования (обобщения), накотором значения слов совершеннорасплываются (концепция т.н. «контрастности»значений).

Для«аналитической философии» характереноснованный на конвенционализме сдобавлением прагматистского егоистолкования тезис о свободе выборамировоззрения, подлежащего затемуточнению средствами логическогоанализа.

Впрочем,философия анализа в ряде своихразновидностей выходит далеко за пределынеопозитивизма: кроме неопрагматистского(Ч. Моррис, У. Куайн, К. Люис) в ней можновыделить платонистское и близкое ккантианству отвлетвления.

Отправнымпунктом этики неопозитивизма был тезисД. Юма субъективности вкусов, утверждениеФ. Брентано и Дж. Мура о неопределимости«добра» и идеи упсальской школы (А.Хегерстерм).

В этике неопозитивизманашли свое преломление основные принципыего теории познания: отрицание философской«метафизики» приняло форму отрицаниянаучной осмысленности любой теоретическойи нормативной этики как якобыневерифицируемой; конвенционализмперевел к этическому релятивизму (Г.Рейхенбах выдвинул даже этическийпринцип терпимости: каждый избираетмораль, какую хочет).

Уже в 30-х гг. сложилсяэмотивизм (Айер, Стивенсон), лишавшийэтического утверждения объективногозначения и сводивший их к выражениюэмоций личности и желаний воздействоватьна поступки других лиц. М.

Шлик впротиворечие с общей тенденциейнеопозитивизма в этике попытался всвоих «Вопросах этики» (1930) разработатьтеоретическую и нормативную концепциюбуржуазно-либерального эвдемонизма сглавным ее тезисом: «Смысл жизни -молодость». В 40 – 50-х гг. этика неопозитивизма,используя идеи лингвистического анализа,приобретает экликтический характер(С. Тулмин, С. Хэмпшир, Г. Эйкен и др.).

Началоэстетике неопозитивизма положили работыЧ. Огдена, А. Ричардса и Дж. Вуда «Значениезначения» и «Основы эстетики», в которыхутверждалась многозначность инеопределенность смысла эстетическихкатегорий. Их идеи продолжили Ч.

Стивенсон,Д. Хосперс, О. Боувсма и др. Они настаиваютна операциональном характере эстетическойсимволики, цель которой вызвать лишьто или иное настроение у потребителейискусства, и отрицают познавательноесодержание искусства.

Всоциологии неопозитивизм пытаетсяиспользовать методы естественных наук.Отрицание философии приняло здесь формутребования деидеологизации. Развернувкритику иррационализма и феноменологиив социологии, представители неопозитивизма(Лазарсфельд, Додд, Ланберг и др.) ратуютза максимальное приближение к фактам,давая вместе с тем понятию фактасубъективистскую интерпретацию.

Течениемнеопозитивизма в социологии являетсятакже направление, превращающее языкв фундамент всех социальных явлений.Оно очень близко к философии лингвистическогоанализа и «общей семантике» (в частности,к тезису последней об определяющемвоздействии языка на мышление имировоззрение людей).

Социологическиеконцепции неопозитивизма были использованыревизионистами марксизма и буржуазнымиреформистами. В 20-х гг. О. Нейрат выдвинулидею, будто эмпирическая социологияесть современный этап в развитииисторического материализма. К.

Попперпытался использовать принципиальнуюнегативную верификацию и свою трактовкусоотношения причинности и предвидениядля доказательства, будто марксизм ненаука, но разновидность религиознойверы. Ряд представителей неопозитивизмадекларировал симпатии к буржуазномулиберализму и нежелание участвовать вполитической борьбе.

Неопозитивистскийподход к явлениям глубоко укоренилсяу многих представителей буржуазнойинтеллигенции, причастной к наукам,проник во многие специальные областизнания, а в последнее время вызвалположительное отношение у экзистенциалистови неотомистов, доходящее до стремлениявключить неопозитивизм как своего родапредварительную часть в состав своейдоктрины.

В марксистской критике всехразновидностей неопозитивизмаосновопалагающую роль играет труд В.И.Ленина «Материализм и импириокритицизм».Эта критика может успешно развиватьсятолько на основе положительногоразрешения проблем современной науки,которая рассматривает неопозитивизм(Философскаяэнциклопедия).

Источник: https://studfile.net/preview/1485361/page:2/

Неопозитивизм. Логический позитивизм

Неопозитивизм

Неопозитивизм сложился как третья историческая форма позитивизма в конце 20-х гг. ХХ столетия практически одновременно в Англии, Австрии и Польше. Он был результатом тех превращений, которые совершились с позитивизмом на этапе эмпириокритицизма.

Исторически первой формой неопозитивизма стал логический позитивизм (М. Шлик(1882-1936), Р. Карнап(1891-1972), Г. Райхенбах(1891-1970) и др.). Логический позитивизм усилил негативистскую тенденцию, наметившуюся в эмпириокритицизме.

Он отбросил психологизм и биологизм махистской философии и принял тезис об априорно-аналитическом характере положений логики и математики. Поэтому неопозитивизм часто именуют аналитической философией.

Основные работы логических позитивистов: “Мнимые проблемы в философии”, “Логический синтаксис языка” (Карнап); “Логико-философский трактат” (Витгенштейн); “Всеобщая теория познания” (Шлик); “Логика научного исследования” (Поппер).

В центре внимания логического позитивизма оказалась проблема значения, эмпирической осмысленности научных утверждений. Логические позитивисты приходят к выводу о том, что предметом философии не может быть даже теория познания, которая имеет все еще слишком мировоззренческий, слишком содержательный характер.

Философия вообще, по их мнению, не имеет предмета, потому что она не содержательная наука о какой-то реальности, а род деятельности, сводящейся к анализу естественных и искусственных языков. Эта деятельность должна преследовать сразу две цели.

Первая цель – убрать из науки все не имеющие смысла рассуждения и псевдопроблемы, возникающие в результате неправильного употребления языка и нарушения его логических правил. Эти нарушения обусловлены, прежде всего, теми или иными идеологическими вопросами. Вторая цель – обеспечить построение идеальных логических моделей осмысленного рассуждения.

Вопросы, которые традиционно брались в качестве основных в философии, объявлялись неопозитивистами псевдонаучными. В этом своем программном заявлении они шли еще дальше эмпириокритиков.

В свое время Мах и Авенариус считали, что они доказали прямую возможность полного познания “нейтральных элементов” мира, то есть безличных ощущений, поскольку познание последних сводится к тому, что они воспринимаются. М. Шлик и Р. Карнап предпочли вообще отказаться от самой постановки этой дилеммы, считая ее мнимой, лишенной научного смысла.

Идеальным средством аналитической философской деятельности они считают разработанный в ХХ в. аппарат математической логики. С ее помощью неопозитивисты строили понятие “логической конструкции”.

Согласно этому понятию микро- и макрообъекты, которые невозможно наблюдать из-за их малости или удаленности, представляют собою не символы относительно устойчивых групп ощущений, как полагали Мах и Авенариус, но продукты формального преобразования предложений, фиксирующих “атомарные факты”.

Результаты этих формальных преобразований считаются принятыми лишь постольку, поскольку из них средствами дедукции возможно вывести чувственно проверяемые следствия. В учении о логических конструкциях проводится принципиальное отождествление объекта и теории объекта, хотя и признается разница между “голыми” ощущениями и результатами их рациональной переработки. В этом состоит одно из главнейших отличий логического позитивизма от прежнего. Кроме того, логические позитивисты отождествляли понятия “объективный факт” (существующий независимо от того, познал ли его ученый или нет) и “научный факт” (то есть факт, зафиксированный или “запротоколированный” в науке при помощи знаковых средств).

Некоторое отличие неопозитивистов от эмпириокритиков вытекает из различного понимания ими роли мышления в познании. Если Э.Мах и Р.Авенариус полагали, что мышление лишь сокращает, экономизирует, упрощает обозрение опыта субъекта, то Р.Карнап и Р.

Райхенбах считают, что мышление вносит в опыт струю творческого произвола, неузнаваемо его переделывая.

Разница эта вытекает из абсолютизирования логики и математики, ведущих к возрождению кантианского резкого разрыва между чувственным и рациональным моментами в познании по их происхождению (первое якобы просто “дано”, а второе – продукт деятельности субъекта).

Логический позитивизм использовал реальные проблемы современной науки: осмысленность научных утверждений (например, в теории относительности), возможность опытной проверки абстрактных теоретических положений, соотношение содержательных и формальных компонентов научной теории и др. В разработанной логическими позитивистами методологии научного исследования дано описание научной теории, выделены и зафиксированы некоторые виды научных определений и объяснений, что представляет научную ценность для логико-методологических исследований.

Логические позитивисты оказались не только философами, но и специалистами-логиками. Многие из них внесли значительный вклад в разработку логического аппарата (логическая семантика, вероятностная логика), который, хотя и рассматривается ими в качестве средства философского анализа, в целом выходит за рамки философии и может быть включен в область специального научного исследования.

Вместе с тем основная философская программа логического позитивизма, выраженная в принципе верификации,находится в противоречии с практикой современного научного познания. Суть данного принципа состоит в требовании проверки предложений об опыте на предмет их истинности.

Согласно принципу верификации, проверка предложений проходит через сопоставление их с фактами чувственного опыта субъектов. Предложения, в принципе не поддающиеся чувственной проверке, считаются лишенными научного смысла.

Действие принципа верификации и функции критерия истинности и ложности таковы: предложение истинно, если оно подтверждается фактами-переживаниями и если могут быть указаны воображаемые факты, которые, если бы они были реальными, это предложение опровергали; предложение ложно, если оно опровергается фактами-переживаниями и если могут быть указаны воображаемые факты, которые, если бы они были реальными, это предложение подтверждали. В принципе верификации ясно виден определенный смысл: то, что ненаблюдаемо, лишено научного смысла. Таким образом, положения логики, математики и других теоретических наук оказываются бессодержательными. Тем самым логический позитивизм впадает во внутреннее противоречие с самим собою, ведь аналитико-математический метод, предлагаемый им, оказывается несостоятельным, ибо не может дать достоверного знания.

В итоге среди позитивистов возникли сомнения, что их первоначальная концепция, претендовавшая на строгость, точность и доказательность утверждений, на превращение философии в вид специализированной деятельности, является таковой.

Она оказалась лишь вариантом “метафизики”, причем вариантом явно несостоятельным. Из констатации этого факта исходят те направления, которые пришли на смену логическому позитивизму, и прежде всего философия лингвистического анализа.

Неопозитивизм. Философия лингвистического анализа

Философия неопозитивизма и лингвистического анализа доминирует с 50-х годов XX в. в философской мысли Англии. Значительное влияние на формирование идей лингвистического анализа оказал Дж.

Мур, а развернутую установку этому направлению, его программе дал Л. Витгенштейн. К представителям лингвистического анализа принадлежат Дж. Райл, Дж.

Остин.

Лингвистический анализ противопоставляет себя логическому позитивизму.

Это выразилось в принципиальном отказе лингвистических аналитиков от верификационной теории, от тезиса о том, что научное рассуждение является идеальной моделью всякого осмысленного рассуждения, от отождествления осмысленных и информативных высказываний, от сведения значения высказываний одного типа к значению высказываний другого типа.

В противовес своим предшественникам аналитики подчеркивают, что использующийся язык содержит множество различных подразделений, областей. Логика функционирования формально одних и тех же слов в каждом из этих языковых подразделений и контекстов принципиально различна.

Поэтому слова и выражения, которые внешне кажутся одинаковыми, по существу, имеют несовпадающие значения и применяются на разных основаниях в зависимости от контекста их употребления.

При этом в контекст включается и цель говорящего, и отношение высказывания к данной ситуации его произнесения. То есть язык рассматривается как социальный институт и форма жизни.

Значение – это не некая особая реальная сущность и не абстрактный объект, заданный в языке формализованной семантики, а тот или иной способ употребления слова в определенном контексте.

Принципиальным для лингвистического анализа является не просто указание на существование в обыденном языке различных, не сводимых друг к другу слоев, контекстов и т.д.

, а признание того, что количество этих контекстов, в сущности, необозримо (так что бессмысленно было бы ставить задачу выявить их все).

Кроме того, хотя между разными слоями языка имеется определенного рода связь и переход, однако данная связь в большинстве случаев исключает возможность выявления каких бы то ни было черт, общих для разных употреблений одного и того же слова.

А это значит, что по крайней мере для большинства слов используемого языка невозможно дать какие бы то ни было общие дефиниции. Однако это относится лишь к “живым”, разговорным языкам, но не к искусственно построенным, употребляемым в науке для специальных целей.

Аналитики считают, что философские проблемы возникают как раз в результате непонимания логики естественного языка. Поэтому и решены они могут быть лишь путем анализа именно этого языка, путем тщательного выявления и кропотливого описания многообразных контекстов словоупотреблений.

Думать, что эти проблемы можно решить путем выявления каких-то общих характеристик слов, волнующих философов, или же путем построения искусственных языковых систем, в которых словам придается условное значение, весьма удаленное от реального, диктуемого их употреблением, – значит, по мнению лингвистических аналитиков, идти по явно бесперспективному пути. Конечно, построение языковых моделей дело нужное и полезное, но нужно осознавать, что этот аппарат непригоден для решения философских проблем, ибо последние существуют именно как результат непонимания многообразия и несводимости друг к другу различных языковых контекстов. Выполнение различных задач философского анализа достигается лучше всего средствами неформального анализа неформализованного обыденного языка.

Однако при кажущемся противостоянии двух этапов позитивизма они имеют глубокую связь. Она выражается, во-первых, в том, что сама логика противостояния вынуждает аналитиков обсуждать те философские проблемы и их решения, которые были существенны для логического позитивизма (принцип верификации, дихотомия аналитических и синтетических суждений и др.).

Во-вторых, лингвистический анализ унаследовал от логического позитивизма некоторые принципиальные установки в понимании самого характера философской деятельности.

В частности, несмотря на то, что аналитики обвиняли логический позитивизм в “метафизичности”, сами они, как и их предшественники, проводили линию “антиметафизичности”, то есть отказывались рассматривать реальную объективную действительность в качестве философского объекта.

Аналитики полагают, что все философские дискуссии развертываются вокруг неистинного истолкования некоторых слов, употребляемых в языке, а не вокруг самого объекта. К таким словам относятся “знать”, “вероятно”, “истинно”, “материя”, “время” и др.

Философы-“метафизики” либо употребляют эти слова в тех контекстах, в которых они не могут употребляться согласно правилам обыденного языка, либо пытаются дать им некие общие определения, игнорирующие существование реальных, не сводимых друг к другу языковых контекстов.

Соответственно свою задачу аналитики видят в том, чтобы вскрыть источник “метафизических” псевдопроблем и выявить реальный, подлинный смысл слов, неправильно употребляемых философами-“метафизиками”.

Так, например, если путем анализа слова “истина” выявляется, что оно имеет целый ряд контекстуальных значений, между которыми вряд ли можно найти что-либо общее, то, утверждают аналитики, не существует какой-либо общей дефиниции знания и, следовательно, задача построения общей философской теории познания лишена смысла.

Аналитическая философия превращается, таким образом, в своеобразную “философию философии”, занятую лишь теми проблемами, которые предложены ранее жившими или ныне живущими философами, и не имеющую ни потребности, ни нужды в том, чтобы заниматься вопросами специальных наук или же пытаться решать социально-этические проблемы, поставленные современным развитием. Но эта черта, по мнению аналитиков, скорее достоинство их философии, чем недостаток. Она является показателем возросшей строгости и точности техники философского исследования, свидетельством его профессионализма.

Идеалом философа становится мыслитель, не формулирующий никаких “метафизических” тезисов, не пытающийся решить мировоззренческие проблемы, не конструирующий онтологические или гносеологические системы, но зато занятый высокопрофессиональной и специализированной деятельностью по выявлению с помощью особой техники точного смысла слов и выражений обнаружения и установления бессмыслицы. Философия становится одной из многих специальных дисциплин. Витгенштейн подчеркивал, что в прошлом были философы великие, а теперь “искусные”.

Философия, утверждал Витгенштейн, не наука, а философ не является ученым. Философ должен заниматься анализом смысла слов и выражений обычного языка, описанием того, что в нем реально дано. Философия, таким образом, есть описательная дисциплина. Язык интересует философа не в лингвистическом качестве, а как носитель значений.

При этом одно и то же значение может быть выражено разными языками и разными языковыми средствами.

Значения выявляются путем своеобразного “идеального эксперимента”, то есть мысленного представления различных ситуаций, в которых употребляется то или иное слово, простого “всматривания” в работу языка, фиксирования того, что “непосредственно очевидно”.

Нетрудно выявить те противоречия, которые существуют в аналитической философии. Дело в том, что лингвистический анализ пытался утвердить себя в качестве некоей специальной дисциплины, способной к получению точных и бесспорных результатов, окончательно сбросившей с себя груз философских проблем.

Но это диктовало необходимость отказаться от формулировки какой бы то ни было философской программы и обусловило претензию на отсутствие в этом течении не только каких-либо теоретических установок, но даже определенного метода анализа. Выбор того или иного метода означает предпочтение его другим, что неизбежно влечет некоторые “метафизические” следствия.

Лингвистический анализ претендует на построение “беспрограммного анализа”.

Но как бы ни хотели аналитики избежать метафизических последствий, сама необходимость утвердить свое направление в качестве философии, отличной от других, не могла не привести к принятию определенных предпосылок.

Еще один парадокс лингвистической философии состоит в том, что решение задачи по искоренению философских проблем должно, по логике, привести к уничтожению всякой философии, в том числе и лингвистической.

Философия позитивизма прошла три этапа своего развития, и на всем протяжении она стремилась к отделению науки от философии, а затем и к искоренению самой философской проблематики. В конечном итоге позитивизм потерпел философский крах.

Представление о возможности устранить из науки специфическую философскую проблематику и превратить философию в разновидность специальной технической дисциплины оказалось мифом.

Но признание данного факта приводит и к серьезным размышлениям, а именно: не бессмысленна ли сама идея принципиального противопоставления философских и специальных научных проблем? Не следует ли попытаться избавить науку не от философии вообще, а лишь от части философского груза в пользу тех вопросов, которые соответствуют практике и логике функционирования современного научного познания? Положительный ответ на этот вопрос выходит за рамки позитивизма. Он ориентирует на исследование философско-методологической проблематики науки.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_45166_neopozitivizm-logicheskiy-pozitivizm.html

Неопозитивизм

Неопозитивизм

Неопозитивизм, одно из основных направлений буржуазной философии 20 в. Н.

возник и развивался как течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием современной науки, — роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического базиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Однако Н.

не дал и не мог дать действительного решения этих проблем ввиду несостоятельности своих исходных философских установок. В то же время некоторые представители Н. имеют определённые заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики и специальных вопросов методологии науки.

  Являясь современной формой позитивизма,Н. разделяет исходные принципы последнего, отрицая возможность философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе знания особые функции, которые не осуществляются специально-научным знанием. Противопоставляя науку философии, Н.

считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание. Третируя классические проблемы философии как неправомерную «метафизику», Н.

отрицает и постановку основного вопроса философии об отношении материи и сознания и с этих позиций претендует на преодоление «метафизического», как он утверждает, противопоставления материализма и идеализма. В действительности же Н.

продолжает в новых формах традиции субъективно-идеалистического эмпиризма и феноменализма, восходящие к философии Дж. Беркли и Д. Юма. Вместе с тем Н. является своеобразным этапом в эволюции позитивизма.

Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а к разработке методов анализа знания. В отличие от юмизма и позитивизма 19 в., ориентировавшихся в исследовании познавательных процессов на психологию, Н.

делает предметом своего рассмотрения формы языка — научного, философского или повседневного — и пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке.

При этом, если для предшествовавшего позитивизма в качестве «непосредственно данного», выход за пределы которого оценивался в качестве неправомерной «метафизики», выступала сфера чувств и переживаний субъекта, то для Н. в качестве подобного предела выступают, в конечном счете, не феномены сознания, а формы языка.

«Метафизика» рассматривается не просто как ложное учение, а как учение в принципе невозможное и лишённое смысла с точки зрения логических норм языка, причём источники её усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Всё это позволяет говорить о Н. как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, в которой сложные и актуальные проблемы современной логики и языкознания трактуются в духе субъективизма и конвенционализма. Своё учение о философии как об анализе языка, свободном от какой-либо «метафизики», Н. считает «революцией в философии» и противопоставляет его всем остальным философским течениям — как традиционным, так и современным.

  Впервые идеи Н. получили чёткое выражение в деятельности так называемого Венского кружка, на основе которого сложилось течение логического позитивизма. Именно здесь были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930—40-х гг.

значительную популярность в кругах буржуазной научной интеллигенции — сведение философии к логическому анализу языка науки, принцип верификации, предполагающий, что каждое научно осмысленное высказывание должно быть доступно эмпирической проверке, трактовка логики и математики как формальных преобразований в языке науки и т.п.

С этих позиций критическому анализу подвергалась вся классическая философия.

  Эти взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства Н., которое сложилось в 1930-х гг. и к которому, помимо логических позитивистов, примыкал ряд американских представителей философии науки (Ч. Моррис, П. Бриджмен, Маргенау и др.), львовско-варшавской школы в логике (А. Тарский, К.

Айдукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логической группы в Германии и т.д. Однако уже в 1950-е гг. достаточно ясно обнаружилось, что «революция в философии», провозглашенная Н., не оправдывает надежд, возлагавшихся на неё буржуазными философами. Классические проблемы философии, преодоление и снятие которых обещал Н.

, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции. С ослаблением влияния логического позитивизма сравнительно большой вес приобретает течение английских аналитиков (лингвистическая философия), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л. Витгенштейна), которые разделяют общую антиметафизическую направленность Н.

, а также его эмпиризм, но не придерживаются господствующей в Н. исключительной ориентации на философию науки и подвергают критике теорию верификации. Критика логического позитивизма в 1950—60-х гг. ведётся и сторонниками так называемого логического прагматизма в США (У. Куайн и др.

), также обвиняющих логический позитивизм в чрезмерном сужении задач философии, сведении её только к логике науки. Одновременно с развитием этих кризисных явлений внутри самого Н. снижается и авторитет Н. в системе буржуазной философии и идеологии в целом.

Уход от жизненно важных социальных и идеологических проблем, обосновываемый концепцией деидеологизации философии, чрезмерный академизм, абсолютизация логической и языковой проблематики вызывают падение популярности Н., сопровождаемое усилением влияния антипозитивистских течений в буржуазной философии (экзистенциализм, философская антропология).

Важную роль в развенчивании претензий Н. на роль современной философии науки сыграла критика его с позиций марксизма, основной вклад в которую был внесён советскими философами. тенденция эволюции Н. в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, в отказе от широковещательных программ и измельчании проблематики. Само понятие Н.

начиная с 1950-х годов всё больше вытесняется понятием аналитической философии. В области философии в 1960—1970-х гг. развивается течение, которое, сохраняя определённую связь с общими установками Н., в то же время выступает против неопозитивистского понимания задач методологического анализа науки (Г. Кун, И. Лакатос, П. Фейера, С. Тулмин и др.).

Сторонники этого течения, в частности, отвергают абсолютизацию методов логической формализации, подчёркивают, в противоположность Н., значение исследования истории науки для методологии науки, познавательную значимость «метафизики» в развитии науки и пр. Это течение частично находится под влиянием идей К. Поппера, который в ряде вопросов отходит от ортодоксального Н. Все эти явления свидетельствуют о глубоком идейном кризисе современного Н., по существу не являющегося уже целостным и последовательным философским направлением.

  Лит.: Нарский И. С., Современный позитивизм, М., 1961; Хилл Т. И., Современные теории познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 13 и 14: Швырев В. С., Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки, М., 1966; Богомолов А. С., Англо-американская буржуазная философия эпохи империализма, М., 1964, гл.

IX и X; Современная идеалистическая гносеология, М., 1968, раздел 1; Современная буржуазная философия, М., 1972, гл. 9; Козлова М. С., Философия и язык, М., 1972; Logical positivism, ed. A. Ayer, L., 1959; The legacy of logical positivism, ed. P. Achinstein and S. Barker, Bait., 1969; Criticism and the growth of knowledge, ed. 1.

Lakatos and A. Musgrave, Camb., 1970.

  В. С. Швырев.

Оглавление БСЭ

Источник: https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/081/146.htm

52. Позитивизм и неопозитивизм (общая характеристика и эволюция) – Philosophy Tips

Неопозитивизм

Позитивизм – философское направление, утверждающее, что подлинное знание может быть получено лишь как результат отдельных конкретных наук, а философия выполняет лишь роль их синтетического объединения. Главным лозунгом позитивизма является утверждение, что каждая наука – сама себе философия.

Основоположником позитивизма явился О. Конт, который провозгласил разрыв позитивной науки с философией. Его последователями были Дж. Милль и Г. Спенсер.

Классический позитивизм утверждал, что наука должна отвечать на вопрос «как» и не должна быть связана с вопросом «почему». Таким образом, она лишь описывает и регистрирует факты, а не объясняет их. Вопросы же абстрактных сущностей – это вопросы метафизики и религии, а наука имеет дело лишь с конкретными предметами, изучать которые можно лишь конкретными методами.

Все человеческое знание делится на позитивное, связанное с конкретными науками и отвечающее тому, что есть на самом деле, и на идеологическое, ориентированное на способы установления должного.

Знание первого рода является истинным, так как его можно проверить. Знание второго рода находится за пределами истинной оценки.

Следовательно, все общественные науки науками не являются, так как в них господствует субъективный интерес, цель, идеал.

Неопозитивизм – вторая форма данного направления. Разделяя исходные принципы позитивизма, неопозитивизм претендует на полное устранение «метафизики» и ее основных проблем. Он сводит задачи философии не к систематизации конкретного естественно-научного знания, а к деятельности по анализу языковых форм знания.

Неопозитивизм в большей степени опирается на логику, и знание для него является действительным только тогда, когда может быть выражено в языке. Это позволяет говорить о неопозитивизме как о логико-лингвистической форме позитивизма, которая решает проблемы на основе конвенционализма.

Это означает, что тот или иной знак имеет лишь то объективное содержание, которое определяется конвенцией или договором исследователей.

https://www.youtube.com/watch?v=HNC3al4J1C0

Позитивизм в процессе своей эволюции прошел три основные стадии: 

  • первая, начальная стадия связана с именами О.Конта, Г.Спенсера, Дж.Ст.Милля, Э.Ренана, Н.Михайловского и др.; 
  • вторая стадия, эмпириокритицизм, или махизм (Р.Авенариус, Э.Мах, А.Пуанкаре, А.Богданов и др.), оформилась в конце XIX – начале XX века; 
  • третья стадия – неопозитивизм, или логический позитивизм.

В первой половине XIX века бурно развиваются математика, физика, химия; Ч.Дарвин создает эволюционную теорию, возникает микробиология. Достижения науки внедряются в жизнь. Знание, соединенное с практикой, представляется всемогущим.

Создаются проекты с помощью науки улучшить человеческие качества, избавиться от социальных противоречий. Возникают попытки распространить благотворное влияние науки на области, далекие от научного воздействия, – этику, литературу, психологию.

Наконец, появляется потребность усилить эффективность науки, критически осмысливая ее инструментарий. Сложные отношения складываются к этому времени между специальными науками и философией.

Безграничное доверие к философии – “царице наук” – сменилось скептическим к ней отношением; стало явным стремление освободиться от ее диктата. Против философии выступали как те мыслители, которым претили претензии философии на якобы строго научное решение “человеческих” проблем (С.

Кьеркегор), так и сциентистски настроенные исследователи, считавшие традиционную “метафизику” далекой от подлинных запросов науки. Критическое отношение к философии со стороны различных философских школ было необходимым этапом в деле самоопределения философии, выявления ее подлинного места в культуре.

Несмотря на различные формы проявления позитивистских идей, разное время и место их формирования, все три этапа эволюции позитивизма имеют общие особенности.

Претензии традиционной философии (“метафизики”) с ее поисками “начал и причин”, сверхчувственных субстанций, стоящих за рамками возможностей опытного знания, признаются неосновательными.

Изучению поддается только мир явлений. Философия как метафизика должна быть упразднена; по крайней мере лишена статуса “науки наук”.

Философия может сохранить статус науки, если изменит свой предмет, станет особой деятельностью по обслуживанию науки либо в качестве обобщения научных знаний, либо в качестве логики науки.

Процесс познания становится единственным предметом философии как строгой науки; изучение процесса познания не должно оказаться в плену односторонних материалистических или идеалистических подходов, не должно поддаваться аргументации этих противоборствующих философских школ.

Процесс познания един, однороден, поэтому применение научных методов возможно не только при изучении природы, но и общества и человека. Наконец, наука – не только модель человеческого познания, но и основное средство переустройства и совершенствования жизни.

Сциентизм (лат. scientia – наука) – позиция, согласно которой научное знание – оптимальная основа человеческой жизнедеятельности. Идеалом научного знания является естественно-научное знание. Противоположностью этой позиции является антисциентизм, в рамках которого развиваются идеи о враждебности науки человеку, о невозможности построить человеческую жизнь на научной основе.

Источник: https://www.sites.google.com/site/philosophytips/home/pozitivizm-i-neopozitivizm-obsaa-harakteristika-i-evolucia

Vse-referaty
Добавить комментарий