Роль алхимии в становлении химии

I Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся Старт в науке

Роль алхимии в становлении химии
Ушакова М.О. 11МОУ “СОШ №14” г. Вологда Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке “Файлы работы” в формате PDF

.

Введение………………………………………………………………………………………………………..3

I. Вклад алхимиков.

1.1. Основы алхимии.

1.1.1. Алхимические теории……………………………………………………………………………4

1.1.2. Основные элементы алхимических теорий…………………………………………….5

1.1.3. «Алхимические» элементы……………………………………………………………………6

1.2. Алхимики и их открытия. В хронологическом порядке……………………………..7

1.3. (Ал)химическое оборудование………………………………………………………………..10

Заключение…………………………………………………………………………………………………..10

Список используемых источников и литературы……………………………………………11

Введение.

АЛХИМИЯ (позднелат. alchimia) – применение химии к суеверному исканию философского камня, всеобщего целебного снадобья, и тайны обращения металлов в золото.

Без сомнений, алхимия одна из немногих неофициальных наук, до сих пор волнующая людей.

Возникла в Египте, в III-IV века нашей эры, но особая ее популярность пришлась на позднее Средневековье (Западная Европа, XI-XIV века).

Сотни молодых людей, взволнованные возможностью молниеносно разбогатеть – чего стоит только способ получения благородных металлов из простого железа, – польстились перед этой наукой и начали поиски инвесторов.

Никто не задумывался о невероятной природе научных изысканий молодых дарований – люди все еще верили в магию, что активно поощряла церковь с помощью «охоты на ведьм», – и без сомнений финансировали проекты.

Положительная роль алхимии заключалась в открытии или усовершенствовании способов получения практических ценных продуктов (минеральные и растительные краски, стекла, эмали, металлические сплавы, кислоты, щелочи, соли), а также в разработке некоторых приемов лабораторной техники (перегонка, возгонка и др.).

При написании этого проекта меня преследовала одна цель – показать, что, в стремлении финансового обогащения, люди, движимые целью и не подозревающие о значение своих трудов, способны изменить мир.

Проблема: неправильное восприятие образа алхимика в современном мире.

Актуальность проблемы заключается в том, что во многих художественных произведениях приводится стереотипный, заведомо ложный образ алхимика, не имеющий каких-либо реальных исторических подтверждений.

Цель работы:

1. Выяснить вклад алхимиков в науку химию.

Задачи работы:

  1. Изучить источники, проанализировать собранную информацию и сделать вывод о значении работ алхимиков для химии.

  2. Определить практическую пользу их исследований.

В качестве источников информации был изучен ряд книг, включающий в себя как школьную программу, так и дополнительную естественно-научную литературу. Не стоит и уменьшать вклад всемирной паутины, так как на основе данных, найденных с помощью нее, строится часть текста.

I. Вклад алхимиков.

1.1. Основы алхимии.

1.1.1. Алхимические теории.

Из множества алхимических теорий можно выделить три главные: триаду алхимиков, учение о четырех элементах Аристотеля и ртутно-серную теорию.

Триада алхимиков – это сера, соль и ртуть. Особенностью теории единства серы, ртути и соли являлась идея макро и микрокосмоса. Человек в ней рассматривался как мир в миниатюре, как отражение Космоса со всеми присущими тому качествами. Отсюда и значение элементов: Сера – Дух, Ртуть – Душа, Соль – тело. Таким образом и Космос, и человек состоят из одних и тех же элементов – тела, души и духа.

Одной из основных теорий – теория о четырех элементов. Эта теория была подробна разработана греческими философами, такими как Платон и Аристотель. Согласно учению Платона, Вселенная была создана Демиургом из одухотворенной Первичной материи.

Из нее он создал четыре элемента: огонь, воду, воздух и землю. Аристотель добавил к четырем элементам пятый – квинтэссенцию.

Идея Аристотеля о превращаемости элементов составила как бы теоретическую программу более чем тысячелетнего поиска трансмутации металлов.

Ртутно-серная теория — алхимическая теория, объясняющая происхождение и свойства металлов и обосновывающая возможность их трансмутации; была создана в конце VIII века арабским алхимиком Джабиром ибн Хайяном.

Согласно данной теории, в основе всех металлов лежат два «принципа» — ртуть (философская ртуть) и сера (философская сера). Ртуть является «принципом металличности», сера — «принципом горючести».

Принципы теории, таким образом, выступали как носители определённых химических свойств металлов, установленных в результате экспериментального изучения действия высоких температур на металлы.

Именно эти теории, по сути, и заложили фундамент того что принято называть алхимией.

1.1.2. Основные элементы алхимических теорий.

Нg Ртуть — серебристо-белый тяжелый металл, жидкий при комнатной температуре. Самородная ртуть была известна за 2000 лет до н. э. – еще в XV в. до н. а.

в Египте, Месопотамии, Китае древние ремесленники получали ртуть из киновари. Описал ртуть греческий врач Диоскорид (I в. до н.э.

), получая ее в виде паров при помощи нагрева киновари в железном сосуде с крышкой, которые, которые конденсировались на ее внутренней поверхности.

S Сера – неметалл, представляющий собой хрупкие кристаллы желтого цвета.

Так как сера встречается в природе в самородном состоянии, она была известна человеку уже в глубокой древности. Применение горящей серы для дезинфекции упоминается еще Гомером. Диоскорид сообщает о применении серы в медицине. Примерно половина производимой серы используется в производстве серной кислоты.

1.1.3. «Алхимические» элементы.

Основные «алхимические» элементы, открытые в средние века: As, Sb, Bi, P.

As Мышьяк — нежная тонкая субстанция серного цвета и попадается в виде красного камня. Природа его сходна с природой аурипигмента. Мышьяк бывает двух цветов — белый и красный. Легко возгоняется и может быть выбелен двумя способами — выветриванием и возгонкой.

Известен мышьяк с глубокой древности – в трудах Диоскорида (I век н. э.) упоминается о прокаливании вещества, которое сейчас называют сернистым мышьяком. В 13 в. Альберт фон Больштедт (Альберт Великий) получил металлоподобное вещество, нагревая желтый мышьяк с мылом; возможно, это был первый образец мышьяка в виде простого вещества, полученный искусственно.

Bi Висмут— серебристо-белый металл с розоватым оттенком

В Средневековье висмут часто использовался алхимиками во время опытов.

Его использовали не только в Европе – инки применяли висмут в процессе изготовления холодного оружия, блеск которого был вызван радужным окислением, которое являлось следствием образования на поверхности металла тонкой плёнки оксида висмута. Однако, висмут не был отнесен к самостоятельному элементу, и полагали, что он является разновидностью свинца, сурьмы или олова.

Sb Сурьма — металл серебристо-белого цвета с синеватым оттенком.

Сурьма известна с глубокой древности. В странах Востока она употреблялась примерно за 3000 лет до н. э. для изготовления сосудов. В Древнем Египте уже в 19 в. до н. э. порошок сурьмяного блеск под названием mesten применялся для чернения бровей.

В Древней Греции он был известен как στίμμι и στίβι, отсюда лат. stibium. Около 12—14 вв. н. э. появилось название antimonium. Подробное описание свойств и способов получения сурьмы и её соединений впервые дано алхимиком Василием Валентином в 1604.

P Фосфор — неметалл. Первоначальное название «холодный огонь», более позднее — фосфор, от греческого «phosph6ros» — светоносный.

Хенниг Бранд, искавший «первичную материю», в ряде экспериментов получил фосфор, приняв его за нее и назвал «светоносным». Проведя ряд неудачных экспериментов по получению драгметаллов, решил продать фосфор, но поняв, что не сможет долго хранить в секрете правду о веществе, продал технологию получения Д. Крафту за 200 талеров.

1.2. Алхимики и их открытия. В хронологическом порядке.

Педаний Диоскорид (40-90) — древнегреческий врач, фармаколог и натуралист.

Известен так же получением и описанием ряда веществ, например, известью СаО, получающуюся при обжиге известняка или мрамора, которую с древности применяли после гашения в качестве цементирующего раствора в строительстве. Диоскорид для обозначения оксида кальция вводит понятие, удержавшееся и поныне в строительном деле – негашеная известь.

Окись же цинка так же упоминается в сочинениях Диоскорида. Она является важнейшим для практики соединением этого элемента, особенно широко используемым в производствах резиновом, минеральных красок и керамическом, но потребляемым также в ряде других областей медицине (присыпки и мази), косметике (пудры), как катализатор при синтезе метилового спирта и т. Д.

Диоскорид открыл способ производства свинцовых белил, которые в его времена применялись в лечебной практике и в косметических целях. Метод их производства ученый вывел из взаимодействия свинца и уксусной кислоты.

Зосима Панополитанский (ок. 300 год) — алхимик римской эпохи, трудившийся в Александрии.

Описал некоторые практические приемы: «фиксация», или затвердение, Hg — вероятно, изготовление ртутных амальгам, «тетрасомата»; изложены приёмы имитаций Au и Ag. Описал ряд алхимических приборов, процесс образования ацетата свинца и указал на его сладкий вкус.

Первым упоминает термин «химия» – в понимании «священного тайного искусства». Соответственно Библии, объясняет появление алхимии связью падших ангелов с человеческими девушками, в ответна любовь которых дарили им «тайные знания».

Джабир ибн Хайян (721—815) — знаменитый арабский алхимик, врач и фармацевт. В Средние века был известен под латинизированным именем Гебер.

Среди сочинений Джабира ибн Хайяна наиболее интересна «Книга семидесяти», представляющая собой своего рода энциклопедию, состоящую из 70 глав, посвященных различным теологическим, политическим и естественнонаучным вопросам. В последних главах «Книги семидесяти» он приводит сведения о металлах и минералах.

Джабир ибн Хайян описывает перегонку, возгонку, растворение, кристаллизацию; купоросы, квасцы, щёлочи, нашатырь и др.; излагает способы получения уксусной кислоты, слабого раствора азотной кислоты, свинцовых белил.

Абу Бакр Мухаммад ар-Рази (865 — 925) — персидский учёный-энциклопедист, врач и алхимик.

В «Книге тайн» разбил весь материал алхимии на три основных раздела: Познание вещества, Познание приборов, Познание операций.

Так же именно он впервые в истории химии предпринял попытку классифицировать все известные ему вещества, разделив на три больших класса: землистые (минеральные) вещества, растительные вещества, животные вещества.

Ар-Рази описал и различные химические операции, в частности плавление тел, декантацию, фильтрование, дигерирование (настаивание при повышенной температуре), дистилляцию, сублимацию, амальгамирование, растворение, коагуляцию (сгущение).

Василий Валентин — алхимик, живший в XIV или XV веке; его трактаты получили широкую известность в XVII веке.

Впервые получил соляную кислоту нагреванием поваренной соли с железным купоросом, изучил её действие на металлы. Подробно описал сурьму, способ её получения из сурьмяного блеска и соединения сурьмы.

Описал азотную и серную кислоты, царскую водку, нашатырь, сулему и другие соли ртути, некоторые соединения цинка, олова, свинца, кобальта.

Наблюдал «услащение кислот» — взаимодействие спирта и кислот с образованием эфиров.

Иоганн Рудольф Глаубер (1604 – 1670) – немецкий алхимик, аптекарь и врач.

Глаубер подробно изучил вопрос об образовании и составе солей и кислот, внёс заметный вклад в разработку способов получения целого ряда неорганических веществ. Выделил ряд солей, которые предназначал для использования в качестве лекарственных средств. Впервые описал сырой бензол, полученный разгонкой каменноугольной смолы.

Перегонкой смеси селитры с серной кислотой получил чистую азотную кислоту, а нагреванием поваренной соли с серной кислотой — чистую соляную кислоту и сульфат натрия, называемый глауберовой солью (1648 год). Большое практическое значение получила открытая Глаубером реакция взаимодействия поташа с азотной кислотой с образованием чистой калийной селитры.

Глаубер получил жидкое стекло (метасиликат натрия или калия), изучил и описал соли аммония; обнаружил, что осадок хлорида серебра растворяется в нашатырном спирте, что серебро осаждается из раствора его солей щелочью и карбонатами. Впервые описал получение уксусной кислоты сухой перегонкой растительных веществ.

1.3. (Ал)химическое оборудование.

Мария Профетисса. Изобрела бенмари — водяной бани особой конструкции, используемой в алхимии и химии. Баня позволяла очень медленно нагревать вещества, и сегодня она используется в кулинарии при нагреве соусов.

Также была создателем керокатиса — закрытого сосуда, в котором подвергались воздействию пара тончайшие пластинки различных металлов, и трибикоса — аппарата, напоминающего перегонный.

При помощи этих аппаратов, обладая знаниями о разной температуре кипения различных жидкостей, Мария Профетисса научилась разделять жидкие смеси на отдельные вещества. Это были первые шаги на пути к производству крепкого алкоголя и эссенций.

Абу Бакр Мухаммад ар-Рази.

Среди аппаратов и приборов, описанных в сочинениях Ар-Рази, фигурируют, в частности, кубки, колбы, тазы, стеклянные блюдца для кристаллизации, кувшины, кастрюли, горелки, нефтяные лампы, жаровни и печи (атанор), печи для плавки, напильники, шпатели, ковши, ножницы, молотки, щипцы, песчаные и водяные бани, фильтры из тканей и шерсти, алембики (перегонные кубы), воронки, ступки с пестиками, сита металлические, волосяные и шелковые и другие приборы и принадлежности.

Заключение.

Алхимия, без сомнений, является лженаукой, но тот вклад в науку, который привнесли ее последователи, является фундаментом современной химии.

В результате мне бы хотелось сказать, что среднестатистический член нашего общества имеет совершенно ложное представление об алхимии, представляя себе алхимиков в совершенно несуразных образах, когда как они – такие же люди, как мы, стремящиеся, по сути своей, к земным ценностям.

Источники.

  • Малышкина, В. Занимательная химия / В. Малышкина.
  • Образовательный портал [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа : http://ibrain.kz/, свободный. – страница.
  • Крицман, В. А. Роберт Бойль, Джон Дальтон, Амедео Авогадро / Крицман В.А.
  • Справочник химика 21 [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа : http://chem21.info/, свободный. – страница.
  • Рудзитис, Г. Е. Химия. 8 класс / Рудзитис Г.Е., Ф.Г. Фельдман. – М.: Просвещение, 2011.
  • Рудзитис, Г. Е. Химия. 9 класс / Рудзитис Г.Е., Ф.Г. Фельдман. – М.: Просвещение, 2011.
  • Рудзитис, Г. Е. Химия. 10 класс / Рудзитис Г.Е., Ф.Г. Фельдман. – М.: Просвещение, 2011.
  • Рудзитис, Г.Е. Химия. 11 класс / Рудзитис Г.Е., Ф.Г. Фельдман. – М.: Просвещение, 2011.

Источник: https://school-science.ru/1/13/27564

Роль алхимии в становлении химии

Роль алхимии в становлении химии

Введение.

Понятие «алхимия» было введено арабами. Арабский учёный Х века Аль – Надим пишет, что «люди, занимающиеся алхимией, то есть делающие золото и серебро из других металлов, утверждают, что первым заговорил об их науке Гермес Мудрый».

Папирусы ІІІ века нашей эры, найденные в Фивах и частично написанные по-гречески, подробно излагают методы, использовавшиеся ювелирами для получен

ия сплавов, внешне похожих на золото. Эти тексты, не носят ни какой оккультной окраски, а содержащиеся в них информация представляет собой заурядные технологические секреты производства дешёвой бижутерии. Позднее тексты всё более затемняют методы получения металлов и сплавов, но зато делают больший упор на загадочные теории и прямо говорят о трансмутации.

Вслед за арабскими завоевателями эти знания проникли в Марокко и Испанию, там они перемешались с иудаистским мистицизмом и были переведены на латынь, затем латинские переводы стали, расходится по Европе.

Наиболее известен перевод арабской «Книги композиции алхимии» законченный Робертом из Честера в феврале 1140 года, переводчик знакомит своих читателей с новым разделом науки.

С этого момента алхимия вступила на полосу расцвета, в ХІІІ веке ею занимались такие значительные и высокообразованные учёные, как Альберт Великий, Роджер Бэкон, Арнольд из Виллановы.

Возникнув среди ювелиров и металлургов Древнего Египта, просуществовав свыше тысячи лет, алхимия глубоко укоренилась на земле Западной Европы.

1. Философский камень. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Если главной целью алхимии была трансмутация – превращение низших металлов в золото, – то первым и самым важным шагом на пути к этой цели было получение неуловимого философского камня.

Что это за камень? На этот вопрос нет простого ответа. Согласно одним, философский камень, известный также как «порошок проекции», представляет собой некую субстанцию, создаваемую из огня и воды, для других – незримый дар господа. Французский алхимик ХV века Николас Валуа говорил: «это Камень великих достоинств, он зовётся Камнем, но он – не камень».

Английский алхимик ХVІІ века Филалет несколько более конкретен.

Как пишет он в своём «Путеводителе к Небесному Рубину», этот камень представляет собой «некую небесную, духовную, все проникающую и фиксированную субстанцию, каковая придаёт всем металлам совершенство золота и серебра… Он – благороднейшее из творений, если не считать разумную душу, и он имеет достоинство исцелять любые ущербы живых и металлических тел, приводя их в наилучшее, совершеннейшее расположение».

Рецепты его получения разнообразны и невероятно темны. Но где бы вы его не взяли, философский камень был абсолютно необходим для осуществления трансмутации. Этот чудодейственный порошок, или эликсир, или реактив, мог преобразовать один металл в другой. Щепотка (капля) этого камня позволяла, кому угодно превратить свою оловянную кружку в золотой кубок.

Многие люди тратили на его поиски всю свою жизнь.

Алхимия, известная также среди её мастеров как Великое Искусство, не позволяла отвлекаться ни на что постороннее, она требовала абсолютной преданности делу, неустанной работы и неослабевающего внимания к любым, пусть к самым незначительным, подробностям. Алхимики просиживали с утра до вечера над пыльными фолиантами в попытках расшифровать головоломные тексты и ещё больше – в домашних лабораториях, где они проводили свои бесконечные опыты.

Основополагающая идея философского камня сводилась к тому, что металлы «растут» в земле, на манер растений, хотя и неизмеримо медленнее.

Подобно всем прочим объектам и сущностям, низкие металлы стремятся к совершенству; задача алхимика состоит в том, чтобы очистить эти металлы от низменных свойств, помочь им на пути к высшему состоянию, которое является одновременно и самым «дорогим» состоянием.

Ну а как же всё – таки с золотом? Ходили разные слухи во все времена. Иоганн Баптист Ван – Гельмонт (1577 – 1644) трансмутировал восемь унций ртути в то же количество золота. Успешные трансмутации шли нескончаемым потоком.

Уже в новое время, в 1782 году английский химик Джеймс Прайс, член Королевского Общества, продемонстрировал коллегам два загадочных порошка, которые в смеси с другими ингредиентами давали золото и серебро.

Для получения серебра он взял белый порошок, смешал с ртутью в соотношении один к пятидесяти, добавил буру и селитру и прокалил всё это в тигле, тщательно помешивая железным прутом. Для получения золота он взял красный порошок и повторил ту же процедуру. И тот, и другой металлы оказались настоящими.

Королевское Общество попросило Прайса провести опыты в присутствии опытных наблюдателей – нужно было подтвердить это открытие и сделать его всеобщим достоянием. Прайс согласился, прибыв в назначенное время для демонстрации, он отравил себя синильной кислотой. Проверка показала, что железная мешалка была полая, и Прайс подсыпал через неё в тигель порошок серебра или золота.

2. Эликсир жизни.

Второй по важности целью алхимиков было получение эликсира жизни, таинственного напитка, который мог вернуть человеку бодрость и молодость, и даже обеспечить полное бессмертие.

Нет сомнения, что старые алхимики, чьи дни прошли в трудах и нужде, страстно мечтали найти этот животворящий источник юности, напиток, который оправдает все их бесконечные старания, даст им возможность ещё раз насладится жизнью.

Некоторые из них признавались перед смертью, что смогли раскрыть великую тайну.

Тот факт, что все эти люди умерли, заставляет сильно сомневаться в достоверности их заявлений. Иоганн Тритемий и на смертном одре продолжал диктовать рецепт зелья, гарантирующего идеальное здоровье и несокрушимую память.

Идея эликсира жизни стара, как мир. Древнегреческие боги были бессмертны не по внутренней своей природе, а потому, что пили нектар и вкушали амброзию.

Вполне логично, что алхимики, желавшие очистить металлы от низменных качеств, привести их в высшее, чистейшее состояние, истово верили, что то же самое можно сделать с человеческими телами.

Тут всё дело в очищении и дистилляции – нужно устранять из тела одно не совершенство за другим, одну болезнь за другой, в конце концов, вся его кровь, флегма, желчь, чёрная желчь придут в идеальное равновесие, и оно забудет о былых недугах.

Герхард Дорн писал: если существует одно самое большое начало всех порч и разложений и универсальный источник возрождения, восстановления и животворящих достоинств – кто же тогда, кроме человека, полностью лишённого разума, может усомниться в таком лечении?

Алхимики верили в существование эликсира и по другой, ещё более важной причине: они никак не могли допустить, что бы бог обделил человека, не дал ему того, что есть у низких тварей. «Обратим наш взор к природе, столь замечательной своими чудесами, – писал Арнольд из Виллановы.

– Разве возможно, что бы она отказала человеку, ради которого сотворено всё прочее, в том, что щедро отпущено оленям, и орлам, и змеям, которые каждый год сбрасывают печальные приметы дряхления и возвращают себе радостное сияние молодости? Изо всех этих соображений, очевидно, следует, что никак нельзя считать невозможным, что подобное же чудо может быть отыскано и для человека, ибо человек никак не хуже тварей, которыми он правит». Олени тех далёких дней омолаживались, питаясь гадюками, львы делали тоже самое, пожирая неких питающихся перцем обезьян, некоторые птицы жили до – 600 лет, слоны до – 300 лет, а лошади до – 100.

 Скачать реферат

Источник: http://www.refsru.com/referat-1412-1.html

Выполнила студентка

Роль алхимии в становлении химии

Государственное Образовательное Учреждение

Высшего Профессионального Образования

«Липецкий Государственный Педагогический Университет»

Реферат по концепции современного естествознания на тему: «Роль алхимии в становлении химии».

3 курса гр. БХ – 3.1

Зюзина Ю.

                                   Липецк 2006 г.

Введение.

Понятие «алхимия» было введено арабами. Арабский учёный Х века Аль – Надим пишет, что «люди, занимающиеся алхимией, то есть делающие золото и серебро из других металлов, утверждают, что первым заговорил об их науке Гермес Мудрый».

Папирусы  ІІІ века нашей эры, найденные в Фивах и частично написанные по-гречески, подробно излагают методы, использовавшиеся ювелирами для получения сплавов, внешне похожих на золото.

Эти тексты, не носят ни какой оккультной окраски, а содержащиеся в них информация представляет собой заурядные технологические секреты производства дешёвой бижутерии.

Позднее тексты всё более затемняют методы получения металлов и сплавов, но зато делают больший упор на загадочные теории и прямо говорят о трансмутации.

Вслед за арабскими завоевателями эти знания проникли в Марокко и Испанию, там они перемешались с иудаистским мистицизмом и были переведены на латынь, затем латинские переводы стали, расходится по Европе.

  Наиболее известен перевод арабской «Книги композиции алхимии» законченный Робертом из Честера в феврале 1140 года, переводчик знакомит своих читателей с новым разделом науки.

С этого момента алхимия вступила на полосу расцвета, в ХІІІ веке ею занимались такие значительные и высокообразованные учёные, как Альберт Великий, Роджер Бэкон, Арнольд из Виллановы.

Возникнув среди ювелиров и металлургов Древнего Египта, просуществовав свыше тысячи лет, алхимия глубоко укоренилась на земле Западной Европы.

1.  Философский камень.

Если главной целью алхимии была трансмутация – превращение низших металлов в золото, – то первым и самым важным шагом на пути к этой цели было получение неуловимого философского камня.

Что это за камень? На этот вопрос нет простого ответа. Согласно одним, философский камень, известный также как «порошок проекции», представляет собой некую субстанцию, создаваемую из огня и воды, для других – незримый дар господа. Французский алхимик ХV века Николас Валуа говорил: «это Камень великих достоинств, он зовётся Камнем, но он – не камень».

Английский алхимик ХVІІ века Филалет несколько более конкретен. Как пишет он в своём «Путеводителе к Небесному Рубину», этот камень представляет собой «некую небесную, духовную, все проникающую и фиксированную субстанцию, каковая придаёт всем металлам совершенство золота и серебра… Он – благороднейшее из творений, если не считать разумную душу, и он имеет достоинство исцелять любые ущербы живых и металлических тел, приводя их в наилучшее, совершеннейшее расположение»

Рецепты его получения разнообразны и невероятно темны. Но где бы вы его не взяли, философский камень был абсолютно необходим для осуществления трансмутации. Этот чудодейственный порошок, или эликсир, или реактив, мог преобразовать один металл в другой. Щепотка (капля) этого камня позволяла, кому угодно превратить свою оловянную кружку в золотой кубок.

Многие люди тратили на его поиски всю свою жизнь.

Алхимия, известная также среди её мастеров как Великое Искусство, не позволяла отвлекаться ни на что постороннее, она требовала абсолютной преданности делу, неустанной работы и неослабевающего внимания к любым, пусть к самым незначительным, подробностям. Алхимики просиживали с утра до вечера над пыльными фолиантами в попытках расшифровать головоломные тексты и ещё больше – в домашних лабораториях, где они проводили свои бесконечные опыты.

Основополагающая идея философского камня сводилась к тому, что металлы «растут» в земле, на манер растений, хотя и неизмеримо медленнее.

Подобно всем прочим объектам и сущностям, низкие металлы стремятся к совершенству; задача алхимика состоит в том, чтобы очистить эти металлы от низменных свойств, помочь им на пути к высшему состоянию, которое является одновременно и самым «дорогим» состоянием.

Ну а как же всё – таки с золотом? Ходили разные слухи во все времена. Иоганн Баптист Ван – Гельмонт (1577 – 1644) трансмутировал восемь унций ртути в то же количество золота. Успешные трансмутации шли нескончаемым потоком.

Уже в новое время, в 1782 году английский химик Джеймс Прайс, член Королевского Общества, продемонстрировал коллегам два загадочных порошка, которые в смеси с другими ингредиентами давали золото и серебро.

Для получения серебра он взял белый порошок, смешал с ртутью в соотношении один к пятидесяти, добавил буру и селитру и прокалил всё это в тигле, тщательно помешивая железным прутом. Для получения золота он взял красный порошок и повторил ту же процедуру. И тот, и другой металлы оказались настоящими.

Королевское Общество попросило Прайса провести опыты в присутствии опытных наблюдателей – нужно было подтвердить это открытие и сделать его всеобщим достоянием. Прайс согласился, прибыв в назначенное время для демонстрации, он отравил себя синильной кислотой. Проверка показала, что железная мешалка была полая, и Прайс подсыпал через неё в тигель порошок серебра или золота.

2.  Эликсир жизни.

Второй по важности целью  алхимиков было получение эликсира жизни, таинственного напитка, который мог вернуть человеку бодрость и молодость, и даже обеспечить полное бессмертие.

Нет сомнения, что старые алхимики, чьи дни прошли в трудах и нужде, страстно мечтали найти этот животворящий источник юности, напиток, который оправдает все их бесконечные старания, даст им возможность ещё раз насладится жизнью.

Некоторые из них признавались перед смертью, что смогли раскрыть великую тайну.

Тот факт, что все эти люди умерли, заставляет сильно сомневаться в достоверности их заявлений. Иоганн Тритемий и на смертном одре продолжал диктовать рецепт зелья, гарантирующего идеальное здоровье и несокрушимую память.

Идея эликсира жизни стара, как мир. Древнегреческие боги были бессмертны не по внутренней своей природе, а потому, что пили нектар и вкушали амброзию.

Вполне логично, что алхимики, желавшие очистить металлы от низменных качеств, привести их в высшее, чистейшее состояние, истово верили, что то же самое можно сделать с человеческими телами.

Тут всё дело в очищении и дистилляции – нужно устранять из тела одно не совершенство за другим, одну болезнь за другой, в конце концов, вся его кровь, флегма, желчь, чёрная желчь придут в идеальное равновесие, и оно забудет о былых недугах.

Герхард Дорн писал: если существует одно самое большое начало всех порч и разложений и универсальный источник возрождения, восстановления и животворящих достоинств – кто же тогда, кроме человека, полностью лишённого разума, может усомниться в таком лечении?

Алхимики верили в существование эликсира и по другой, ещё более важной причине: они никак не могли допустить, что бы бог обделил человека, не дал ему того, что есть у низких тварей. «Обратим наш взор к природе, столь замечательной своими чудесами, – писал Арнольд из Виллановы.

– Разве возможно, что бы она отказала человеку, ради которого сотворено всё прочее, в том, что щедро отпущено оленям, и орлам, и змеям, которые каждый год сбрасывают печальные приметы дряхления и возвращают себе радостное сияние молодости? Изо всех этих соображений, очевидно, следует, что никак нельзя считать невозможным, что подобное же чудо может быть отыскано и для человека, ибо человек никак не хуже тварей, которыми он правит». Олени тех далёких дней омолаживались, питаясь гадюками, львы делали тоже самое, пожирая неких питающихся перцем обезьян, некоторые птицы жили до – 600 лет, слоны до – 300 лет, а лошади до – 100.

В античные времена некий Аристей объявил, что нашёл чудесную смесь,  которая преобразует металлы и даёт человеку бессмертие. Он прожил к тому времени уже несколько столетий; жители его родной Сицилии были так этим поражены, что построили храмы Аристея и поклонялись ему как богу.

Алхимический текст, написанный в начале ХΙХ века К. Шмидером, утверждает, что Соломон Трисмозин, маг, живший в ХVΙ веке, проглотил половину грана некоего им самим изготовленного соединения, после чего «его жёлтая морщинистая кожа стала белой и гладкой, его щёки порозовели; седые волосы снова стали чёрными, а в три погибели согнутый позвоночник распрямился».

Дионисий Захарий, автор «Великолепной книги по истинной натуральной философии металлов», даже предлагает рецепт, как использовать щепотку философского камня в качестве лекарства от всех недугов: «Чтобы применить нашего Великого Короля «философский камень» для восстановления здоровья, один гран его должен был взят после получения и залит в серебряном сосуде хорошим белым вином до растворения. Больному человеку нужно дать это выпить, и он исцелится за 1 день, если болезнь продолжалась только один месяц, а если она продолжалась год, он исцелится за 12 дней. Что бы постоянно оставаться здоровым, он должен принимать некоторое количество камня, приготовленного в форме электуария (это тестообразная масса, приготовленная из лекарственного порошка и мёда, либо густого сиропа), в начале каждой осени, а так же весны».

У Х. Зедлера ХVΙΙΙ век описана панацея, являвшаяся просто-напросто многократно дистиллированной водой. Все алхимики рассказывали о своих чудесных открытиях и успехах, особенно силён был по этой части граф Калиостро.

Однажды к нему обратилась стареющая аристократка, отчаянно мечтавшая вернуть себе ушедшую юность.  Калиостро прописал ей 2 капли драгоценного Вина Египта с добавочным указанием принять лекарство не сразу, а когда луна войдёт в последнюю четверть.

До желанного момента оставалось ещё несколько дней, так что пожилая дама заперла флакончик в шкаф, сказав любопытной горничной, что это – просто средство от желудочных колик. И надо же так случится, что той же самой ночью у горничной начались страшные желудочные колики.

Вспомнив о флакончике, она открыла его и проглотила драгоценные капли.

К утру, горничная почувствовала себя значительно лучше. В соответствии со своими обязанностями она пришла в хозяйкину спальню. Хозяйка недоумённо уставилась на горничную и спросила, кто она такая и что ей надо.

–  Кто я такая? – удивилась горничная. – Это я, ваша горничная.

–  Не может быть, – уверенно сказала аристократка. – Моей горничной 50 лет.

Горничная провела рукой по лицу и повернулась к зеркалу. На неё смотрела свежая девица лет 20.

3. Алкагест.

Третьим предметом страстных мечтаний  и неутомимых поисков был алкагест, универсальный растворитель.

В понимании алхимиков всё во Вселенной состоит из первоматерии; при бесконечном дроблении в эту субстанцию превратятся любые объекты и сущности, материальные и нематериальные.

Но её крайне трудно получить и выделить, она не устойчива и не уловима, не заметна не вооружённым глазом. Если предположить, что бесконечное дробление вещества осуществимо, в результате получится некое загадочная жидкость, способная растворять всё, с чем бы она ни соприкоснулась. Трудности обращения с ней очевидны.

Одним из первых исследователей был Парацельс, утверждавший, что алкагест «очень эффективно действует на печень; он поддерживает, укрепляет и сохраняет от болезней находящееся в его досягании…».

В книге «О природе вещей» Парацельс обсуждает эликсир, способный трансмутировать несовершенные металлы; хотя этого и не сказано прямо, создаётся впечатление, что он использовал в своих опытах алкагест.

В начале ХVΙΙ века голландский алхимик Иоганн Баптист Ван – Гельмонт воспринял Парацельсовы намёки как руководство к действию и отправился в поход за алкагестом. В конечном итоге божественное вдохновение помогло ему получить ему не уловимую субстанцию; она растворяла всё, с чем бы ни соприкоснулась, «как тёплая вода растворяет лёд».

Мало того, алкагест оказался самым чудодейственным лекарством изо всех когда – либо известных миру: «это соль, наисовершеннейшая и благословеннейшая изо всех солей; тайны её получения превосходит человеческое разумение, и один лишь господь может открыть её избранным». Круг этих избранных, состоявший из него одного, так и не расширился.

Азартная охота продолжалась ещё почти сотню лет. Алхимики и химики, врачи и маги, знахари и ясновидящие, люди любой профессии и образования стремились поймать неуловимую субстанцию, многие из них объявляли о достигнутом успехе.

Одна из самых серьёзных заявок была сделана Иоганном Рудольфом Глаубером (1604 – 1668), немецким аптекарем из Карлштадта; в действительности он выделил не алкагест, сульфат натрия, получивший название «глауберова соль».

В духе Ван – Гельмонта, Глаубер объявил, что человек, пытающий проникнуть в столь глубокую тайну мироздания, должен понимать, что «подобная работа есть дар божий и не может быть постигнута силами человеческого разума,  пусть и самого проницательного, без милосердной поддержки божественного вдохновения».

Ободряя тех, кто захочет пойти его путём, он выражает уверенность в том, что « в дни последние господь найдёт избранных, перед кем он откроет Сокровищницу Тайн Природы…».

А вот другой алхимик, Иоганн Кункель (1630 – 1702), далеко не был в этом уверен. То ли по природному скептицизму, то ли расстроенный бесплодность собственных поисков, он объявил, что «такой растворитель не существует». Кункель пишет: « Если алкагест растворяет все тела, он растворит и сосуд, в котором находится; если растворяет кремень, он растворит и стеклянную реторту».

Хотя заявление Кункеля и не покончили с поисками совсем, энтузиазма у охотников значительно поубавилось.

Парацельс.

Филипп Ауреол Теофраст фон Гогенгейм известен всем, как Парацельс родился в 1493 году умерший при загадочных обстоятельствах в 1541 году. Он придумал себе это имя позднее, чтобы выразить своё превосходство над знаменитым древнеримским медиком Цельсом.

Его отец был врачом, его мать до замужества возглавляла больницу.

К 16 годам, когда Парацельс бросил Базельский университет, он направился в Спонгеймское аббатство к настоятелю Иоганну Тритемию, чьи химические опыты – поиски философского камня и лекарства от всех болезней – считались в то время самыми передовыми и успешными.

Вскоре Парацельсу надоело и здесь, и следующей остановкой был Тироль, где он многому научился.

Во – первых, он узнал всё о минералах и рудах, о драгоценных камнях и почвах, о драгоценных металлах, эти сведения очень пригодились ему потом, в его химических и астрологических опытах.

Во – вторых он изучал раны, травмы и хронические заболевания шахтёров, при этом он разочаровывался в общепринятых способах лечения.

В 1526 году, по возвращению в Базель, он получил должность городского врача, начал преподавать в университете – и мгновенно восстановил против себя всю профессуру, сперва тем, что читал лекции по-немецки (а не на латыни, как было принято), а затем пренебрежением к стандартным учебным пособиям. Он стал читать лекции, основанные на собственных открытиях и наблюдениях. Вскоре он уехал из этого города.

Научные методы Парацельса, как и значительная часть его философии, поражают своей мудростью и прозорливостью, и в то же самое время он был пламенным сторонником мистических идей и систем, противоречивших не только логике, но и экспериментальным фактам.

«Непоколебимое воображение, есть начало всех магических действий», писал он. Практическое использование воображения убедило Парацельса в возможности многих вещей. Он считал, что можно создать в лаборатории жизнь, и утверждал, что лично добился в этом успеха – изготовил искусственного человека, существо, известное как гомункул.

Ещё он верил в сильное влияние звёзд на тело человека.

«Врач, желающий быть разумным, должен знать устройство Вселенной так же хорошо, как знает он устройство человека… Все влияния, истекающие от Солнца, звёзд и планет, незримо действуют на человека, если эти влияния плохие, то и действуют они плохо».

Согласно Парацельсу, органы человека развиваются под влиянием той или иной планеты или звезды. Сердце, утверждает он, находится в симпатии с Солнцем, а мозг – с Луной. Желчный пузырь испытывает влияние Марса, почки – Венеры, а селезёнка – Сатурна.

Аргументация Парацельса весьма сомнительна, но его предписания чаще всего верны; во времена, когда лечили кровопусканиями, а также лошадиными дозами слабительных и рвотных средств, он начал применять растительные и минеральные лекарства собственного изобретения, использовал опиум, ртуть и серу. Он рекомендовал купаться в природных водоёмах, открывать окна в комнатах, где лежат больные, чтобы впустить туда свежий воздух и солнечный свет, он же первым начал применять при хирургических операциях антисептические меры.

Вопреки всеобщему утверждению, что эпилептики – люди, одержимые дьяволом, он же утверждал, что эпилепсия – это болезнь, пусть даже и странная.

Роберт Фладд.

Одним из самых плодовитых и успешных последователей Парацельса был английский врач и алхимик Роберт Фладд.

Сын сэра Томаса Фладда, военного казначея королевы Елизаветы Ι во Франции и Нидерландах, Фладд родился в 1574 году в городе Мигейт, графство Кент, и получил образование в Оксфорде.

Он изучал медицину, стал членом врачебной коллегии, а затем 6 лет путешествовал по континенту, где и познакомился с трудами Парацельса.

Вернувшись в Лондон, стал практикующим врачом и быстро завоевал популярность, своим мастерством.

Пытаясь раскрыть тайны человеческих болезней, он взялся за алхимию, изучал Каббалу, штудировал древних философов и стал активным членом Ордена Розы и Креста, он так же верил в существование философского камня и эликсира жизни. Для лечения он рекомендовал применение симпатических составов, химических растворов, а иногда и некие «магнетические» препараты.

Фладд был поворотной фигурой в истории естественных наук, медицины и философии. Он умер 8 октября  1637 года в Лондоне.

Александр Сетон.

Алхимическая карьера шотландца Александра Сетона многим обязана кораблекрушению.

В 1601 году живший в маленьком городке недалеко от Эдинбурга, увидел голландский корабль, выброшенный на рифы и готовый пойти на дно. Сетон спас нескольких членов команды и поселил их у себя. Когда моряки оправились, он оплатил им дорогу домой. В благодарность они пригласили его к себе в Голландию.

Находясь в Голландии, Сетон упомянул, что занимается алхимией, в подтверждение он провёл пару трансмутаций. Имя Сетона получило неожиданную популярность, все хотели убедиться в справедливости его притязаний на открытие философского камня.

Сетон отправился в лекционно-демонстрационное турне, в Мюнхене юный курфюрст Саксонский Христиан ΙΙ пригласил его к своему двору, желая посмотреть прогремевшие на всю Европу опыты.

Сетон изготовил золото без сучка и задоринки, и оно прошло самую тщательную и придирчивую проверку.

Курфюрст не удовлетворился, ему захотелось узнать секрет волшебного порошка, но Сетон не раскрыл секрет, и его бросили в тюрьму, где пытали расплавленным свинцом и растягивали на дыбе. Но всё было тщетно, он не рассказал своего секрета.

Тут вмешался польский алхимик Михаил Сендивогий, имевший при дворе влиятельных друзей. Он устроил побег Сетона в обмен на секрет порошка. Даже когда польский алхимик перевёз его в Краков, даже тогда он не раскрыл своего секрета. Через 2 года Сетон умер, оставив Сендивогию в наследство значительное количество порошка.

Михаил Сендивогий умер в Кракове в 1646 году, в возрасте 84 лет, так и не узнав секрета трансмутации волшебного порошка.

Заключение.

Так никто из учёных, пытавшихся найти философский камень, эликсир жизни или алкагест, и не достигли в этом каких либо успехов, но зато почти все внесли свой вклад в химию, медицину, философию.

Список используемой литературы.

1.  Роберт Мазелло «История магии и колдовства».

2.  Б. Д. Стёпин «Книга по химии для домашнего чтения».

3.  Ресурсы интернета сайт http://www.alhimik.ru.

Николай КОПЕРНИК /Mikolaj KOPERNIK, Nicolaus COPERNICUS/(1473, Торунь — 24.5.1543, Фромборк)

Источник: http://www.vevivi.ru/best/Rol-alkhimii-v-stanovlenii-khimii-ref119893.html

Статья: Роль алхимии в становлении химии

Роль алхимии в становлении химии

Государственное Образовательное Учреждение

Высшего Профессионального Образования

«Липецкий Государственный Педагогический Университет»

Реферат по концепции современного естествознания на тему: «Роль алхимии в становлении химии».

Выполнила студентка

3 курса гр. БХ – 3.1

Зюзина Ю.

Липецк 2006 г.

Введение.

Понятие «алхимия» было введено арабами. Арабский учёный Х века Аль – Надим пишет, что «люди, занимающиеся алхимией, то есть делающие золото и серебро из других металлов, утверждают, что первым заговорил об их науке Гермес Мудрый».

Папирусы ІІІ века нашей эры, найденные в Фивах и частично написанные по-гречески, подробно излагают методы, использовавшиеся ювелирами для получения сплавов, внешне похожих на золото.

Эти тексты, не носят ни какой оккультной окраски, а содержащиеся в них информация представляет собой заурядные технологические секреты производства дешёвой бижутерии.

Позднее тексты всё более затемняют методы получения металлов и сплавов, но зато делают больший упор на загадочные теории и прямо говорят о трансмутации.

Вслед за арабскими завоевателями эти знания проникли в Марокко и Испанию, там они перемешались с иудаистским мистицизмом и были переведены на латынь, затем латинские переводы стали, расходится по Европе.

Наиболее известен перевод арабской «Книги композиции алхимии» законченный Робертом из Честера в феврале 1140 года, переводчик знакомит своих читателей с новым разделом науки.

С этого момента алхимия вступила на полосу расцвета, в ХІІІ веке ею занимались такие значительные и высокообразованные учёные, как Альберт Великий, Роджер Бэкон, Арнольд из Виллановы.

Возникнув среди ювелиров и металлургов Древнего Египта, просуществовав свыше тысячи лет, алхимия глубоко укоренилась на земле Западной Европы.

1. Философский камень.

Если главной целью алхимии была трансмутация – превращение низших металлов в золото, — то первым и самым важным шагом на пути к этой цели было получение неуловимого философского камня.

Что это за камень? На этот вопрос нет простого ответа. Согласно одним, философский камень, известный также как «порошок проекции», представляет собой некую субстанцию, создаваемую из огня и воды, для других – незримый дар господа. Французский алхимик ХV века Николас Валуа говорил: «это Камень великих достоинств, он зовётся Камнем, но он – не камень».

Возникновение и сущность алхимии – Часть 2

Роль алхимии в становлении химии

2. Влияние алхимии на становление научной химии

 Главным результатом алхимического периода, помимо накопления значительного запаса знаний о веществе, стало становление эмпирического (опытного) подхода к изучению свойств вещества.

Алхимиками была разработана ртутно-серная теория (теория трёх принципов), призванная обобщить опытные данные.

В целом алхимический период явился совершенно необходимым переходным этапом между натурфилософией и экспериментальным естествознанием [6, c. 99].

Совершенно новое понимание задач алхимии было изложено в трудах основоположников технической химии Ваноччо Бирингуччо (1480-1539) “О пиротехнии” и Георга Бауэра (1494-1555), более известного как Агрикола, “De Re Metallica”. Сочинения этих авторов представляли собой своего рода энциклопедии, посвящённые минералогии, металлургии, горному делу, производству керамики, т.е.

технологическим процессам, предполагающим химические операции с веществами. Характерной особенностью трудов представителей технической химии стало стремление к максимально ясному, полному и достоверному описанию опытных данных и технологических процессов. Именно в поисках способов совершенствования химической технологии Бирингуччо и Агрикола видели задачу алхимии [6, c. 100].

Немецкий врач и алхимик Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, вошедший в историю под псевдонимом Парацельс (1493-1541) стал основоположником другого рационального направления в алхимии – иатрохимии (от греческого ιατροσ – врач).

В теоретическом отношении Парацельс являлся классическим алхимиком – он разделял древнегреческое учение о четырёх элементах-стихиях и арабскую теорию трёх принципов. Парацельс не был чужд мистике – он занимался поисками эликсира жизни и даже утверждал, будто нашёл его; в его сочинениях можно найти подробный рецепт приготовления гомункулуса.

Однако, подобно Авиценне, Парацельс негативно относился к идее трансмутации металлов (не отрицая, впрочем, принципиальной возможности трансмутации). Парацельс утверждал, что задача алхимии – изготовление лекарств: “Химия – один из столпов, на которые должна опираться врачебная наука.

Задача химии вовсе не в том, чтобы делать золото и серебро, а в том, чтобы готовить лекарства”. Медицина Парацельса основывалась на ртутно-серной теории. Он считал, что в здоровом организме три принципа – Ртуть, Сера и Соль – находятся в равновесии; болезнь представляет нарушение равновесия между принципами.

Для восстановления равновесия Парацельс использовал в медицинской практике многие лекарственные препараты минерального происхождения – соединения мышьяка, сурьмы, свинца, ртути и т.п. – в дополнение к традиционным растительным препаратам [6, c. 104].

Вследствие резко усилившихся миграций людей, способствующих распространению инфекционных заболеваний (что усугублялось царящей в средневековой Европе тотальной антисанитарией), борьба с эпидемиями приобрела во времена Парацельса чрезвычайное значение.

Благодаря несомненным успехам, достигнутым Парацельсом в медицине, его взгляды завоевали широкое признание. К представителям иатрохимии (спагирикам, как называли себя последователи Парацельса) можно отнести многих известных алхимиков XVI – XVII веков.

Андреас Либавий (1540-1616) прославился первым в истории учебником химии – “Алхимия”, – вышедшим в 1597 году. Соглашаясь с Парацельсом в том, что главная задача алхимии состоит в служении медицине, Либавий яростно критиковал туманно-мистические элементы в учении Парацельса.

Тем не менее, он считал, что трансмутация возможна, и её осуществление явится венцом науки. Другой видный представитель иатрохимии – итальянский врач Анджело Сала – напротив, отрицал возможность трансмутации металлов: “…

ибо то, что не золото, ни я и никто другой не сможет никогда превратить в золото” [6, c. 105].

Важную роль в развитии рациональной алхимии сыграл Иоганн Рудольф Глаубер (1604-1670), разработавший способы получения целого ряда неорганических веществ.

Другой известный алхимик Отто Тахений (1620-1699) попытался внести изменения в ртутно-серную теорию, утверждая, что все соли образованы двумя принципами – кислотой и щёлочью.

Ещё один представитель иатрохимии Ян Баптист ван Гельмонт (1577-1664) был одним из первых учёных, поставивших вопрос об истинных простых составных частях сложных тел.

Подвергая сомнению аристотелевские стихии и принципы алхимиков на том основании, что их присутствие невозможно обнаружить в составе большинства тел, Ван Гельмонт предлагал считать простыми телами лишь те, которые могут быть выделены при разложении сложных тел.

Так, поскольку при разложении растительных и животных веществ всегда выделялась вода, Ван Гельмонт считал её простым телом и главной составной частью сложных тел. В поисках других простых тел Ван Гельмонт много экспериментировал с металлами. Он доказал, что при растворении серебра в крепкой водке (азотной кислоте) металл лишь меняет форму своего существования и может быть вновь выделен из раствора в том же количестве. Этот опыт интересен и как один из первых примеров количественного исследования явления.

В целом рациональные течения в алхимии – иатрохимия и техническая химия – достигли довольно значительных экспериментальных успехов и заложили основы для научной химии, становление которой начинается в середине XVII века.

Не следует, однако, считать, что появление научной химии автоматически означало конец “классической” алхимии.

Алхимические традиции сохранялись в науке ещё долгое время, и многие выдающиеся естествоиспытатели продолжали считать трансмутацию металлов возможной.

Химия занимает важное место в современной науке, правильность классификации которой не вызывает сомнения ни у кого. Но перенос современной классификации на прошлые эпохи вряд ли оправдан.

В качестве «химических» отраслей знания в эту эпоху историки науки видят химическое ремесло и алхимию, игнорируя при этом принципиально иной тип классификации природознающих наук в средние века, в составе которых химикоподобные знания включены и действуют иначе, нежели химия в составе новой науки.

Именно на этом этапе рассуждений происходит смещение исторического знания, при котором алхимия понимается как химия с большей или меньшей степенью сходства: алхимия – лженаука, алхимия – начальная пора химии, алхимия – сверххимия (у хемооккультистов).

Берут лишь часть алхимии – ее эмпирический фундамент, по видимости совпадающий с химическим ремеслом. Без труда видны впечатляющие совпадения алхимической или химико-ремесленной опытной базы с опытной базой научной химии и научной химической технологии.

Алхимические же теории прямо не совпадают с теориями научной химии. Но их зачастую попросту не учитывают, а заодно приписывают все эмпирическое знание, накопленное к XVII-XVIII векам, химическому ремеслу. В некоторых случаях «делят» и эти достижения между химическим ремеслом и алхимией.

Модернизаторы идут еще дальше, перетолковывая на химический лад всю алхимию вместе с ее теориями, которые можно при большом старании и хорошей фантазии перевести на язык современных теорий. Такой подход наиболее решительно сформулировал выдающийся немецкий химик конца XIX – начала XX столетия Вильгельм Оствальд.

Например: «Мы привыкли теперь свысока, и даже с презрением, смотреть на опытные попытки средневековых ученых осуществить превращения неблагородных металлов в золото и серебро как на какое-то невообразимое заблуждение.

Но на это мы имеем также мало права, как, например, по отношению к современным попыткам искусственного получения белков.

Ведь теоретическая точка зрения того времени была именно такова, что любому веществу подходящими операциями можно придать любое свойство, подобно тому, как теперь мы считаем возможным соединить каждый элемент с каждым из других. Искусственное получение золота для науки того времени было просто технической проблемой, какой для нашего времени является искусственное получение полимеров».

По Оствальду, выходит, что алхимия – та же химия. Получить из несовершенного металла совершенное, но рукотворное золото – все равно, что синтезировать белок. Философский же камень – не что иное, как катализатор [4, c. 93].

Совершенно особый алхимический способ видения вещества и оперирования с ним безвозвратно исчезает.

Эти заблуждения, ставшие в какой-то мере предрассудком, явились лишь следствием крупного методического просчета, суть которого состоит в том, что алхимия рассматривается вне контекста средневековой культуры (и науки), вне специфического средневекового мировоззрения. Но, вырванная из исторического контекста, алхимия перестает быть алхимией, легко становясь тем, что в ней ищут.

Заключение

 Слово Алхимия восходит через арабское к греческому chemeia от cheo – лью, отливаю, что указывает на связь алхимии с искусством плавки и литья металлов.

Важнейшей задачей алхимики считали превращение (трансмутацию) неблагородных металлов в благородные (ценные), в чем собственно и заключалась главная задача химии до 16 столетия.

Эта идея базировалась на представлениях греческой философии о том, что материальный мир состоит из одного или нескольких «первоэлементов», которые при определенных условиях могут переходить друг в друга. Распространение алхимии приходится на 4-16 вв.

, время развития не только «умозрительной» алхимии, но и практической химии. Несомненно, что эти две отрасли знания влияли друг на друга. Знаменитый немецкий химик Либих писал про алхимию, что она «никогда не была ничем иным, как химией».

Таким образом, алхимия относится к современной химии так, как астрология к астрономии. Задачей средневековых алхимиков было приготовление двух таинственных веществ, с помощью которых можно было бы достичь желанного облагораживания (трансмутации) металлов.

Наиболее важный из этих двух препаратов, который должен был обладать свойством превращать в золото не только серебро, но и такие, например, металлы, как свинец, ртуть и т. д., носил название философского камня, красного льва, великого эликсира (от араб. Аль-иксир – философский камень).

Он также именовался философским яйцом, красной тинктурой, панацеей и жизненным эликсиром. Это средство должно было не только облагораживать металлы, но и служить универсальным лекарством; раствор его, так называемый золотой напиток, должен был исцелять все болезни, омолаживать старое тело и удлинять жизнь.

Другое таинственное средство, уже второстепенное по своим свойствам, носившее название белого льва, белой тинктуры, имело способность превращать в серебро все неблагородные металлы.

Список литературы

 1. Рабинович В.Л. Образ мира в зеркале алхимии: от стихий и атомов древних до элементов Бойля. М.: Энергоиздат, 1981. 152 с.

2. Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. – М.: Наука, 1979. 391с.

3. Джуа М. История химии. М.: Мир, 1975. С. 31-61

4. Оствальд Д. Эволюция основных проблем химии. – М.: Высшая школа, 2007. 420с.

5. Фигуровский Н.А. Очерк общей истории химии от древнейших времен до начала XIX века. М. Статут, 2009. 478с.

6. Аверинцев С.С. Алхимия. – М.: Дашков и Ко, 2008. – 442с.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Контрольная работа по КСЕ (Естествознание) РАНХиГС

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Источник: https://magref.ru/vozniknovenie-i-sushhnost-alhimii/2/

Vse-referaty
Добавить комментарий