Понятие и предмет судебной речи

Ивакина Надежда. Основы судебного красноречия (риторика для юристов). Учебное пособие 2-е издание

Понятие и предмет судебной речи

Страница:

 
    В юриспруденции вопрос о назначении и функциях судебной речи решается на основе уголовно-процессуальных и гражданских процессуальных норм: это установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, содействие формированию убеждения судей.   Психологи отмечают, что «судебные речи прокурора и адвоката обеспечивают: 1) активизацию мыслительной деятельности судей по анализу и синтезу всех воспринятых в ходе судебного следствия фактов; 2) помощь в выявлении спорных, противоречивых фактов; 3) правильное определение круга вопросов, которые необходимо будет разрешить в совещательной комнате» [69. С. 389]. Лингвистами назначение речи понимается как целевая установка и как роль кого-либо, чего-либо в чем-либо. В отношении судебной речи приемлемы оба определения, так как, говоря о назначении обвинительной или защитительной речи, необходимо определить не только ее конкретную цель по делу, но и роль в уголовном и гражданском судопроизводстве. Поэтому следует разграничить цель судебной речи на ближайшую и конечную.   Судебные прения, являясь подведением итогов судебного следствия с позиций обвинения и защиты, помогают суду лучше разобраться в фактических и юридических обстоятельствах дела. В речи по делу об убийстве коллежского асессора Чихачева А.Ф. Кони сказал: «Судебное следствие развило перед вами существенные обстоятельства дела, в наших судебных прениях мы постараемся разъяснить перед вами их значение и характер». Следовательно, основная функция судебной речи – воздействие. Помня об этом, опытный судебный оратор создаст все условия для активной мыслительной деятельности судей, присяжных заседателей и всех присутствующих в зале суда.    речи определяется целевой установкой оратора, которая в каждом судебном процессе зависит от конкретных обстоятельств дела, от позиции оратора по делу. Так, по делу Максименко, обвиняемой в отравлении мужа, Ф.Н. Плевако, не уверенный в невиновности своей клиентки, сконцентрировал внимание на анализе материала, который подтверждал недоказанность виновности подсудимой. Н.И. Холев по этому же делу избрал другую целевую установку: он решал вопрос о причинах смерти Максименко, а не о причастности подсудимой к его смерти.   От правильно выбранной целевой установки и убедительности речи нередко зависит результат дела, вынесение обвинительного или оправдательного приговора. Вспомните, как в знаменитом, историческом процессе по делу В. Засулич адвокат П.А. Александров основное внимание уделил причинам совершения преступления, и присяжные в один голос признали: «Невиновна».   Прокурор в судебном процессе является представителем государства. Поддерживая государственное обвинение, он оценивает содеянное подсудимым с точки зрения закона, проводит анализ собранных и исследованных судом доказательств и дает им правовую оценку. Основная задача государственного обвинителя в суде с участием присяжных заседателей – доказать, что вменяемое подсудимому деяние было совершено, что оно совершено подсудимым и что подсудимый виновен в его совершении. И необходимо убедить в этом суд. Способствуя всестороннему исследованию обстоятельств дела, прокурор обеспечивает законность и обоснованность государственного обвинения. Он поддерживает обвинение лишь в меру его доказанности; помогает суду оценить все как отягчающие, так и смягчающие ответственность обстоятельства. Если же в ходе судебного следствия государственный обвинитель убедится, что исследованные доказательства полностью или хотя бы частично не подтверждают обвинение, предъявленное подсудимому, он полностью или частично отказывается от обвинения. Основная задача прокурора – защита общества, частных и публичных интересов от двух одинаковых опасностей – безнаказанности преступления и осуждения невиновного человека [172. С. 17].   Адвокат, участвуя в любом из видов судопроизводства (гражданском, уголовном, арбитражном), отстаивает частный интерес путем защиты прав и законных интересов клиента (доверителя или подзащитного). «…Защита осуществляется вовсе не для того, чтобы оправдать преступление, исказить обстоятельства и перспективу дела… Как раз наоборот… защита имеет диаметрально противоположную цель: помочь суду всесторонне исследовать обстоятельства дела, осуществить глубокий анализ действительных причин происшествия, объективно оценить ситуацию и справедливо индивидуализировать степень ответственности и вины. А все это охватывается в правосудии понятием истины, во имя которой и ради которой проводится судебный процесс» [104. С. 6-7].   Существенной особенностью процессуального статуса адвоката является его обязанность использовать предоставленные ему процессуальные права в интересах клиента. Задача адвоката – доказать выдвигаемый им тезис (о невиновности подзащитного, о недоказанности виновности, о меньшей степени виновности, чем вменяют органы предварительного расследования; о законности или незаконности сделки, требований истца и т.д.), убедить суд в обоснованности, объективности, истинности своих суждений.   Уголовно-процессуальный кодекс регламентирует: суд при вынесении приговора должен разрешить следующие вопросы: имело ли место деяние, приписываемое подсудимому; содержит ли в себе это деяние состав преступления; совершил ли это деяние подсудимый; подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное деяние. Освещению этих вопросов и должна быть посвящена речь адвоката. При этом он должен действовать только законными методами.   Таким образом, обвинительная речь прокурора и защитительная речь адвоката служат одной цели – выяснению юридической истины, постановлению справедливого, законного судебного решения. В этом ближайшая цель судебной речи. И чем содержательнее речь, чем более глубоко и убедительно проанализированы в ней обстоятельства дела, тем большее влияние оказывает она на выносимое судом решение.   Суд, осуществляя правосудие, не только наказывает преступников, но и всей своей деятельностью учит присутствующих в суде уважать права, честь и достоинство граждан. «Нигде в практической жизни нельзя так хорошо агитировать, как в судебных процессах… Когда выносится то или иное судебное решение, важно не только то, чтобы было правильно по закону, но важно, чтобы окружающая аудитория внутренне согласилась с приговором и сказала бы: правильно суд постановил», – совершенно справедливо говорил в свое время М.И. Калинин. Эта мысль – о правильности судебного решения – выражена в кассационной речи Г.М. Резника по делу Пасько, обвиняемого в шпионаже: «Приговор должен быть таким, чтобы рядовой гражданин, как говорится, средний человек – представитель общества – мог бы, ознакомившись с ним и сопоставив с материалами дела, сказать: приговор не беспочвенный, доказательства вины осужденного имелись» [161. С. 68].   Судебная речь является важным средством пропаганды норм права. Она повышает уровень правовой грамотности граждан, влияет на формирование правосознания слушателей процесса, воспитывает уважительное отношение к закону и правилам общественного порядка. Содействие укреплению законности можно считать конечной целью судоговорения.   Судебная речь прокурора и адвоката – это разновидность публичной речи, которая охватывает довольно разнообразные по цели и содержанию речевые жанры: выступления на собрании, диспуте, митинге, отчетный доклад, научное сообщение, вузовская лекция, монологическая речь в суде и др. Публичная речь носит характер размышлений, сопоставлений; в ней рассматриваются, анализируются и оцениваются различные точки зрения, имеющиеся по данному вопросу, формулируется позиция оратора. Каждая публичная речь имеет целью дать слушателям определенную информацию, объяснить, помочь осмыслить ее и оказать воздействие на слушателей, на формирование их мировоззрения или точки зрения.       Специфической разновидностью публичной речи является судебная монологическая речь, произносимая государственным обвинителем и защитником, представителем истца и ответчика в судебных прениях. В силу ситуативно-тематических факторов она стоит несколько особо: по тематике, а тем более по цели, смысловой направленности она отличается от других жанров публичной речи. Прежде всего судебная речь ограничена сферой употребления: это официальная узкопрофессиональная речь, произносимая только в суде; ее отправителями могут быть только прокурор и адвокат, позиция которых определяется их процессуальным положением.   Каждая публичная речь включает в себя «предмет» и «материал». Предмет – это определенная сторона, часть действительности, которую характеризует оратор, материал – это материалы, дающие основание говорить конкретно об избранном предмете. Предметом судебной речи является то дело, которое рассматривается в уголовном и гражданском процессе. Материал – обстоятельства, связанные с конкретным происшествием, факты, доказательства. Тематика судебной речи строго ограничена материалами рассматриваемого дела, речь отличается большей конкретностью, чем любая другая публичная речь. Важная черта судебной речи – правдивость (или объективность), т.е. полное соответствие объясняемых событий объективной истине. В ней недопустимы преувеличения и вымышленные эпизоды, недопустимые доказательства. Председательствующий в соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ вправе остановить участников судебных прений, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми, например:   «Уважаемые присяжные заседатели! Я еще раз прошу вас объективно оценить все доказательства, не думать о жалости к сидящему на скамье подсудимых человеку. Ну а коли вы будете думать об этом, вспомните дочку погибшего Решина Д., его вдову. У вас есть основания для вынесения справедливого вердикта. В том случае, если вы признаете Самсонова виновным, вы можете (и вам в данном случае помогут ваша мудрость, опыт) решить вопрос о назначении наказания с учетом снисхождения. В данном случае наказание будет существенно мягче; вам об этом расскажет председательствующий. Я человек верующий; помните, что жизнь дарована нам Богом, и никому, кроме него…   Председательствующий:   – Обращаю внимание присяжных заседателей, что последняя реплика прокурора не относится к фактическим обстоятельствам дела».

   Мы сказали, что публичная речь несет слушателям определенную информацию. Судебная речь менее информативна, так как она не содержит новых, неизвестных суду фактов, в ней уже известная из судебного следствия информация рассматривается с точки зрения обвинения и защиты[27].

      Судебная речь – речь полемическая, убеждающая, так как основная функция сторон в судебных прениях – это доказывание, опровержение, убеждение.   Полемика может вестись между процессуальными оппонентами, между адвокатами, защищающими разных подсудимых. Это может быть полемика с экспертом, представившим суду малообоснованные выводы. Убедительную полемику наблюдаем в речах Н.И. Холева, С.А. Андреевского, Н.П. Карабчевского, В.Д. Спасовича, А.И. Урусова, Я.С. Киселева, Н.П. Кана, И.М. Кисенишского.

   Прекрасным примером острой полемики между адвокатами является защита подсудимых А.И. Урусовым, Ф.Н. Плевако и В.Д. Спасовичем в процессе по делу Дмитриевой и Каструбо-Карицкого, где во время предварительного и судебного следствия появилось много противоречий в показаниях подсудимых, вплоть до оговора.

Ораторы глубоко анализировали обстоятельства дела и показания подсудимых и свидетелей, опровергали мнение коллеги, убедительно аргументировали свои мысли и выражали их в экспрессивной форме. «Знакомство с этим процессом следовало бы рекомендовать всем начинающим судебным ораторам: из речей обоих противников (А.И. Урусова и Ф.Н. Плевако. – Н.И.

)они могут увидеть, как в стремлении к тому, что кажется правдой, глубочайшая мысль должна сливаться с простейшим словом, как на суде надо говорить все,что нужно, и только то, чтонужно», – писал А.Ф. Кони. Вспомните, как охарактеризовал особенности судебного красноречия Н.П. Карабчевский.

Приведенный пример является убедительным подтверждением этой характеристики.

   Публичная речь предполагает ответы на вопросы слушателей. В судебной речи эта характеристика отсутствует в силу процессуальных норм. Судебный оратор, ведя полемику с процессуальным противником, обычно предвидит, в чем могут не согласиться с ним, о чем могут его спросить. Он сам формулирует эти вопросы и отвечает на них, например: Мне могут возразить; меня могут спросить; вам, уважаемые присяжные заседатели, могут сказать; со мной могут не согласитьсяи др.   С целью формирования убеждения суда судебные ораторы в гражданском и уголовном процессе производят всесторонний, полный и объективный анализ всех обстоятельств дела и дают им прежде всего правовую оценку. В уголовном процессе действия подсудимого оцениваются с точки зрения права, как предусмотренные определенной статьей УК РФ; оценивают также обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность; раскрывают и оценивают мотивы совершения преступления с целью назначения справедливого наказания.   В гражданском процессе анализируются с правовой точки зрения действия ответчика для признания законности или незаконности оспоримой сделки, для признания нарушенного права подлежащим или не подлежащим восстановлению. Все это служит защите оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, потерпевших от преступлений, а также защите личности от незаконного и необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод. Таким образом, оценочно-правовой характер – важная, самая главная черта судебной речи.    
   Следующая ее черта (особенность) – наличие четырех адресатов. Речь прокурора и адвоката обращена в первую очередь к составу суда. Это главный ее адресат и в уголовном, и в гражданском процессе. Каждое выступление непременно начинается обращением к суду: Уважаемый судья, уважаемые присяжные заседатели.В силу процессуальных норм оратор не может прямо обратиться к присутствующим в зале суда. Но он говорит и для истца и ответчика, и для подсудимого с целью его исправления, и для присутствующих в зале суда граждан с целью предупреждения правонарушений. В советское время, давая характеристику личности подсудимого или раскрывая причины совершения преступления, прокурор и адвокат ставили и разрешали моральные проблемы, тем самым оказывая воспитательное воздействие на присутствующих граждан. Наблюдались такие случаи косвенного обращения к аудитории: Уважаемые судьи//Я говорю это не только для вас/слышит меня и подсудимый/ и присутствующие здесь люди//. Или: Товарищи судьи/разрешите мне обратиться/к присутствующим здесь гражданам//. В воспитательных целях судебный оратор может обратиться к лицу, виновному в совершении преступления:
   «Валентина Радкевич могла бы сказать, что нет такой статьи в законе, которая давала бы право привлечь ее к уголовной ответственности. Да, действительно, такой статьи нет. Но перед своей совестью, перед людьми, с которыми живет, работает мать Евгения, она должна отвечать. К сожалению, ее нет в этом зале. Она, наверное, даже не знает, что ее сын занял место на скамье подсудимых. Откуда ей это знать, если ее вообще не интересует его жизнь, его будущее? И хоть и отсутствует она на суде, я с чувством гнева говорю в ее адрес: здесь судят вас, Валентина Радкевич, ваши поступки, равнодушие и черствость/Знайте, в вашу защиту не поднимется ни один голос и не будет сказано ни единого слова. Вас защищать никто не будет, а на защиту вашего сына встали десятки советских людей»(Г.М.Ш.).   Еще одним адресатом судебной речи является процессуальный противник оратора, какой-либо тезис, доказательства или вывод которого необходимо оспорить:   «Следователь и обвинители, чтобы доказать хулиганский характер ранения Игоря Иванова, ссылались на то, что Иван Далмацкий раньше Иванова не знал, что применение ножа было вероломным и для Иванова неожиданным. А ведь это совсем не так. Приведу дополнительные доказательства» (Н.П. Кан).   В языковом аспекте судебная речь характеризуется сочетанием стандартных и эмоционально-экспрессивных средств выражения, так как ее тематика предполагает употребление четких стандартных юридических формул и терминов; убеждающий же характер делает необходимым использование речевых средств воздействия, что создает экспрессивность. Аргументированная, убедительная, эмоциональная речь, как отмечает Е.А. Матвиенко, помогает присутствующим в зале судебного заседания понять важность соблюдения требований закона и норм морали [142. С. 7].    Что такое судебная речь: монолог или диалог? Этот вопрос поднимался юристами неоднократно. Давайте проанализируем судебную речь как форму стилистического построения и сделаем определенные выводы.       Психологи рассматривают монолог как деятельность нескольких людей, при которой один из них «озвучивает» продукты своей предшествующей речевой деятельности, т.е. придает им форму, в которой они через проговаривание воспринимаются остальными участниками этой деятельности. Монолог в лингвистике определяется на основе лингвистических признаков как особая форма стилистического построения, в которой сплетаются синтаксические особенности письменного и разговорного литературного языка. Монолог (от греч. monos – один + logos – слово, речь = речь одного) – развернутое высказывание одного лица. Это организованная речь, которая требует определенного речевого воспитания и в которой ярко проявляется воздействие. Характерными чертами публичного монолога лингвисты считают преднамеренность воздействия на слушателей и замысел.   Речь участников судебных прений отражает особенности сферы правовых отношений. Обращенная прежде всего к суду и обвинительная, и защитительная речь осуществляется в условиях непосредственного контакта, ориентирована на установление юридической истины и характеризуется наличием замысла, который в каждом случае обусловливается особенностями конкретного уголовного дела.

   В уголовном процессе судебный оратор может определить замысел как доказательство виновности (невиновности) подсудимого, или как переквалификацию преступления, или как установление смягчающих ответственность обстоятельств, или как обоснование недоказанности преступных действий подсудимого.

Нередко замысел судебной речи находит выражение в языковых средствах: Основную свою задачу/я вижу в том/чтобы акцентировать/ваше внимание/на тех смягчающих обстоятельствах/которые имеются по делу/моего подзащитного//.

Еще пример: Как государственный обвинитель, я должен представить вам доказательства виновности Тищенко, убедить вас в обоснованности предъявленного ему обвинения[172. С. 355].

   Сложность освещаемых вопросов не только предполагает развернутое, логичное изложение материалов дела, но и требует, как было сказано, системы убедительных доказательств. Доказательность, аргументированность являются внутренними признаками судебного монолога, вызванными его убеждающим характером, и проявляются в использовании логических доводов, убедительных фактов, а также в определенных языковых формах.   Замысел судебной речи требует таких характеристик, как протяженность речевого отрезка, целенаправленность, композиционная организованность, предметно-смысловая завершенность, т.е. исчерпывающее выражение замысла, которое обеспечивает возможность ответа. Своеобразным ответом на выступления судебных ораторов служит обоснованное, законное судебное решение, в котором аргументированная, убедительная речь находит отражение в квалификации преступления, в определении меры наказания или признании гражданских правоотношений законными (или незаконными).   Обвинительная и защитительная речи, а также речи представителей истца и ответчика в гражданском процессе не зависят друг от друга, они самостоятельны в смысловом отношении. Таким образом, для определения судебной речи как монолога принимается обращенность к адресату с целью воздействовать на него, наличие замысла, предметно-смысловая исчерпанность, самостоятельность.   Чтобы произнести интересную речь, чтобы судьи слушали ее, ораторам надо постоянно чувствовать связь с адресатом, управлять его вниманием.    
   Являясь монологом по форме, судебная речь составляет часть диалога[28], который ведется между прокурором и адвокатом на протяжении всего судебного следствия. Диалог проявляется в исследовании материалов дела с точки зрения обвинения и защиты, с точки зрения представителей истца и ответчика, в заявлении ходатайств. Завершается он в судебных прениях, когда окончательно определяются и аргументируются мнения процессуальных оппонентов. Вся судебная речь развертывается не как монолог, а как диалог с процессуальным противником. Это обусловлено ее назначением. Адвокат, полемизируя с прокурором, отвергает его точку зрения как неправильную или в чем-то соглашается с нею: Как никогда/ сегодня справедливо/подметил/этот вопрос/ государственный обвинитель/и я считаю/совершенно правильно/он просил о том/чтобы действия Крючкова/переквалифицировали на статью 112/часть 1//. Или: Господа присяжные заседатели!Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и в них сознался. О чем тут спорить?(Ф.Н.П.).   Обращенность к суду, обоснование определенной квалификации того или иного обстоятельства делают необходимым воспроизведение и оценку (опровержение или принятие) мнения органов предварительного расследования, подсудимого, потерпевшего, свидетелей и ведут к диалогизации монологической речи, которая понимается как апелляция к суду и воспроизведение чужого мнения в целях доказывания, отражающее особенности устной разговорно-бытовой диалогической речи. Для судоговорения диалогизация является, как уже было сказано, внутренним качеством, связанным с его убеждающим характером. Юристы рассматривают диалогичность как основной признак судебной речи [184].   Оратор строит изложение так, как будто он занимается поисками истины тут же, в судебном процессе. Он видит в судьях не пассивных слушателей, а людей, активно участвующих в осмыслении и оценке информации. Поэтому прокурор и адвокат сознательно воздействуют на судей и присяжных заседателей, организуют процесс восприятия, организуют и направляют внимание суда, стремятся вовлечь его в ход своих рассуждений, заставляют думать, размышлять. Это достигается использованием разнообразных средств. Рассмотрим некоторые из них.    
   Это прежде всего глаголы, обозначающие побуждение к действию: давайте обратимся к, обратите внимание, всмотритесь в, давайте возьмем, вспомните, давайте вспомним, подумайтеи др. Оратор направляет внимание суда на важные, с его точки зрения, вопросы, для того чтобы суд принял по ним правильное решение: обращаю ваше внимание, особо обращаю ваше внимание, я подчеркиваюи др. Этому способствуют чаще всего глагольно-местоименные конструкции, выражающие надежду оратора на то, что суд примет его точку зрения: Я считаю/что суд/правильно отнесется/к показаниям моего подзащитного//.Или: Я полагаю/что вы/уважаемые судьи/должны отнестись критически…//. Или: Я/товарищи судьи/надеюсь/что вы безусловно учтете/мнение…//.Или: Я прошу/данный эпизод/из дела исключить//.Или: Я заявляю/что у обвинительной власти есть все основания утверждать…//. Я уверен.
   Лекторское мыобъединяет оратора и состав суда в процессе поиска истины: мы видим, мы знаем, мы помним, мы исследовалии т.д.   Анализируя доказательства по делу, судебный оратор приводит показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей (одни из них он отвергает, как недостоверные, другие принимает, как имеющие доказательственное значение), тем самым включает разные речевые сферы в официальную речь. Это чаще всего оформляется конструкциями с несобственно-прямой речью:   «Обвиняемый говорит, что он в этот день до 6 часов сидел в мировом съезде, слушая суд и собираясь подать апелляцию» (А.Ф.К.). «Данилов показал, что никогда не знал Попова, никогда не бывал у Феллера, никакого перстня не закладывал…» (М.Ф.Г.).

  • >

Источник: http://TheLib.ru/books/ivakina_nadezhda/osnovy_sudebnogo_krasnorechiya_ritorika_dlya_yuristov_uchebnoe_posobie_2_e_izdanie-read-6.html

Понятие и предмет судебной речи

Понятие и предмет судебной речи

Введение

Понятие судебной речи

Виды судебных речей и их особенности

Предмет, цель и значение судебной речи

Основные качества судебной речи

Заключение

Список литературы

Введение

Судебные речи принято рассматривать как содержание судебных прений – особой части судебного разбирательства, в котором участники уголовного или гражданского процесса подводят итоги не только судебному следствию, но и предварительному расследованию, излагают суду свои предложения по вопросам, подлежащим разрешению в приговоре или судебном решении. Выступления в прениях – важнейшая и необходимая часть судебного процесса, помогающая сторонам активно влиять на его результат, убеждая суд в своей правоте. Судебная речь – одна из самых ответственных из всех речей. Ведь за выступлением судебного оратора часто стоит судьба человека[1]. Успех выступления судебного оратора определяется целенаправленным, настойчивым стремлением совершенствовать себя, учиться искусно владеть словом, так как речевая культура является обязательным элементом культуры судебного процесса. Поэтому понимание сущности судебной речи дает преимущество любому участнику процесса перед неподготовленными лицами.

Понятие судебной речи

Судебная речь, как и речь вообще, имеет несколько значений. Судебная речь может рассматриваться как прикладная дисциплина, разновидность частной риторики[2]. В таком варианте предмет судебной речи – установление научно-достоверных фактов, объясняющих специфику закономерностей существования и функционирования естественного или искусственного языка в структуре коммуникативного акта.

Тем не менее, речь – это, прежде всего выражение мыслей, суждений, эмоций и чувств с помощью слова. Речь может рассматриваться как процесс такого выражения, как действие по произнесению слов (например, прокурор выступил с речью). Речь иногда рассматривают и как продукт психической или физической деятельности человека (“обвинительная речь лежала на столе”).

Речь человека может быть внутренней и внешней, устной и письменной, монологической и диалогической. Публичная речь и её разновидность – судебная речь, всегда внешние, устные, монологические. Публичная речь – это выступление перед публикой, перед аудиторией, судебная же речь – это выступление в суде, перед особой судебной аудиторией.

Судебная речь – это речь официальная и узкопрофессиональная, произносимая только в суде и только теми участниками судебного разбирательства, которым предоставлено право выступления в прениях.

Основными из них являются прокурор (государственный обвинитель) и адвокат (защитник), истец или его представитель, ответчик по гражданскому иску.

При этом каждому судебному оратору важно уметь говорить доступно, грамотно, аргументировано[3].

Формулируя понятие судебной речи, нельзя не обратить внимание на несовершенство тех определений, которые пытаются охватить специфические признаки судебного вступления безотносительно к его содержанию и направленности.

Поэтому общее определение судебной речи должно, во-первых, быть кратким, во-вторых, отражать те существенные свойства, которые присущи любому судебному выступлению.

Судебная речь, таким образом, это обращенное к суду выступление участника уголовного (гражданского) процесса, направленное на обоснование его позиции по рассматриваемому судом делу[4].

Виды судебных речей и их особенности

Для понимания определения судебной речи необходимо установить тот факт, что судебная речь бывает следующих разновидностей:

· речь прокурора по уголовным делам в суде первой инстанции (обвинительная речь);

· речь адвоката по уголовным делам в суде первой инстанции (защитительная речь и речи адвокатов-представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика);

· речь подсудимого в свою защиту (самозащитительная речь);

· речь потерпевшего и его представителя;

· речи гражданского истца и гражданского ответчика или их представителей (в пределах гражданского иска по уголовным делам);

· речи гражданского истца и ответчика, их представителей по гражданским делам;

· речи прокурора и адвоката по гражданским делам в суде первой инстанции;

· речи прокурора и адвоката по уголовным и гражданским делам в суде второй инстанции;

· речи общественных обвинителей и общественных защитников по уголовным делам;

· речи представителей общественных организаций и трудовых коллективов по гражданским делам;

· реплика как особый вид судебной речи.

Следует конкретизировать, что судебная речь прокурора и адвоката – такая разновидность публичной речи, которая охватывает довольно разнообразные по цели и содержанию речевые жанры. Публичная речь носит характер размышлений, сопоставлений; в ней рассматриваются, анализируются и оцениваются различные точки зрения, имеющиеся по данному вопросу, формулируется позиция оратора[5].

Специфической разновидностью публичной речи является судебная монологическая речь, произносимая государственным обвинителем и защитником, представителем истца и ответчика в судебных прениях.

В силу ситуативно-тематических факторов она стоит несколько особо: по тематике, а тем более по цели, смысловой направленности она отличается от других жанров публичной речи.

Прежде всего, судебная речь ограничена сферой употребления: это официальная узкопрофессиональная речь, произносимая только в суде; ее отправителями могут быть только прокурор и адвокат, позиция которых определяется их процессуальным положением.

Судебная речь – речь полемическая, убеждающая, так как основная функция сторон в судебных прениях – это доказывание, опровержение, убеждение[6]. Полемика может вестись между процессуальными оппонентами, между адвокатами, защищающими разных подсудимых. Это может быть полемика с экспертом, представившим суду малообоснованные выводы.

Публичная речь предполагает ответы на вопросы слушателей. В судебной речи эта характеристика отсутствует в силу процессуальных норм. Судебный оратор, ведя полемику с процессуальным противником, обычно предвидит, в чем могут не согласиться с ним, о чем могут его спросить.

С целью формирования убеждения суда судебные ораторы в гражданском и уголовном процессах производят всесторонний, полный и объективный анализ всех обстоятельств дела и дают им, прежде всего правовую оценку.

Например, в уголовном процессе действия подсудимого оцениваются с точки зрения права, как предусмотренные определенной статьей Уголовного кодекса РФ; оценивают также обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность; раскрывают и оценивают мотивы совершения преступления с целью назначения справедливого наказания[7].

В гражданском процессе анализируются с правовой точки зрения действия ответчика для признания законности или незаконности оспоримой сделки, для признания нарушенного права подлежащим или не подлежащим восстановлению.

Все это служит защите оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, потерпевших от преступлений, а также защите личности от незаконного и необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Таким образом, оценочно-правовой характер – важная, самая главная черта судебной речи.

Также необходимо отметить то, что судебная речь является одновременно и диалогом, и монологом. Чтобы произнести интересную речь, чтобы судьи слушали ее, ораторам надо постоянно чувствовать связь с адресатом, управлять его вниманием.

Являясь монологом по форме, судебная речь составляет часть диалога, который ведется между прокурором и адвокатом на протяжении всего судебного следствия.

Диалог проявляется в исследовании материалов дела с точки зрения обвинения и защиты, с точки зрения представителей истца и ответчика, в заявлении ходатайств. Завершается он в судебных прениях, когда окончательно определяются и аргументируются мнения процессуальных оппонентов.

Вся судебная речь развертывается не как монолог, а как диалог с процессуальным противником. Это обусловлено ее назначением. Адвокат, полемизируя с прокурором, отвергает его точку зрения как неправильную или в чем-то соглашается с нею[8].

Обращенность к суду, обоснование определенной квалификации того или иного обстоятельства делают необходимым воспроизведение и оценку (опровержение или принятие) мнения органов предварительного расследования, подсудимого, потерпевшего, свидетелей и ведут к диалогизации монологической речи, которая понимается как апелляция к суду и воспроизведение чужого мнения в целях доказывания, отражающее особенности устной разговорно-бытовой диалогической речи. Для судоговорения диалогизация является, как уже было сказано, внутренним качеством, связанным с его убеждающим характером. Юристы рассматривают диалогичность как основной признак судебной речи.

Монолог в лингвистике определяется на основе лингвистических признаков как особая форма стилистического построения, в которой сплетаются синтаксические особенности письменного и разговорного литературного языка. Монолог (от греч. monos – один + logos – слово, речь = речь одного) – развернутое высказывание одного лица.

Это организованная речь, которая требует определенного речевого воспитания и в которой ярко проявляется воздействие. Характерными чертами публичного монолога лингвисты считают преднамеренность воздействия на слушателей и замысел[9]. Речь участников судебных прений отражает особенности сферы правовых отношений.

Обращенная прежде всего к суду и обвинительная и защитительная речь осуществляется в условиях непосредственного контакта, ориентирована на установление юридической истины и характеризуется наличием замысла, который в каждом случае обусловливается особенностями конкретного уголовного дела.

Обвинительная и защитительная речи, а также речи представителей истца и ответчика в гражданском процессе не зависят друг от друга, они самостоятельны в смысловом отношении[10].

Таким образом, для определения судебной речи как монолога принимается обращенность к адресату с целью воздействовать на него, наличие замысла, предметно-смысловая исчерпанность, самостоятельность.

Источник: https://mirznanii.com/a/30081/ponyatie-i-predmet-sudebnoy-rechi

Понятие судебной речи, ее предмет и цели

Понятие и предмет судебной речи

Тактика речи, ораторские приемы и речевые средства неодинаковы для разных видов публичных речей. Например, судебная речь и политическая речь – это публичная речь. Но судебный оратор и оратор политический действуют по-разному.

Удачные примеры и сравнения, уместные цитаты, ирония и обращение к общечеловеческим ценностям требуют в судебном заседании иной формы, чем перед массовой аудиторией.

Судебное красноречие, основное назначение которого — способствовать установлению истины по делу, имеет свою специфику, которая обусловлена нормами Уголовно-процессуального и Гражданско-процессуального кодексов, предполагает оценочно-правовой характер речи. Эту специфику охарактеризовал еще Н.П.

Карабчевский: “Судебное красноречие — красноречие особого рода. На него нельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебного оратора — деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной и недосягаемой “дамой с повязкой на глазах”. Она слышит и считает удары, которые наносят друг другу противники, угадывает и каким орудием они наносятся”[90].

Следовательно, от юриста требуется не только юридические знания, но и умения по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями процессуального закона; умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения, умение воздействовать на правосознание людей.

Судебное ораторское искусство связано с требованием логичности, убедительности. Доказательность — важнейшая черта рассуждений в судоговорении. Все положения в речи должны быть обоснованы, аргументированы.

Искусство судебного оратора проявляется в умении построить судебную речь так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всего выступления.

В уголовном процессе, например, необходимо полно и объективно анализировать обстоятельства преступления и причины его совершения, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые и процессуальные выводы и убедить в этом судей и аудиторию.

Проявляется искусство судоговорения и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия оратору.

https://www.youtube.com/watch?v=SIuaGtSvSSA

Судебная речь должна быть направлена на обеспечение полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, содействовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора. Основной функцией судебной речи является воздействие.

Различают три вида речевого воздействия – информирование, убеждение и внушение.

Судебный оратор, выступая с судебными речами и желая воздействовать на суд и других участников процесса, широко пользуется указанными видами речевого воздействия.

Информирование, как вид речевого воздействия, заключается в цитировании законов, постановлений Пленума Верховного Суда, разъяснений и толкований их, ссылках на научные труды и т.п.

Убеждение и внушение тесно взаимосвязаны, они дополняют друг друга. Основным видом речевого воздействия является убеждение, которое носит устойчивый характер, обращено к сознанию слушателей и подкреплено аргументами, фактами, доказательствами.

Цель судебной речи заключается в том, чтобы убедить суд и остальную судебную аудиторию, заставить их согласиться с выводами, которые предлагает судебный оратор, и тем самым способствовать правильному формированию внутреннего судейского убеждения, в содействии установлении истины.

Цель судебной речи состоит в том, чтобы способствовать формированию внутреннего убеждения судей, убедительно и аргументированно воздействовать на понимание сути дела присяжными заседателями, а также в формировании понимания действий судебной власти у присутствующих в зале суда граждан.

Предметом судебной речи по уголовному делу является деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной или иной ответственности; фактические обстоятельства рассмотрен­ного гражданского дела.

Материалом для судебной речи служат обстоятельства, связанные с конкретным уголовным или гражданским делом, факты, доказательства.

В юридической практике обычно выделяются различные виды судебных речей, а именно:

-обвинительная речь;

-защитительная речь;

-самозащитительная речь обвиняемого.

Каждый вид судебной речи имеет свое процессуальное и функциональное назначение, отличается особенностями построения и содержания. Подробно мы остановимся на композиционном построении судебной речи в следующей главе пособия.

После произнесенных речей участники судебных прений могут выступить еще по одному разу с репликой по поводу сказанного. Реплика —

это самостоятельная речь, ответ, возражение одного участника судебных прений на заявление другого.

Своеобразным видом судебной речи является напутственное слово председательствующего в суде присяжных. Разработка данного вида судебной речи принадлежит Ф.Н. Кони.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/7_2882_ponyatie-sudebnoy-rechi-ee-predmet-i-tseli.html

Vse-referaty
Добавить комментарий