Сравнительное правоведение XX века

Сравнительное правоведение XX века

Сравнительное правоведение XX века

Если в 1900 г. в континентальной Европе сравнительное право сводилось в основном к сопоставлению французского и германского права, а точнее, Кодекса Наполеона и Германского гражданского уложения, то начиная с 1920 г.

компаративисты континентальной Европы открывают для себя существование английского общего права (CommonLaw).

При этом они обнаруживают особый правовой мир, и котором методы, концепции, подходы и решения конкретных правовых проблем радикально отличаются от романо-германской правовой системы: мир, в котором даже нет разделения права на публичное и частное, а наоборот, есть деление на общее право (CommonLaw) и право справедливости (EquityLaw); мир, где имеется масса юридических терминов, непереводимых непосредственно на романские языки, таких как consideration, trust, specificperformance, estoppel, trespass.

После Октябрьской революции 1917 г. западные юристы долгое время были неспособны осознать самый факт сосуществования двух противоположных социальных и правовых систем. Правда, из этого общего правила были некоторые исключения. Так, Фрейнд в Германии, Ламбер во Франции обратились к изучению советского права.

Были переведены советские кодексы, изданы комментарии и обзоры советского законодательства. Э. Ламбер высоко оценил ГК РСФСР 1922 г. Однако такие голоса звучали редко, и западная правовая наука в целом, по словам М.

Анселя, рассматривала советское право как «преходящую диковину» (curiositepassegere), недостойную серьезного исследования.

Политические, финансовые и социальные трудности европейских государств, мировой экономический кризис и особенно возникновение авторитарных фашистских режимов препятствовали климату международного сотрудничества. Тоталитарные режимы, среди которых наиболее характерными примерами являются немецкий и итальянский фашизм, руководствуются отсталой националистической идеологией.

Годы, предшествовавшие Второй мировой войне, были как никогда неблагоприятными для сравнительного правоведения. «Катаклизм 1939–1945 гг. ознаменовал затмение сравнительного права», – писал М. Ансель.

Полувековое развитие сравнительного правоведения вызвало обильную литературу о его предмете, функциях, возможностях и т.д. Все это нашло суммарное отражение в сборнике статей, посвященных Э. Ламберу.

В качестве авторов сборника выступали все известнейшие компаративисты того времени со своими разнообразными доктринальными конструкциями. Один из авторов сборника Н.

Сугияма в статье «Опыт синтетической концепции сравнительного права» разбил все школы на три направления.

Цель первого направления – установление, сущности права, законов или ритмов его развития. В этом направлении Н. Сугияма выделял четыре школы.

1.Школа этнологической юриспруденции. Подобно сравнительному языкознанию, исследователи этой школы устанавливали историческую общность и связь в развитии права разных народов.

2.Школа группового сравнения, близкая первой.

3.Школа сравнительной философии права. Представители этой школы считали, что установление закономерности развития права и его общих принципов по материалам одной страны если и возможно, то малопродуктивно и малодостоверно.

4.Школа, устанавливающая принципы общего права цивилизо ванных наций.

Цель второго направления, включающего шесть школ, – исследование позитивного права. Первой среди них Н. Сугияма называл школу изучения иностранного права. Он считал, что изучение иностранного права – подготовительная ступень к сравнительному праву. К этому направлению он отнес также школы сравнительной истории права, истории политических учений и др.

Третье направление как бы синтезирует первые два. Его цель – совершенствование позитивного права на основе сравнительного правоведения. «Синтетическое» направление Н. Сугияма делил на две школы.

Одна из них считала необходимым использовать сравнительное изучение права других стран для совершенствования национального права (школа национальной науки сравнительного права) и имела две ветви – абсолютно национальную (Нибуайе) и относительно национальную (Салейль).

Другая школа (универсальной науки сравнительного права) тоже подразделялась на две ветви – абсолютно универсальную (де ла Грассери Консентини) и относительно универсальную (Э. Рабель, Р. Паунд, X. Гаттеридж, Сугияма).

Разумеется, классификация Н. Сугиямы весьма относительна и во многом спорна. Более того, он сам же одних и тех же ученых одновременно причислял к разным школам и направлениям. Но несомненно одно: эта классификация показывает значительное разнообразие теорий и мнений, а также общую тенденцию сравнительного правоведения первой половины XX в.

Об общей направленности сравнительного правоведения того времени М. Ансель писал: «Для людей XX века, стремящихся к социальному прогрессу и освобожденных от парализующей заботы о поддержании догматического юридического мышления, должно быть построено новое общество, создающее и обновленный правопорядок.

Наше положение в некоторых отношениях напоминает положение людей XVI века, выходящих из мрака средневековья на ослепительный свет Возрождения, или людей XVIII века, проникнутых пламенным духом реформы, вдохновляющих век Просвещения.

Первым помог универсализм римского права, вторые искали выход в естественном праве – в нем они пытались найти секрет необходимых нововведений.

Современные юристы могут опереться на сравнительное право, о котором один из наиболее крупных компаративистов начала века – Эдуард Ламбер неоднократно говорил, что для современных людей оно играет такую же роль, какую некогда играло римское право».

Вместе с тем необходимо отметить, что в середине XX в. уже не было эйфории, отличавшей отношение ученых-юристов и практиков к сравнительному правоведению в начале столетия.

Утрачивалась вера в возможность создания общего права, ушли в прошлое попытки дать всеобъемлющую «сравнительную историю права».

Но постоянной оставалась тенденция выйти за пределы национального партикуляризма, чтобы способствовать последовательному сближению национальных правовых систем, в особенности частного права.

2. Сравнительное правоведение во второй половине XX в

Новый этап в развитии сравнительного правоведения наступил после Второй мировой войны. Образование систем социалистического права и правовых систем развивающихся стран потребовало пересмотра устоявшихся концепций юридической компаративистики. Во второй половине XX в.

наука сравнительного правоведения уже не могла опираться исключительно на правовые системы западных стран, она оперировала правовым материалом как однотипных, так и разнотипных правовых систем.

Юридическая компаративистика в известной степени перешагнула границы западноцентризма, повернулась к «юридической периферии».

Послевоенная активизация сравнительно-правовых исследований выразилась в том, что существенно возросло число монографий, учебников по сравнительному праву, сборников национальных докладов к конгрессам, сборников статей, ежегодников и т.д. Возросло также число периодических изданий.

Назовемфранцузскийжурнал «Revue international de droit compare», немецкий «Rabels Zeitschrift furauslandisches imd internationales Privatrecht», американский «The American Journal of Comparative Law», английский «The International and Comparative Law Quarterly», бельгийский «Revue de droit international et de droit compare», мексиканский «Boletin mexicano de derecho comparado» ит.д.

Из монографий наибольшее распространение во Франции получили книги Р. Давида и М. Анселя (Франция), Р. Шлезингера, Дж. Мерримэна (США), К. Цвайгерта и X. Кётца (ФРГ), Р. Сакко, П. Бискаретти ди Руффиа (Италия) и др.

Весьма богатую пищу для размышлений содержат материалы национальных сборников, подготавливаемые и издаваемые к конгрессам Международной академии сравнительного права (МАСП), которые, как уже говорилось, проводятся раз в четыре года.

Они охватывают проблематику почти всех отраслей современной юриспруденции.

В пятнадцати проведенных конгрессах МАСП компаративистами мира было представлено более 600 генеральных докладов и содокладов и подготовлено около 100 сборников национальных докладов.

Сравнительное правоведение второй половины XX в., разумеется, характеризуется не только количественным ростом. В нем происходили существенные изменения, не говоря уже о расширении сферы сравнительно-правовых исследований, обращении к изучению правовых систем социалистических и развивающихся стран.

На смену узким концепциям сравнительного права, ограничивавшимся параллельным сопоставлением различных правовых систем, пришло более широкое понимание, одновременно благородное и претенциозное, – сравнительное право, направленное на взаимопонимание народов и их международное сотрудничество.

Во второй половине XX в. в центре внимания юристов-компаративистов мира находилось три комплекса проблем. Первый – общетеоретические вопросы сравнительного права: предмет, цели, функции, основные аспекты и т.д. Второй – сравнительное исследование основных правовых систем современности.

Третий комплекс проблем связан со сравнительно-правовыми исследованиями в рамках отраслевых юридических наук.

Этим комплексам проблем соответствуют три вида исследований: работы общетеоретического характера, работы, изучающие основные правовые системы современности, наконец, работы, посвященные отраслевому сравнительному правоведению.

Если ранее сравнительное право развивалось преимущественно в сфере гражданского права (такой путь закономерен, поскольку именно здесь сравнительно-правовые исследования больше всего связаны с практическими потребностями), то ныне юристов-компаративистовинтересует и публичное право. Конституционное право стало равноправным объектом сравнительного права. Такое расширение целей и задач современной юридической компаративистики, естественно, отражается и в известной модернизации ее теоретического арсенала.

Источник: https://mirznanii.com/a/35864-3/sravnitelnoe-pravovedenie-xx-veka-3

2. Сравнительное правоведение во второй половине XX в

Сравнительное правоведение XX века

Новый этап в развитии сравнительного правоведения наступил после Второй мировой войны. Образование систем социалистического права и правовых систем развивающихся стран потребовало пересмотра устоявшихся концепций юридической компаративистики. Во второй половине XX в.

наука сравнительного правоведения уже не могла опираться исключительно на правовые системы западных стран, она оперировала правовым материалом как однотипных, так и разнотипных правовых систем.

Юридическая компаративистика в известной степени перешагнула границы западноцентризма, повернулась к «юридической периферии».

Послевоенная активизация сравнительно-правовых исследований выразилась в том, что существенно возросло число монографий, учебников по сравнительному праву, сборников национальных докладов к конгрессам, сборников статей, ежегодников и т.д. Возросло также число периодических изданий.

Назовем французский журнал «Revue international de droit compare», немецкий «Rabels Zeitschrift fur auslandisches imd internationales Privatrecht», американский «The American Journal of Comparative Law», английский «The International and Comparative Law Quarterly», бельгийский «Revue de droit international et de droit compare», мексиканский «Boletin mexicano de derecho comparado» и т.д.

Из монографий наибольшее распространение во Франции получили книги Р. Давида и М. Анселя (Франция), Р. Шлезингера, Дж. Мерримэна (США), К. Цвайгерта и X. Кётца (ФРГ), Р. Сакко, П. Бискаретти ди Руффиа (Италия) и др.

Весьма богатую пищу для размышлений содержат материалы национальных сборников, подготавливаемые и издаваемые к конгрессам Международной академии сравнительного права (МАСП), которые, как уже говорилось, проводятся раз в четыре года.

Они охватывают проблематику почти всех отраслей современной юриспруденции.

В пятнадцати проведенных конгрессах МАСП компаративистами мира было представлено более 600 генеральных докладов и содокладов и подготовлено около 100 сборников национальных докладов.

Сравнительное правоведение второй половины XX в., разумеется, характеризуется не только количественным ростом. В нем происходили существенные изменения, не говоря уже о расширении сферы сравнительно-правовых исследований, обращении к изучению правовых систем социалистических и развивающихся стран.

На смену узким концепциям сравнительного права, ограничивавшимся параллельным сопоставлением различных правовых систем, пришло более широкое понимание, одновременно благородное и претенциозное, – сравнительное право, направленное на взаимопонимание народов и их международное сотрудничество.

Во второй половине XX в. в центре внимания юристов-компаративистов мира находилось три комплекса проблем. Первый – общетеоретические вопросы сравнительного права: предмет, цели, функции, основные аспекты и т.д. Второй – сравнительное исследование основных правовых систем современности.

Третий комплекс проблем связан со сравнительно-правовыми исследованиями в рамках отраслевых юридических наук.

Этим комплексам проблем соответствуют три вида исследований: работы общетеоретического характера, работы, изучающие основные правовые системы современности, наконец, работы, посвященные отраслевому сравнительному правоведению.

Если ранее сравнительное право развивалось преимущественно в сфере гражданского права (такой путь закономерен, поскольку именно здесь сравнительно-правовые исследования больше всего связаны с практическими потребностями), то ныне юристов-компаративистов интересует и публичное право. Конституционное право стало равноправным объектом сравнительного права. Такое расширение целей и задач современной юридической компаративистики, естественно, отражается и в известной модернизации ее теоретического арсенала.

Особенность развития послевоенного сравнительного правоведения состоит в сосуществовании более старых, традиционных идей с более новыми теоретическими конструкциями. Наряду с традиционным нормативным (юридико-догматическим) направлением появляется юридико-социологическое направление.

Если первое направление связано с так называемым сравнительным законодательством – сравнением законодательных источников по конкретным проблемам преимущественно на уровне отраслей права и правовых институтов, т.е. с позитивистским подходом, то второе – с широкой областью социально-правовых исследований, т.е. в основном с функциональным сравнением.

Вместе с тем значительная часть работ юристов-компаративистов мира выдержана в духе «сравнительного законодательства» и относится к внутритиповому, или внутрисемейному, сравнению, т.е. к сравнению в рамках англосаксонской и романо-германской правовых семей. Значительно беднее ситуация в сфере функционального сравнения в социологических сравнительно-правовых исследованиях.

Характерной чертой современной юридической компаративистики является разрыв между чисто нормативным направлением и исследованием юридико-социологических проблем сравнительного права.

В целом современное сравнительное правоведение представляет собой достаточно сложное переплетение юридико-догматических и социологических подходов.

В 80-90-е годы в науке сравнительного правоведения наблюдался своеобразный кризис, связанный с разрывом поколений. Научная карьера юристов-компаративистов старшего поколения приближалась к концу, а молодые компаративисты себя еще ни в чем не проявили.

В работах молодого поколения отсутствовали какие-либо принципиально новые идеи и концепции. Оказалось и несколько размытым само понятие сравнительного правоведения.

В некоторых журналах, имеющих опорное значение для данного направления, наряду со статьями сравнительно-правового плана можно встретить и работы, никак не связанные с задачами компаративистики в ее точном понимании.

Послевоенная активизация сравнительного правоведения в значительной мере связана с появлением «критической теории компаративизма», которая ставила перед собой задачу положить конец многолетней дискуссии о том, что же такое сравнительное право. Критическая теория сравнительного права представлена работами X. Гат-териджа, Р. Гревсона и А. Хэмсона в Англии, Р. Давида во Франции, Т. Аскарелли в Италии.

Сторонники критической теории констатировали, что попытка выработать приемлемую для всех формулу сравнительного права окончилась неудачей и длительные методологические споры о сущности и функциях сравнительного права и его соотношении с другими науками лишь основательно запутали реальную ситуацию.

Основная причина такого положения, по мнению американского компаративиста М. Рейнстайна, состоит в отсутсткии ясности в понимании предмета и задачи сравнительного права. А другой американский компаративист – Дж.

Мерримен выход из сложившейся ситуации видит в создании «новой концепции сравнительного права».

Представители критической теории рассматривали сравнительное правоведение исключительно как метод, применяемый во всех отраслях юридической науки.

Вместе с тем они выдвигали такое множество действительно необходимых для успешного применения сравнительного метода предварительных условий, что это требовало как специализации исследователя, так и специфической направленности самого исследования. Более того, Р.

Давид справедливо подчеркивает самостоятельность и независимость основных правовых систем современности, к изучению которых следует подходить под их собственным углом зрения. Это в принципе правильная постановка вопроса, но можно ли ее реализовать путем использования одного частного метода? Скорее это задача целой науки, как справедливо считают сторонники другой позиции: М. Ансель, Л.-Ж.

Константинеско, М. Рейнстайн, Дж. Мерримэн, Дж. Холл, Р. Родьер, К. Цвайгерт. Сравнительное право, по мнению американского компаративиста Дж. Холла, от простого указания на норму иностранного кодекса или иностранное судебное решение доходит до развернутых синтезированных конструкций; он убежден, что сравнительное право является общественной наукой в истинном смысле этого слова.

Весьма симптоматична характеристика сравнительного правоведения 60-х годов, данная пуэрториканским юристом Я. Майдой, который, на наш взгляд, выявил и четко определил реальный парадокс юридической компаративистики. Он считает, что среди негативных аспектов сравнительного правоведения наиболее важны следующие:

широкое использование неточных и просто ложных концепций;

вера в философские доктрины, которые бесполезны для практических целей на эмпирико-научном уровне;

3) увлечение исследованиями, не являющимися компаративистскими в собственном плане;

4) в связи с отсутствием эмпирико-научной методологии наличие (за некоторыми исключениями) у сравнительного права описательной позиции, чрезмерно догматической и преимущественно исторической ориентации.

Эта характеристика во многом справедлива. По признанию некоторых ученых-юристов, рассматриваемая область правоведения превратилась в «исчерпанную научную традицию», истощилась в бесконечных «микросравнениях».

Особо показательно в этом отношении состояние сравнительного правоведения в англосаксонских странах, где компаративисты не проявляют большого интереса к теории сравнительного правоведения. Иногда отказ от обсуждения проблем методологии возводится в принцип.

Однако определенная методологическая бедность теории юридической компаративистики не исключает определенной модернизации методологического арсенала сравнительного правоведения. Это проявляется в постепенном отказе от полного противопоставления «нормативного» сравнения и «функционального», сопровождаемом усилением внимания к социологическим аспектам сравнительно-правовых исследований.

В начале 70-х годов вопрос о применении конкретно-социологических методов в сравнительном праве привлек большое внимание компаративистов мира. Отмечалась необходимость внедрения методов и данных социологии права в сравнительно-правовые исследования.

Однако и в этом вопросе можно встретиться с большим разнообразием мнений. Так, одни авторы настаивают на сближении сравнительного права с социологией права, связывая с ним успешное развитие этой науки (М. Рейнстайн, У. Дробниг, Д. Мартини).

Социологическая ориентация сравнительного права позволит, по их мнению, выйти за рамки чисто «догматического сравнительного законодательства» и вовлечь в сферу сравнительных исследований, наряду с нормами, и иные аспекты права (правоприменения).

Другие авторы, наоборот, скептически относятся к юридико-социологической ориентации сравнительного права (М. Ансель, Р. Давид).

Таким образом, сравнительное правоведение к последней четверти XX в. стало широкой, разветвленной, далеко не единой областью правовых исследований, ведущихся в самых разных частях нашей планеты.

309535 право правоведение юридическая компаративистика

Источник: https://pravo.bobrodobro.ru/110828

Развитие сравнительного правоведения в XX веке

Сравнительное правоведение XX века

Особенности сравнительного правоведения в США и Англии

Английский профессор Н.Браун связывает возникновение интереса к сравнительному праву в Англии с двумя основными событиями:

– с исследованиями Ч.Дарвина о происхождении видов и со сравнительными исследованиями в области анатомии, философии и религии;

– с расширением Британской империи.

Развития сравнительных исследований требовали также коммерческие и иные деловые связи с другими странами, объем которых постоянно возрастал.

Это ставило английских юристов перед необходимостью изучать зарубежное торговое право. В 1859 г. вышел в свет труд профессора А.

Леви «Международное торговое право», в котором проводился сравнительный анализ английского торгового права с торговым правом 28 зарубежных стран.

Тем не менее, развитие сравнительного права шло весьма медленно, и английские авторы полагают, что в современном смысле этого понятия оно стало здесь известно не ранее второй половины 19 века.

Сравнительно-исторические исследования в английской юриспруденции теснейшим образом были связаны с характерными чертами английского общего права как права, исторически выработанного судебной практикой. Историзм есть существенный элемент общей культуры Общего права.

Английские юристы всегда подчеркивали историческую преемственность, свойственную развитию общего права и определяемую ходом общественного развития страны.

Историзм в английском правовом мышлении тесно переплетен также с эмпиризмом, с «антитеоретичностью» для него характерно то, что можно назвать условно «эмпирическим бытием» в отличие от характерного для немецкого правового мышления «долженствования».

В 1900 г. в Париже состоялся I Международный Конгресс сравнительного права. Такое событие имело в истории сравнительного права особое значение:

– во-первых, потому что именно на этом конгрессе были поставлены многие фундаментальные проблемы этой отрасли знания;

– во-вторых, конгресс позволил придать дискуссии о сравнительном праве некоторые общие исходные представления о нем.

В конгрессе приняли участие ведущие компаративисты мира. Один из основных организаторов конгресса – Раймон Салейль преследовал две цели:

– Первая – сопоставить с помощью национальных докладов решения ряда юридических проблем в различных правовых системах (таких проблем было выбрано девять).

– Вторую цель была призвана осуществить особая первая секция конгресса, где рассматривались методологические проблемы сравнительного правоведения.

В своем докладе Салейль говорил о необходимости четкой дефиниции предмета сравнительного права и применяемых им способов научного анализа.

По его мнению, до этих пор ученые занимались лишь изучение иностранного права либо этнологическим, социологическим и историческим сравнением.

Теперь настала пора добавить «сравнение, основанное исключительно на юридической точке зрения, и желаемый результат будет достигнут».

В выступлениях участников I Международного конгресса сравнительного права были сформулированы основные понятия и категории сравнительного правоведения, созданы основные его конструкции, выделены цели, задачи, поставлены вопросы о предмете и методе, проявлена известная оригинальность теоретической мысли.

Конгресс имел большой резонанс в юридическом мире. Он вызвал широкий обмен мнениями о предмете, функциях и целях сравнительного права. Классический спор: «Что такое сравнительное правоведение?» – стал одним из центральных вопросов конгресса.

Конгресс активно поддержал точку зрения, что сравнительное правоведение является самостоятельной отраслью юридической науки. Этот тезис поддерживается главным образом французской школой сравнительного права, представленной Э.

Ламбером, Р.Салейлем, А. Леви-Ульманом.

В противовес французской школе немецкая и английская доктрины утверждали, что сравнительное правоведение не наука, а лишь метод, применяемый в различной степени ко всем отраслям юридической науки. Единственный представитель англосаксонских стран на конгрессе Ф. Полок заявил, что «сравнительное право является не наукой, а лишь введением в сравнительный метод в праве».

Сравнительное правоведение (компаративистика) – достаточно новое направление в юридической науке, сложившееся в к. XIX – н. XX вв. Условно выделяют четыре стадии развития современного сравнительного правоведения, причем внимание акцентируется не столько на хронологическом аспекте, сколько на содержании этих стадий.

Отличительная особенность первой стадии, которая хронологически определяется второй половиной XIX – началом XX в.

, состоит в том, что именно в это время получили широкое распространение идеи французских юристов-ученых Эдуарда Ламбера и Раймона Салейля о т.н.

«всеобщем праве», послужившие своеобразным импульсом для «международной кодификации права».

Вторая стадия, охватывающая собой 20-40 гг. 20 столетия, характеризуется как стадия развития и довольно широкого распространения среди ученых-компаративистов мнения о том, что сравнительное правоведение – не отдельная наука, не самостоятельная отрасль знаний, а лишь особый, сравнительно-правовой метод исследования.

Характерной особенностью третьей стадии развития современного сравнительного правоведения (конец 40-конец 50 гг.

) является то, что в это время предпринимаются попытки исследования его в практическом плане, как «инструмента» для решения практических задач, и одновременно уделяется повышенное внимание сравнительно-правовому образованию, в особенности в Европе и в США.

Четвертая стадия, начавшаяся в н.60-х гг., отличается тем, что напрямую ассоциируется с целенаправленной разработкой компаративистами разных стран, и в первую очередь Рене Давидом, доктрины «великих систем» – правовых семей.

Начало третьего тысячелетия унаследовало от предшествующей эпохи старые проблемы и создало новые. Правоведение как одна из основ гуманитарного знания в последние годы пребывает в состоянии кризиса (и в России, и в меньшей степени на Западе).

Кризис этот внешне выражается в нескольких формах.

В отечественной правовой науке утеряны идейные ориентиры и рассыпался в прах «государственный нормативизм», возродились концепции, считавшиеся давно устаревшими, и, наоборот, активно формируются новые научные направления и школы.

Юридическая мысль Запада, все еще основанная на идеях евроцентризма, также не смогла дать адекватные ответы на запросы времени.

Кроме того, значимую роль играет различное правопонимание, уникальное в рамках отдельных цивилизаций. Сравнительное правоведение практически не исследовало этот ракурс типологии правовых систем, что обедняет наши знания об особом месте права в том или ином регионе. Необходим длительный диалог между различными правовыми культурами и типами мышления, а не назидательный диалог.

Контрольные вопросы:

1. Какова специфика развития сравнительно-правовых идей в античности и средневековье?

2. В чем особенность историко-философского подхода к развитию идей сравнительного правоведения в Германии в XIX.?

3. Какие задачи ставили перед собой члены Общества сравнительного законодательства?

4. Какова главная идея «наднационального права», согласно представлениям Р. Салейля?

5. Каковы основные этапы и их характерные черты в сравнительном правоведении XX в.?

Список рекомендуемой литературы:

Основная:

1. Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. – М.: ООО «Городец-издат», 2002, с. 61-152.

2. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебник / Под ред. В.А. Туманова. – М.: Юристъ, 2003, с. 55-94.

Дополнительная:

Аннерс Э. История европейского права. М., 1994.

Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994.

Богдановская И.Ю. Сравнительное правоведение: начало века // Ежегодник сравнительного правоведения. 2001 год. М., 2002.

Топорнин Б.Н. Европейское право. М., 1998.

Черноков А.Э. Будущность права (Футурологические заметки) //Актуальные проблемы теории права. Вып. 1-2. – СПб.: Санкт-Петербургский институт права, 2002.

Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху постмодерна. – СПб.: ИВЭСЭП Знание 2002.

Тема 3:

Классификация основных правовых систем современности

Приступая к изучению данной темы, прежде всего следует обратить внимание на правообразующую деятельность современного государства, которая проявляется в следующем:

– государство обладает суверенитетом в правовой сфере и только оно принимает и применяет нормативные акты;

– государство предопределяет нормативное содержание права, оно выступает в роли арбитра между различными социальными слоями и делает существующие правила обязательными;

– государство строит систему законодательства, устанавливает порядок правотворчества и создаёт идеологическую защиту права;

– государство обеспечивает действие нормативных актов и соблюдение режима законности;

– государство вводит и использует различные правовые режимы, отвечающие интересам общества;

– государство проводит курс на сближение национальных правовых систем.

По степени структурированности можно выделить следующие правовые образования:

– Правовая семья.

– Национальная правовая система и система национального законодательства.

– Отрасли законодательства.

– Правовые массивы межгосударственных объединений (Европейское право).

– Международное право.

Перейти к содержимому

Источник: http://5rik.ru/best/best-98685.php

Сравнительное правоведение как наука

Сравнительное правоведение XX века

  • Возможность правового регулирования социальных отношений и разрешение противоречия между естественным правом и государством.
  • Наличие специальных юридических гарантий, закреплённых в конституции и других правовых актах.
  • Обеспечение стабильности и организованности внутрисистемных общественных связей и охрана целостности социального механизма.
  • Нормативное обобщение и гарантирование доминирующих начал человеческой цивилизации – свободы человека, упорядоченность и справедливость социальных отношений и стабильность общества.
  • Активное воздействие на формирование субъективных установок людей.
  • Защита правовыми средствами культурных достижений общества.

     2. Критерии классификации правовых систем.

    Понятие правовой семьи.

    Раскрыть следующие понятия: правовая семья; правовой стиль; правовая традиция.

    Для уяснения места той или иной правовой системы в развитии цивилизации крайне важной является типология правовых систем и ее критерии.

    Первичный элемент подобной классификации – национальная правовая система – конкретно-историческая совокупность источников права, механизмов правового воздействия, юридической практики и господствующей правовой идеологии, сформировавшейся в пределах юрисдикционной территории государства. 

    Каждая национальная правовая система уникальна. Тем не менее все существующие системы можно свести к нескольким большим группам, называемым в компаративистике правовыми семьями. Они представляют собой совокупность национальных правовых систем, объединенных общностью исторического развития, структуры, источников ведущих отраслей и правовых институтов, правоприменения, понятийно-категориального аппарата юридической науки

    На вопрос о том, по каким критериям следует классифицировать правовые системы современности, компаративисты отвечают по-разному.

    Одни исследователи предлагают единственный критерий для классификации правовых систем, другие – несколько общих признаков или критериев.

    По вопросу о том, какие факты должны влиять на классификацию правовых систем, одни авторы считают, что имеют значение лишь объективные факты; другие – что должны браться и объективные и субъективные факторы, т.е. формальное и живое право.

    Р. Давид классифицирует правовые системы в зависимости от идеологии и юридической техники.

    Согласно утверждению известных компаративистов Цвайгерта и Кетца «в сравнительно-правовом исследовании надо стремиться к тому, чтобынаучить распознавать правовые стили и определять правовые семьи и входящие в них отдельные правопорядки в соответствии с индивидуализированными элементами стиля, другими факторами, отражающими стилевые особенности правовой семьи или правопорядка». 

    Они вводят следующие критерии: -происхождение и эволюция правовой системы, -своеобразие юридического мышления, -специфика правовых институтов, -природа источников права, -идеология. 

    Все эти критерии исследователи объединили в особое понятие, именуемое «правовой стиль».

    Известный исследователь А. Саидов также предложил собственную типологию. Она основана на особенностях исторического генезиса той или иной правовой семьи, роли системы, источников права и на особенностях структуры правовой системы.

    Чернооков А. выделяет смешанные правовые системы (Нидерланды, ЮАР) и предлагает собственное представление о типологии правовых систем, основанное на цивилизационном подходе.

    Согласно американской теории правовые системы классифицируются на трех уровнях и по разным критериям. На первом уровне макроклассификации по критерию религиозной ориентации религиозные правовые семьи отграничиваются от нерелигиозных.

    На втором уровне макроклассификации нерелигиозные правовые системы по критерию правопонимания и роли права в обществе подразделяются на две основные правовые традиции – западную и внезападную. На уровне микроклассификации западная правовая традиция (т.е. западное право) в свою очередь делится на три правовые семьи.

    В данном аспекте классификации правовых систем понятие «правовая семья» отличается от понятия «правовая традиция». Правовая семья понимается как совокупность национальных правовых систем, выделенная на основе общности их различных признаков и черт.

    В свою очередь, правовая традиция – это совокупность глубоко укоренившихся в сознании людей и исторически обусловленные представлений о роли права в обществе, природе права и политической идеологии, а также об организации и функционировании правовой системы. 

    Под западной правовой традицией (или западным правом) понимается та, которая построена на следующих четырех фундаментах:- она берет начало из римского частного права и сохраняет его сильное влияние;- в ней проявляется также сильное влияние канонического права;- она имеет высокий уровень правовой культуры, основанный на принципах легализма и пуританизма;- придерживается общего понятия правового государства, сформированного под влиянием философии естественного права.

    Одной из родовых особенностей западной правовой традиции является ее специфическая правовая культура. Западная правовая культура измеряется объективными критериями. Она складывается из следующих 12 признаков:

    – прозрачность законодательного процесса;- гласность судебного процесса;- неприкосновенность частного договора от вмешательства со стороны государства;- оперативное опубликование всех нормативных актов (как законов, так и подзаконных актов);

    – стабильность и предсказуемость законов (закон, который часто меняется, не достоин даже той бумаги, на которой написан);

    – юридическая грамотность населения (кто не знает своих прав, тот их не имеет);- законопослушность населения (во всех делах гражданин должен вести себя в рамках закона);- признание роли юриста как гаранта принципа верховенства закона в обществе (в данной правовой культуре юрист считается наилучшим другом человека);- стабильность и правопреемство решений государственных органов и ведомств;- непоколебимое уважение контракта сторонами;- полное доверие гражданина к правовым структурам и готовность обращаться к юридической процедуре в личных и деловых отношениях;- свобода информации (т.е. предоставление гражданам общего доступа к правовой информации).Создание соответствующей законодательной базы для процветания свободы информации требует принятия трех законов, а именно:- закона о свободе информации;- закона об открытых совещаниях органов исполнительной власти;- закона об открытых слушаниях тех государственных органов, которые уполномочены принимать разные регламентарные решения.

    Западная правовая традиция также немыслима без института правового государства (верховенства права). Понимание правового государства в западном праве измеряется объективными критериями, среди которых можно назвать следующие:

    – политический плюрализм;- равенство граждан перед законом; – республиканское правление или конституционная монархия;- разделение властей;- неотчуждаемость основных прав человека- выборность основных государственных органов на основе альтернативности и честности выборов (для честных выборов неважно, кто голосует, важно, кто считает);- конституционализм (т.е. наличие механизма конституционного надзора над законами парламента и указами президента);- верховенство закона;- примат закона парламента над указами президента;- независимость судебной власти от политических властей;- неприкосновенность частной собственности (здесь речь идет не об абсолютном праве собственности, а о минимальном неотъемлемом праве собственности0;- свобода предпринимательства;- свобода договора;- минимальное вмешательство государства в рыночные отношения;- свобода граждан.В западной правовой традиции понятие «свобода граждан» включает 5 видов свободы:- свободу слова;- свободу выбора места жительства;- неприкосновенность личности гражданина и его жилища;- свободу передвижения;- свободу вероисповедания.

    По мнению Ю.А. Тихомирова, сравнительно-правовой анализ нельзя ограничивать нормами и институтами, поскольку их внешнее сходство и различие заманчивы лишь для поверхностного взгляда.

    Мировоззренческий источник кроется в природе и уровне правосознания, образах права, в нравственно-религиозных представлениях.

     Исследования показали значение этих вопросов, и их надо учитывать при оценке влияний “внешних” иностранных концепций и теорий на сознание и правовое поведение граждан другого государства. Именно правовые семьи являются хранилищем таких идей, взглядов и ценностей

    Продолжая развивать свою концепцию, он полагает целесообразным видоизменить некоторые понятия в рамках сравнительного правоведения.

    Сохраняя в качестве базового объекта понятие “правовая система», во-первых, отказаться от отождествления ее с понятием “правовая семья”, имеющим устойчивые историко-культурологические корни.

    Во-вторых, расширить круг объектов изучения за счет отнесения к ним четырех видов макроправовых систем:

    – национальной правовой системы, – правовой семьи, – правовой системы межгосударственных объединений,- системы международного права. 

    Происходит смена векторов притяжения – наряду с “парными” сравнениями возрастает роль “многочленных сравнений“. В таком виде можно вести речь о современной правовой карте мира, где видны границы и пересечения систем.

    Долгие годы исследователи в рамках сравнительного правоведения обходили вниманием вопрос об интересах. Создавалось впечатление о достаточности абстрактного изучения нормативно-правовых массивов и институтов, хотя практические курсы действий государств во внутренней и внешней политике служили его реальной пружиной. Вот почему следует ввести в оборот такие понятая, как “всеобщий интерес” – универсальный интерес в масштабе мирового сообщества, “общий интерес” – в отраслях и сферах совместной деятельности государств, “национальный интерес”, отражающий государственный суверенитет стран. Соотношение этих интересов, их сочетание, согласование или противоборство служит движущим фактором реальных изменений правовых систем и их связей между собой.

  • Источник: https://topuch.ru/sravnitelenoe-pravovedenie-kak-nauka/index3.html

    ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

    Источник: https://helpiks.org/9-41189.html

    Vse-referaty
    Добавить комментарий